Обновление пароля

 > Журнал > Блоги > Персональные записи > Продолжение "Мамаша напрокат"

Продолжение "Мамаша напрокат"

29.07.2014 15:45     Просмотров: 453     Комментариев: 4     

-          Марика,  - от этого голоса ее уже тошнило, - у тебя все готово?

-          Да.

 

 

Через несколько дней, расфуфыренные дальше некуда, мы входили в просторный и светлый зал. На столах стояли легкие закуски и шампанское. Толкалось огромное количество женщин и девушек всех мастей. Гораздо меньше было мужчин.

-          Добро пожаловать!, - поприветствовала нас симпатичная девушка – администратор, - проходите, чувствуйте себя как дома. Если что-то нужно, обращайтесь ко мне. Меня зовут Марика.

Мы начали осваиваться. Играла негромкая музыка, несколько пар танцевало. Обстановка достаточно приятная. Но что-то не давало мне покоя. Дискомфорт. Такое чувство, будто за мной наблюдают. Ирка рванула в сторону женихов, мы с Виткой решили выпить. Зря приехали что ли…

 

-          Мне нужна вот эта!, - с трудом выговорил турок, - хочу ее!

-          Зачем она тебе, Али?, - не согласился с ним мужчина европейской наружности, - для гарема или в бордель?

-          Не твое дело!, - обозлился Али

-          Как раз мое. Мне нужна такая девушка. Посмотри на ее бедра!

-          Смотрю. Потому и хочу ее. У нас таких любят.

-          Не ссорьтесь, - решил предотвратить скандал Генасик, - сначала ее нужно проверить! А потом, кто больше заплатит, тот и заберет.

 

 

Вопреки ожиданиям, вечер прошел впустую. Жениха Ирке добыть не удалось, правда Марика обещала позвонить, если кто-то заинтересуется нашей подругой.  Уж и не знаю, чем ей помочь… От невеселых мыслей меня отвлекли туристы. Сегодня мы работали в усилении, то есть с другим отделом. Старшего инспектора группы, к которой нас прикрепили, я лично терпеть не могла. Хам, грубиян, да и жирный к тому же. К моей стойке подвели безутешно плачущую бабушку. В дутом пальто года этак шестидесятого.

-          Не плачьте, женщина, - решила я помочь ей, - что случилось?

-          У меня дочь в Италию уехала, родила там,  - прорыдала бабуся, - а теперь умирает! Еду, везу ей деньги. Дочушка моя!..

-          Не переживайте, может еще все будет хорошо! Сколько у Вас денег?

Бабушка протянула мне декларацию. Сумма вдвое превышала норму.

-          Разрешение банка у Вас есть?

-          Какое разрешение, детка, - всхлипнула бабушка, - у меня ребенок там погибает…

Поймите меня правильно. Я очень редко нарушаю должностную инструкцию. Ведь за это могут посадить. Никогда не делала этого за деньги. Раньше не позволяли гордость и воспитание, сейчас просто отпала необходимость в деньгах. Если бы на месте бабушки был кто-то другой, я бы ни секунды не колебаясь отправила отдавать деньги провожающим. Такое горе не сыграешь, да и здоровьем детей не шутят. Я взяла декларацию и хотела, выкинув ее потихоньку, пропустить бабушку вместе с деньгами. Только нужно ее предупредить, чтобы никому не говорила, сколько у нее валюты.

В этот момент до моей стойки, отдуваясь, добежал старший инспектор. Тот самый, про которого я говорила. Выхватив у меня из рук бумагу, он впился в нее глазами и пропыхтел:

-          Пусть идет получает разрешение

-          Но у нее до вылета времени всего-ничего, - возразила я

-          Тогда пусть отдает провожающим, меня ничего не е…т!,- заорал он, - и вообще, может она на себе припрятала сумму вдвое больше, чем тут накорябала. Сходите с ней на беседу в КЛД.

Бабушка разрыдалась так, что у меня чуть не остановилось сердце. Уволюсь!

Моя напарница взяла старушку под локоть и сказала:

-          Пойдемте.

Когда мы отошли подальше от старшего, тихонько прибавила:

-          Я вам скажу куда положить деньги, мы туда заглядывать не имеем права., прошептала она в самое ухо, - козел все –таки этот Олег, - громко добавила Яна.

Бабуська быстро перепрятала бумажки. На пороге комнаты личного досмотра я, зазевавшись, запнулась за порог и прикусила язык. Да так сильно, что из глаз полились слезы.

-          Не плачь, дочка, это ж твоя работа, - попыталась успокоить меня старушка.

Я хотела было объяснить, но рот из-за языка наполнился слюной, словно у собаки Павлова.

-          Я теперь знаю, что и таможне есть люди!, - продолжила бабушка.  

 

-          Я всех проверил, Марика, отправляем девочек послезавтра.

-          Хорошо, Генасик,  визы уже есть?

-          Я же сказал, послезавтра отправляем. Разве я бы сказал так, если бы виз не было?

 

 

Через неделю выяснилось, что Витка пропала. Не смейтесь. Ее нигде не было! Ни дома, ни на работе, ни на даче, нигде. Я пыталась звонить на мобильный, но никто не брал трубку. Я начала волноваться. С родителями у моей подруги отношения давно разладились, кроме того, сейчас они переехали жить на свежий воздух, в деревню и кроме меня, побеспокоиться о Вике некому. Разве что Саше. Но ему в этой жизни по-моему все по фигу, кроме футбола. Уже три дня прошло с начала поисков, я возвращалась домой, тянула пакет с едой и размышляла, что бы еще предпринять. Ясно одно, в милицию идти не стоит. Не так давно в моей жизни произошли некоторые события. В критический момент, я обратилась в органы. Меня послали! Даже не вежливо, а напрямую.

Я открыла дверь подъезда, поднялась на один пролет, нажала кнопку вызова лифта. Было слышно как кабина спускается откуда-то сверху. Дверцы разъехались, я приготовилась шагнуть внутрь и заорала. Прямо на меня из кабины выпал труп. Я машинально посторонилась и тело шмякнулось рядом. Я продолжала орать выпучив глаза, что есть мочи. Вдруг труп шевельнулся и застонал. Мгновенно взяв себя в руки, я склонилась над девушкой.

-          Я вызову скорую! Секунду, - почему-то прошептала я, - не умирай!

Девушка разлепила запекшиеся губы:

-          Не надо…, - чуть слышно прохрипела она, - не надо скорую…

Я в растерянности склонилась над ней. Вдруг в потерпевшей я узнала … Марику! Ту самую девушку – администратора, принимавшую нас на приеме в брачном агентстве.

-          Ножом… ударил, - продолжала хрипеть она, - здесь …больно…

Я отвела ее руку от груди и увидела  кровь на светлой ткани. Сориентировалась я быстро. Когда-то в школе получила «пару» за контрольную по биологии. На вопрос: «что нужно делать при проникающем ранении в плевральную полость?», я ничтоже сумняшеся ответила: «промыть рану спиртом, обеспечить больному покой, хорошее питание и прогулки на свежем воздухе. Вызвать скорую». Знаете, что такое эта самая полость? Место, где-то рядом с легкими, куда ни в коем случае не должен попадать воздух.

Сообразив, что это и есть такое ранение, я оторвала от пакета  кусок, расстегнула пальто и разорвала кофту. Не так уж это и легко! Нашарив рану, я приложила кусок пакета и плотно прижала.

Странно, что на мой ор не выскочила консьержка. Я второй рукой набрала номер врача Павла, что штопал мою ногу.

 

Марика собиралась выйти за продуктами. Оделась, и тут в дверь позвонили. Она открыла и замерла на пороге. В квартиру вдвинулся бугай двух метров росту, захлопнул за собой дверь.

-          Здравствуй, Марика!

-          Мы  знакомы?, - постаралась не потерять самообладание девушка.

-          Лучше, чем ты думаешь, - усмехнулся он, - так и будешь гостя на пороге держать?

-          Я Вас не приглашала!

-          Это точно, меня не приглашают, я сам прихожу, - процедил он и достал откуда – то нож, - поговорим, киска?

У Марики все внутри похолодело. Парень надвигался на нее, и когда она уперлась спиной в стену, заорал:

-          Колись, сука, куда дела Наташку?

-          К-какую Наташку?

Парень проорал в ответ, и Марика с ужасом осознала, что случилось.

-          Я ничего не знаю!, - в отчаянии крикнула она, - это…это Генасик всем занимался!

-          Скажешь как его найти, оставлю в живых.

Марика назвала адрес и почувствовала как клинок входит в ее тело. Оседая на пол, она прошептала:

-          Вы же обещали…

-          Обманывал, - зло ухмыльнулся парень, - как вы  Натку обманули. Мразь!

Он пнул ее ногой. Потерю сознания принял за смерть. Все-таки он не профессиональный киллер. Ушел. Марика из последних сил доползла до двери.

 

-          Что ж поздравляю Вас, Светлана., - вымолвил доктор, - судя по всему, Вы опять вляпались в неприятности. Не переживайте, Павлу ничего не скажу.

Марика с бледным лицом и тугой повязкой на груди лежала на диване в гостиной. Глядя на нее трудно было поверить, что перед Вами не труп: заострившийся нос, желтые круги вокруг глаз, четко обрисованные носогубные складки. Доктор правда заверил, что все обойдется. Во-первых, нож как-то удачно вошел, во-вторых, я вовремя ее нашла и совершенно правильно поступила.

Спустя час Марика очнулась. Поинтересовалась, откуда я знаю ее имя. Услышав ответ, посерела и закрыла глаза.

-          Тебе плохо?, - заволновалась я, -позвонить доктору?

-          Не нужно, - слабым голосом ответила она мне, - спасибо тебе, что спасла.

Я попросила ее полежать спокойно, а сама принялась названивать, разыскивая Витку. Ни один звонок не дал результата…

-          Ты ищешь подругу, - Марика вновь открыла глаза

-          Не разговаривай, тебе нельзя. А ищу – да подругу. Уже неделю как пропала, - я заплакала от отчаянья.

-          Я могу помочь, наверное, - прошептала Марика, - я все тебе расскажу. Ты меня возненавидишь… Так мне и надо!

Я с удивлением покосилась на девушку. Скажите пожалуйста, ранили в грудь, а повредилась голова.

-          Пообещай постараться понять меня, - попросила Марика, - ну?

Полушепотом, прерываясь и отдыхая после каждого предложения, она начала свое повествование.

 

-          Опять пропало две девушки после посещения брачного агентства, - орал полковник на подчиненных, наливаясь нездоровой краснотой, - теперь две сразу!!! А вы спите, никто не работает.

ОН орал не потому, что действительно думал так, а от бессилья. Все заходы оказывались непродуктивными. Они так и не смогли установить адрес проклятого агентства. Каждая встреча с девушками производилась в новом месте. Всплывало одно имя – Марика. Ни фамилии, ни адреса…

 

 

 

-          Я попала в агентство как все: пришла искать себе мужа, - рассказывала Марика,-  Мне позвонили на следующий день и велели собираться в дорогу – я понравилась одному бизнесмену из Турции. В аэропорту я встретилась с двумя такими же дурочками. Уже в самолете я поняла куда вляпалась. У меня отобрали паспорт. В Турцию нас привезли работать в борделе. Я так рыдала… И наш провожатый Геннадий Исаевич  предложил мне другую работу: вербовать девушек.

Меня вернули в страну. Если бы я обратилась   в милицию, они сразу бы узнали. Мне платили хорошие деньги. Да и работа не сложная.

-          Как же девушки оказывались в Турции?, - спросила я холодея и надеясь, что все это не касается моей Викульки.

-          Не только в Турции. Не перебивай меня. Расскажу до конца – ты все поймешь. Когда устраивался кастинг, через отверстия в стенах (они делались накануне), клиенты рассматривали девушек и выбирали понравившуюся. Потом она проходила проверку на наличие родственников, и ее покупали. Кто больше заплатит… Насколько мне известно, девушек отправляли в Турцию в тайные гаремы, Германию и Нидерланды в бордели. Следующая партия – суррогатные матери. Их содержат кажется в Амстердаме. Если клиенты оставались недовольны барышнями, ну те отказывались принимать огромное количество клиентов, или исполнять их извращенные фантазии или другое что-то… Словом, таких отправляли на органы

-          Что – что?

-          За таких клиентам возвращались деньги. Их держали в отдельном месте. Когда требовался какой-то орган для пересадки, убивали подходящую по анализам барышню и забирали у нее. Есть подпольная клиника, где – не знаю.  Чаще всего нужны почки. Они дороже всего. Желающих много, доноров мало… Так Генасик возвращал свои деньги.

В той партии, где твоя подруга непонятно как очутилась сестра нового русского. Он нанял бандюка, чтобы тот выяснил где она. Он вышел на меня и всадил нож в грудь. Я дала ему адрес Геннасика.

Мне становилось все хуже и хуже, по мере приближения ее рассказа к концу:

-          С гаремами и борделями мне все ясно. Поясни по суррогатных матерей.

-          Про них знаю меньше всего, - вздохнула Марика, -  За границей, знаешь какие очереди на усыновление! А так, вроде как у семейной пары ребеночек рождается. За девять месяцев делают заказ, потом женщина прикидывается беременной, а потом получают ребенка. И еще как-то проворачивают такое для однополых пар. В некоторых странах разрешили однополые браки, но детей усыновлять запрещают. Суррогатная же мать носит такого ребенка, потом ему выправляют документы и он – родственник одного члена из такой семьи. Родители его погибли (по документам), и его не усыновляют, а опекают. До совершеннолетия.

-          А как же женщин уговаривают родить?, - недоумевала я.

Марика посмотрела на меня как на умалишенную:

-          Никто их не уговаривает, оплодотворяют как коров. Вкалывают лекарство и пока они без сознания все делают. Мне кажется это похоже на зачатие в пробирке. Впрочем, может я и не права. Не знаю.

-          А после того как они родят, куда их девают?

-          На органы…

Я помертвела.

-          Как узнать куда отправили мою подругу?

-          Это только у Геннасика, но его наверно уже нет в живых.

-          Говори адрес, быстро!

-          Но это может быть опасно.

-          Плевать, говори!

 

Вы можете удивиться, почему я так озаботилась Виткиным отсутствием. Не родственница, скажете, нужны тебе, Света, проблемы.  Поясняю. Когда я училась в институте и наша семья, равно как и Викина, переживала финансовый кризис, я заболела. Дело было зимой, ходил грипп. Заразный – страх, да еще и чреватый жутчайшими осложнениями. Температура то поднималась до сорока одного, то падала до тридцати пяти. Мама рыдала рядом со мной, потому что у нас не было денег даже лимонов купить. В школе, где мама работала, никто не мог дать в долг – все точно такие же…

Ни один из моих закадычных друзей - одногруппников не зашел меня навестить.  Вечером второго дня я думала отдам концы. Лежала и бредила. Вдруг в дверь позвонили. На пороге стояла Виктория, замерзшая, в поношенном, тоненьком не по сезону пальтишке, с красным носом. В руке у нее был пакет с лимонами и лекарствами. Мама, провожая ее ко мне в комнату, спросила, где Вика взяла деньги, нельзя ли там же одолжить. Ее семья, как я уже говорила, тоже ела вымя с луком. Никогда не пробовали? И не начинайте! Так вот, Витка понизив голос, чтобы я не слышала ответила – два дня не обедала и ходила на работу пешком. Живем мы на левом берегу, на окраине, а работала она тогда в самом центре. Пешком переть километров двенадцать – тринадцать, все время вверх. Напомню, была зима.

С тех пор прошло много времени. Все изменилось. Кроме одного: я никогда не забуду этих лекарств и лимона. Никогда.

 

-          Товарищ полковник!, - лейтенант не мог скрыть радости, - нашли владельца этого агентства. Геннадий Исаевич Пархоменко.

-          Молодцы!, - одобрил полковник, - рысью к нему и допросить как следует.

-          Не получится, - скис оперативник

-          Что значит не получится, - начало звереть начальство, - дать тебе в помощь кого-то?

-          Разве что Господа Бога, - мрачно ответствовал лейтенант, - наш фигурант мертв. Сегодня ездили на труп.

-          В компьютер заглядывали? Записную книжку, блокнот – осмотрели?

-          Осмотрели… По компьютеру и поняли, что он владелец, а еще там обнаружили вот что…

 

Геннасик обитал на другом конце города. Я мчалась, нарушая все правила. Как у меня не забрали права – не знаю. Отчего так торопилась – непонятно. Если киллер знал адрес, Геннасик уже мертв. А вдруг он как Марика только ранен? Впрочем, если так, добью гада!

Дом выглядел очень респектабельно. На первом этаже, в холле за столом дежурила  симпатичная бабуська:

-          Вы к кому?, - строго спросила она

-          В сорок четвертую, - улыбнулась я стражу, - к Геннадию Исаевичу.

-          У него прям аншлаг севодни, - осчастливила меня бабка, - столько гостев! Не иначе день рождения.

Наоборот, поминки, подумалось мне. Я застыла с ногой занесенной над ступенькой:

-          А что, гости до сих пор у него, много их?

-          А ты, голубка, на свиданку, штоль к ему идешь?, - прищурилась сплетница, - шагай милая. Ушли все ужо. С полчаса как выдвинулись.

Вместе с адресом Марика выдала мне ключи от квартиры мерзавца. Я открыла дверь и вошла. В коридоре, богато отделанном разными породами дерева, было пусто. Царил относительный порядок.  Труп хозяина обнаружился в гостиной. Геннасик лежал в луже крови, запрокинув голову и по йоговски вывернув ноги. Из груди торчала рукоятка ножа. Мне стало дурно.  Я почувствовала как внутри спорят кто важнее  овсянка и сыр, съеденные утром. Пересилив себя, приблизилась к Геннасику. Вдруг вопреки всему он жив? Что там надо делать? Вроде зеркальце к губам  поднести. На шее пульс прощупать. Огромное зеркало я приперла из ванной, совершенно позабыв, что в сумочке у меня лежит маленькое. Пульс пощупала везде. Ни одно из моих бестолковых действий не дало результата. Геннасик отдал концы окончательно – уже был холодный. Как айсберг в океане…

Наверно нужно вызвать милицию. Хотя, Геннасику уже ничего не повредит, подождет. А вот мне наверняка не дадут покопаться в его компе. Я ринулась вглубь квартиры. Найти компьютер. Вот он. Судя по всему, очень дорогая игрушка. Экран замерцал, появилось изображение голой красотки. Папка «агентство». Как все просто. Ни тебе паролей, ни других папок. Только игры и значок «интернет эксплорера». Папка содержала всего три файла: «Мадамы», «Мамы», «Орган».

Дрожащими руками – а если кто-то уже вызвал ментов?, - я нажимала кнопки. Список женских имен: «Таня Д, Лика М, Наталья К, и т. д. », я опускалась вниз. О! «Вика Д.» - она! На всякий случай я зашла в другой файл: «Нина К., Оксана П., Вика Д.». Опять! Третий файл тоже содержал имя и первую букву фамилии моей подруги. Раздумывать мне было некогда. Я схватила первую попавшуюся дискету и скопировала на нее все данные. Выскочила из квартиры и помчалась к консьержке.

-          Бабушка!, - заорала я старательно изображая ужас, - вызывайте милицию. Геннадия Исаевича убили!

Бабулька сначала окаменела, а потом схватила трубку телефона.

 

 

Марика лежала и думала убили ли Геннасика. На душе было отвратительно. Вот и соскочила, подумалось ей. Лучше бы и ее порешил этот бандюк…Она вдруг почувствовала отвращение к самой себе.

 

Я не стала дожидаться приезда доблестных органов. Пока глуховатая старушка эмоционально кричала в телефонную трубку, ушла. Ничего посещение квартиры Геннасика мне не дало.

Марика лежала с лицом по цвету, напоминающим асфальт. С трудом поборов желание немедленно удушить ее, разбудила. Рассказала про смерть ее патрона. Она отреагировала неадекватно: «так ему и надо, надеюсь он умер в мученьях».

-          Ты знаешь, - поделилась она,  просмотрев все списки, - мне кажется твоя подруга в суррогатках.

-          Это почему?, - пробурчала я

-          У нее бедра такие… подходящие… для родов. Из-за нее еще спор был, мне Геннасик рассказывал. Только кому она досталась, я не знаю. Впрочем, я чушь говорю… Ее и в гарем могли купить. Турки любят фигуристых.

Я горестно вздохнула… Уже второй раз нашим с Виткой жизням угрожает опасность из-за ее задней части. В прошлый раз бедра Виктории чуть не стоили нам жизни и опять! Найду – посажу на диету, отправлю на пластическую операцию!

-          Про Турцию я могу все узнать, - задумчиво продолжила Марика, - их там Азиз встречает, я его хорошо знаю. Ездила отдыхать и закрутила с ним роман. Если там ее нет, то надо искать в Амстердаме.

-          Ты же говорила еще в Германию отправляют

-          В этот раз немцев среди клиентов не было.

-          Звони своему Азизу! Как бы мою несчастную подругу не отправили на органы!

-          Кстати, девушек, что предназначены на органы, содержат в Дортмунде, я подслушала…, - Марика потянулась к сумочке взять записную книжку, но тут телефон ожил сам.

-          Алле, - рявкнула я в трубку, - ну?

-          Доча, - озадаченно спросила бабушка, - ты здорова?

-          Здорова, а ты?

-          А я нет, - зачастила она, - под лопаткой ноет, наверно воспаление легких, пойду завтра сделаю рентген. К окулисту записалась, может посоветует повторную операцию. А еще! Мне тетя Зина с четвертого этажа отдала лекарства, что остались от ее умершего мужа

-          А зачем они тебе, он же от водянки умер!

-          Так пить стану! Вот ты не знаешь от чего кавинтон?

-          Без понятия….

-          А что такое «на добу». Это до еды или после?

-          Это в сутки, все равно когда.

-          Ага…Ну пока, - бабушка отключилась.

Все лечится.

Азиза не оказалось на месте, я в мрачнейшем настроении начала собираться на работу.

 

 

Ира горестно вздыхала. С этим замужеством она растеряет своих подруг! После кастинга в агентстве ни Света, ни Вика ей не звонят. Обиделись наверно, что она за весь вечер ни подошла. Она же не виновата в том, что ко всем претендентам были огромные очереди…

Она переоделась в симпатичный домашний костюм абрикосового цвета, поправила прическу. Нужно всегда быть при полном параде – мало ли кто позвонит в дверь…

 

Вечерний рейс из Москвы получился несерьезным. Пассажиров – раз, два и обчелся. Практически последними вышли две молодящиеся особы предпенсионного возраста. Они обратились к инспектору напротив меня. Я машинально наблюдала за процедурой оформления. Кстати инспектор этот весьма и весьма колоритная личность. Чего только стоит фамилия – Тумбочка! А, каково? Даже кликухи не пришлось придумывать, все просто называют Николая Евдокимовича по фамилии. Внешне он тоже напоминает тумбочку – невысокого роста, кряжистый, с седой шевелюрой. Инспектор Тумбочка дорабатывал последние годы перед пенсией, и кроме фамилии славился тем, что умудрялся взять пошлину там, где ее не могло быть по определению. Слегка скрипучим и как всегда ехидным голосом он поинтересовался у дам:

-          Из Москвы? Туристки значится, какова цель визита?

Одна из престарелых барышень кокетливо хихикнула и интимно понизив голос произнесла с придыханием:

-          Мышку поскрести, - имея ввиду, очевидно, встречи с любовником.

Понижение тона сыграло с туристкой злую шутку, инспектор Тумбочка был ко всему прочему слегка туговат на ухо. Послышалось Николаю Евдокимовичу «Мышку скрестить». Он недоуменно пожал плечами и спросил:

-          Это надо было для этого в такую даль переться? В Москве что, самцов нет?

Барышня снова кокетливо хихикнула, и продолжила гнуть свою линию:

-          Есть, но не такие как надо!

-          Ладно, - вздохнул Тумбочка, - показывайте свою мышку!

-          Что, - изумилась любительница секса, - прямо здесь?!

-          А где Вы хотели?, - отозвался Тумбочка и ехидно добавил, - в отдельном кабинете? Сейчас подойдет ветеринар и все сделает.

-          А при чем тут ветеринар, - не поняла туристка.

-          Как же без него? Он у нас первый человек по этим делам!, - пояснил Тумбочка, - не мне же Вашу мышку осматривать! Буду я на всякую чушь любоваться!

Туристка опешила и только моргала часто-часто. Я за своей стойкой  корчилась от смеха. С трудом слезла с табуретки и подошла к Николаю Евдокимовичу…

Только прошло веселье после инцидента, как мне на мобильный позвонила Марика :

-          Я дала задание Азизу – к вечере он все будет знать, - порадовала она меня, - если ее там нет, придется тебе лететь в Амстердам.

-          М-да, - протянула я, - в Амстердаме как раз у меня есть хорошие знакомые…

Домой я ехала еще более мрачная, чем на работу. Надо спросить у Марики как девушек вывозят, вдруг посетила меня свежая мысль. Ни за что не поверю, что Вика села к кому-то в машину, или прельстилась деньгами – это не Ирка.

 

-          Серега, а что за девки пропали?, - спросил Рыжий

-          Как тебе сказать, - неуверенно протянул лейтенант, - все разные, в общем. Если ты про версию с маньяком – мы уже проверяли. Да и потом, - спохватился он, - уже установили, что они пропадают после посещения брачного агентства.

-          Что же тут странного, - подивился его собеседник, - не хотят больше знаться со своими родственниками. Я бы тоже с удовольствием пропал куда-нибудь от своей тещи…

 

После того, как Азиз сообщил, что Вики в Турции нет, я вздохнула с некоторым облегчением – мне кажется, ничего нет хуже турецкого борделя. С другой стороны, внутри все противно затряслось – терпеть не могу летать на самолете. Посмотришь телевизор, и возникает одно желание – набраться перед полетом в зюзю. В прошлый раз, когда Вика уговорила меня слетать в Брюссель, я всю дорогу сидела, затаив дыхание и оглядываясь по сторонам – искала предполагаемых террористов или смертниц. В результате, когда сосед обратился ко мне с невинным вопросом, «не знаю ли я приличную гостиницу в Брюсселе», я заорала так, что тетенька, храпевшая в соседнем кресле через проход, проснулась и тоже заголосила: «Людоньки, мамоньки! Ховайся хто куды!». После чего предприняла  попытку забраться под кресло. Комплекция не позволила ей спрятаться, а вот стюардессе пришлось нелегко: тетка зацепилась волосами за что-то под креслом и несчастная бортпроводница оставшееся до посадки время провела рядом с ней на коленях. Отцепляла.

Снова придется брать отпуск за свой счет. 

Голова, занятая горькими мыслями, не мешала рукам споро готовить ужин. Телефон зазвонил как всегда не кстати.

-          Внуча, совсем ты нас забыла, - бодро поприветствовала меня бабушка и оптимистично продолжила - а я вот наверно с балкона брошусь!

-          ?!

-          Нога так болит, что терпение заканчивается. Сегодня еще и голова кружится, словно пропеллер. Кстати, ты мне крем, удалитель бороды купила?

-          Купила, закину завтра.

-          Ага, пока тогда.

Не подумайте, будто бабулька снова повредилась рассудком. У нее действительно, на старости лет начала расти борода. И несмотря на ежедневные сборы на тот свет, бородатой она ходить не желает. Лечится бабушка все время, я уже рассказывала про это, повторяться не буду.

Тут же позвонил Павел. Я постаралась, чтобы мой голос не выражал никакого огорчения. Паша любит меня и сразу просекает все эмоции, особенно негативные. Я скучаю по нему, о чем не преминула поставить в известность моего любимого.

Марика выползла на кухню и села в уголке. Было заметно, как она страдает. И поделом!

-          Знаешь, если ты поедешь в Амстер, будь осторожна, - завела она

Я, рассвирепев в одну секунду, повернулась к ней и уставилась недобрым взором:

-          Давай, колись, - закричала я не в силах сдержаться, - что еще?! Тех, чьи органы никому не подошли хоронят заживо или что? Говори, зараза!

Во время своей пламенной речи я размахивала кухонным ножом, словно шашкой и произвела впечатление на Марику.

-          Не кричи, - попыталась успокоить меня она. С тем же успехом могла попробовать остановить стадо бегущих гиппопотамов, - я … Я думаю, что в Амстердаме есть кто-то, более могущественный, чем Геннасик. И хотела предупредить тебя.

-          С чего это ты так решила?

-          Ну, из Амстера всегда были самые дорогие и объемные заказы. Их надо прикрывать. За границей не у нас, там все дорого. И потом, органы и суррогатки – это не проститутки и не бордель. Ты даже представить не можешь сколько это стоит. Геннасик только девочек поставлял, за это ему и платили. А организовать все? Девять месяцев где-то держать девочек, чтобы никто ничего не увидел, легко по-твоему?

-          Пожалуй, ты права. Что ж, спасибо. Нужно заказывать билеты, подавать документы на визу… Кошмар! Как подумаю об этой нервотрепке!

-          Я тебе помогу. Я знаю знакомых Геннасика в посольстве. Нужно только заплатить.

-          Без проблем. Тебе придется вернуться домой.

-          Не выгоняй меня! Прошу! Мне страшно. Я буду охранять твою квартиру.

Что можно ответить на такое. Конечно, я оставила Марику у себя. За вечер мы развили бурную деятельность: Марика организовала визу и заказала билеты. Я позвонила Ире и попросила забрать на неделю собаку моих родителей. Мама и папа уезжали к папиному брату – тому вдруг стало плохо и он хотел их видеть. И мама собиралась звонить мне.

Оставалось завтра выйти на работу и взять отпуск по семейным обстоятельствам.

 

-          Мы поработали с файлами потерпевшего, - начал лейтенант важно, - и вот что выяснили. Списки – это списки женщин, отправляющихся за рубеж. Фамилии не известны. Однако, мы изъяли компьютер и вот что нам доложили программисты…

-          Не заднудничай, - прервал его полковник, - говори быстро и по сути!

-          Ага, фамилий и они не сообщили. Сказали только что переписка, ну в смысле переписывался он по электронной почте, посредством…

-          Да говори ты толком, - разозлился полковник, - так твою растак!

-          Словом, - не дал себя сбить с толку лейтеха, - с Амстердамом, Анкарой и Дортмундом. Чаще всего с Амстердамом. Вот и все

Полковник кивнул следующему оперативнику.

-          Мы проверили все банки и нашли счет, открытый на имя Геннадия Исаевича. Деньги поступали от таких лиц…

-          Наверняка подставные, - огорошил полковник, - все равно всех проверить.

-          Как же мы их проверим, - робко спросил лейтеха, - они – там, а мы здесь!

-          Придется обращаться в интерпол, - задумчиво вымолвил полковник.

Ключевые слова:  
Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade
 

Сообщение модератору

Отправьте сообщение модераторам, если считаете, что данная работа нарушает Правила Ярмарки Мастеров.

Шаг 1 из 3: Создание магазина

Откройте собственный онлайн-магазин в несколько простых шагов и зарабатывайте любимым творчеством
Как будет называться магазин?
Какой у него будет web-адрес?

Шаг 2 из 3: Регистрация

Укажите контактные данные для своего магазина. Уже есть аккаунт?
Введите email
Придумайте пароль
Укажите свой город
< Назад

Шаг 3 из 3: Проверка email

  • Магазин
  • Регистрация
  • Проверка email
Остался завершающий шаг! Мы отправили Вам письмо, перейдите по ссылке в нем, чтобы подтвердить свою почту и начать работу с магазином.
Если письмо не пришло — можем отправить еще раз