Сокровища скифских курганов

Планировала продолжить серию публикаций "Галерея сокровищ", но вопрос от Елены Ракитиной: "Что такое Стленгида, и как ее носят?", прозвучавший в моей прошлой теме, застал меня врасплох... Действительно, что же это такое и откуда появилось? И так, в поисках ответа, пришлось подкоррективать свои планы и углубиться в историю. Надеюсь, будет интересно!

Курган на Таманском полуострове под названием "Большая Близница" (высота 15 м, длина окружности 340 м). Раскопки производились в 1864-66, 1868, 1883-84 И. Е. Забелиным, А. Е. Люценко, В. Г. Тизенгаузеном и С. И. Веребрюсовым. Открыты мужские и женские погребения 2-й половины 4 в. до н. э., принадлежавшие представителям знатной синдской фамилии, выполнявшей жреческие функции. Этот громадный курган раскапывался в течение нескольких лет.

историяисторические факты

Обнаруженные в нём гробницы относятся в общем к одному и тому же времени и, как полагают исследователи, принадлежат членам одной фамилии. Это предположение вполне вероятно; обычай превращения кургана в семейное кладбище был довольно распространён, особенно в более поздних боспорских курганах. Нечто подобное наблюдается и в степях. И там богатые погребения нередко устраивались под одной насыпью, причём иногда встречается сочетание мужской могилы с женской. В тех случаях, когда богатая женская могила появляется в виде вторичного погребения в кургане с центральной мужской могилой, не может быть сомнений в её принадлежности жене погребённого здесь знатного лица.

В таманском кургане Большая Близница открыто по меньшей мере три самостоятельных женских погребения. Одно из них, известное под названием гробницы жрицы Деметры, действительно отличается ясно выраженной связью погребённой с элевсинским культом. Оно находилось в квадратном с уступчатым покрытием каменном склепе, выстроенном на материке в западной части кургана. Вход в склеп вёл через короткий коридор, состоявший из двух параллельных стен без крыши. (Склеп №1, 1864 г.) Гробница оказалась совершенно не тронутой и сохранила богатейшее женское погребение с двумя наборами украшений, отличающимися один от другого степенью роскоши, но аналогичными по своему культовому значению. К первому принадлежит роскошный головной убор — калаф, в форме расширяющейся кверху корзинки, служившей символом плодородия.

история украшений

Такой убор носили жрицы и девушки, выполнявшие священные пляски в честь Деметры, Диониса, Артемиды и других божеств плодоносящих сил природы. Золотой калаф в Большой Близнице покрыт изображениями молодых варваров, борющихся с грифонами, причём варвары одеты в условные костюмы фригийцев, в которых греки обычно их изображали. К головному убору привешивались височные украшения в виде дисков с изображениями нереид, плывущих на сопровождаемых дельфинами гиппокампах.

ювелиры древности

На обеих привесках, вероятно, представлена сама Фетида, везущая Ахиллу выкованные Гефестом доспехи — на одной привеске панцирь, на другой — пару поножей. Следует отметить, что богиня одета в калаф, с которого ниспадает на спину покрывало. Вероятно, такое же покрывало было прикреплено и к калафу погребённой в Большой Близнице. Снизу к дискам прикреплены на плетёных цепочках четыре ряда амфоровидных подвесок. К этому же убору, видимо, следует отнести великолепное золотое ожерелье в виде плетённой из проволоки ленты с многочисленными подвесками, похожими на подвески у височных украшений. Концы ожерелья снабжены львиными головками.

греческое золото

Второй убор состоит из золотой повязки-пластины, внешняя сторона которой разделана в виде прядей волнистых волос; на каждом конце её помещено по изображению сидящей Ники.

золото

Такая повязка, называвшаяся стленгида, надевалась несколько выше лба так, что концы её доходили до ушей. Шнурками, продевавшимися в ушки на концах и посредине пластины, она прикреплялась к волосам. К этому головному убору относятся ушные или височные подвески меньшего размера тончайшей ювелирной работы.

золотые украшения

Они также имеют форму диска, заполненного орнаментом из зерни и скани, с розеткой посредине, и подвески к нему в виде калачика с амфоровидными привесками на цепочках.  Ожерелье второго убора также состоит из ленты, сплетённой из тонких золотых проволок, но уже, чем первое, и с более лёгкими подвесками. Концы его украшены пластинками с пальметками.

украшения греков

На руках погребённой найдены массивные золотые браслеты с фигурами прыгающих львов на концах.

раскопки

На пальцах её были четыре золотых перстня; два из них с вращающимися жуковинами, имеющими с одной стороны скульптурные изображения — на одном — лежащего льва, а на другом жука

драгоценности

древние украшения

на оборотной стороне жуковин вырезаны вглубь изображения: на первом перстне — фигура Артемиды,

история искусства

а на втором — Афродиты и Эрота.

мировая культура

Два других перстня с простыми плоскими щитками, на которых представлены Афродита с ребёнком Эротом на одном

интересные факты

и фантастическое существо на другом.

ювелирное искусство

Существо это представляет собой женщину с лирой в руках; туловище её переходит в туловище кузнечика, заканчивающееся головкой грифона. «Кузнечик, оживляющий поля и поэтому называвшийся у древних музою полей, находится в естественном тесном соотношении с богинями земледелия — Деметрой и Корой, которых жрицей была женщина или девица, о которой идёт здесь речь», — говорит по этому поводу Л. Стефани.

Кроме того, на скелете погребённой было собрано множество золотых бляшек, нашитых на одежды. Наиболее замечательны четырёхугольные пластинки с бюстами Деметры , Коры (Персефоны) и Геракла — персонажей элевсинского земледельческого культа. Не менее интересны бляшки в виде фигурок танцующих девушек и юношей того же типа, какой встречается в вазовой аттической живописи. Девушки одеты в калаф и короткую юбку. Часть бляшек большего размера, вероятно, составляли украшения одного убора погребённой, а бляшки поменьше — другого, менее роскошного наряда. Наконец, следует отметить ещё несколько золотых бус тончайшей ювелирной работы с применением синей эмали, употреблённой при изготовлении и многих других частей вышеописанных уборов, бронзовый футляр для зеркала с изображением Афродиты и Эрота  и расписную краснофигурную пелику.

Особенностью этого женского погребения является наличие в его составе частей четырёх богатых конских уборов, очевидно, принадлежавших одной запряжке, а именно: бронзовых псалий с копытом на одном конце и со стилизованной головкой оленя в четырёхугольной рамке на загнутом под прямым углом другом конце, круглых и удлинённых, как бы составленных из двух соединённых между собой хордами сегментов круга большого радиуса, блях (фаларов) со сценами борьбы Посидона с Гигантом и греков с амазонками, бронзовых лунниц, колокольчиков и некоторых других предметов.

Распространение элевсинского культа в греческих колониях Северного Причерноморья засвидетельствовано рядом прямых указаний, как в сообщениях древних авторов, так и в надписях. Центральное место в нём занимали Деметра и Персефона, мать и дочь, производительная сила земли и то, что рождается и произрастает — две ипостаси природы.  Деметра чтилась преимущественно как богиня земледелия, но обе они, вместе с тем, были образом жизни вообще — рождения и смерти. Похищение Персефоны богом преисподней, ежегодное возвращение её на землю весною и постоянное нисхождение в преисподнюю осенью — всё это было не только живым изображением изменений в природе, но и человеческой жизни. В элевсинских мистериях представлялось в пантомимах похищение Персефоны, поиски Деметрою своей дочери, возвращение Персефоны.

По всей вероятности, погребённая в склепе Большой Близницы была жрицей в одном из таманских храмов, посвящённых богине-матери, культ которой слился с элевсинскими мистериями. Не случайно в составе её украшений вместе с изображениями персонажей греческой мифологии имеются фигурки той самой скифской богини, полуженщины-полузмеи, о которой сообщает Геродот и образ которой, созданный греческим художником, столь ярко представлен на налобнике из Цимбаловой могилы. Может быть, именно жреческим саном погребённой в Большой Близнице объясняется нахождение в склепе конской упряжки, даже в скифском погребальном обряде не входящей в состав инвентаря женских могил.  Известно, что в элевсинских мистериях представлялось возвращение Персефоны на колеснице, запряжённой лошадьми. Упряжь, погребённая со жрицей, могла быть положена в качестве культовой принадлежности. Это тем более вероятно ещё и потому, что конские погребения при гробнице отсутствовали.

Второе женское погребение Большой Близницы во многом близко сходно с рассмотренным. Оно также помещалось в каменном склепе (№4, 1868 г.), но возведённом не на материке, а в насыпи кургана. Найденные здесь вещи не столь ценны, но их характер указывает на то же или почти то же отношение обладательницы к элевсинскому культу, как и в первом погребении. Здесь также имеются два наряда — торжественный и более скромный.  В составе первого — калаф. От него уцелели: украшенная овами золотая лента, составлявшая край головного убора и прикреплявшиеся к нему золотые фигурки летящей Ники,

нагих юношей (сатиров) и одетых в длинные платья менад, представленных в позах исступлённого танца.

Второй головной убор, как и в первом погребении Большой Близницы, относится к типу стленгиды.

Он состоит из широкой ленты, заполненной завитками волос с розетками на каждом завитке; с боков к этой стленгиде прикреплены две треугольные пластинки, также имитирующие завитые локоны. Далее имеются ушные подвески, близко сходные со второй (меньшей) парой подвесок в первом погребении, и три ожерелья. Одно из них, наиболее замечательное, представляет собой ажурную, окаймлённую перевитыми шнурами луновидную бляху (пектораль), суживающиеся концы которой украшены головками львов.

Внутреннее пространство бляхи заполнено рельефными фигурками пасущихся овец и коз, а по концам собакой и зайцем. Второе ожерелье состоит из бус с амфоровидными подвесками, третье составлено из бус, чередующихся с амулетами в виде головок сатиров, Силенов, Гелиоса, барана, фигурами лягушки и пчелы, а также изображений шишки и астрагала. Далее в составе инвентаря этого погребения необходимо указать браслет в виде спиральной ленты с фигурами лежащего льва на концах,

два перстня с жуковинами из халцедона: одной в виде скульптуры лежащего льва,

другой с врезанным восточным изображением божества, поражающего льва, золотой перстень с изображением сидящей женщины, играющей с собакой, два спиральных кольца с головками змей, 16 золотых бляшек в виде крылатой богини в калафе, близко сходных с найденными в первом погребении, 7 бляшек в форме маленькой летящей птички, более сотни треугольников, заполненных зернью, 12 блях в форме цветка лотоса с петлями позади, 20 ромбических пластинок с головой Афины того же типа, что на височных подвесках из Куль-Обы, 12 круглых бляшек с изображением нереиды на гиппокампе, 20 бляшек с передней частью туловища Пегаса, 8 украшенных эмалью розеток и 9 скульптурных головок грифона, служивших украшением саркофага.

Далее следует отметить бронзовое зеркало с изображением двух борющихся эротов,

несколько бронзовых сосудов, две резные из кости женские статуэтки, головку египетского Бесса, маленькую амфору из смальты и, в особенности, совершенно исключительную как по количеству, так и по выразительности коллекцию терракот.

Кроме этих двух, исключительных по составу инвентаря погребений, в Большой Близнице были обнаружены ещё две неразграбленные гробницы. Одна в юго-восточной стороне кургана, в виде каменного, крытого деревом склепа, содержала третье в этом кургане женское погребение (склеп №5, 1883 г.). В остатках деревянного гроба с остовом здесь найдены: роскошный золотой венок, пара золотых серёг в виде круглой розетки с подвесками,

пара браслетов в виде скрученных жгутов с фигурками баранов на концах, семь терракотовых статуэток, несколько лекифов, чашечек, алабастров, костяное веретено и бронзовое зеркало. У ног скелета стояла расписная ваза, а к правой стороне гроба была прислонена каменная овальная погребальная плитка.

Другое погребение — мужское — находилось в квадратном каменном склепе с уступчатым перекрытием, выстроенным в насыпи кургана недалеко от первого погребения жрицы Деметры. Кроме обломков деревянного саркофага, украшенного вставками из слоновой кости с гравированными изображениями, по технике аналогичных найденным в Куль-Обе, при скелете погребённого оказались следующие вещи: бронзовый позолоченный шлем, формою похожий на фригийскую шапку, золотой лавровый венок, части панциря, меча, ножей и наконечники стрел и копий. На пальцах покойника были два массивных золотых перстня — один с изображением ритона с грифоном на конце, такого же как найденный в Семибратнем кургане, а на скелете собрано множество золотых нашивных бляшек в виде головы Медузы, головы Афины впрямь, головы сатира, крылатой женской фигуры с нижней частью, заканчивающейся завитками, такой же, какая встречена и в других погребениях Большой Близницы, и, наконец, пальметок.

В ближайшем соседстве с первым склепом со жрицей Деметры находился ещё один склеп с начисто разграбленным содержимым, но хорошо сохранившийся сам по себе. Этот склеп замечателен своей росписью, особенно изображением, помещённым на плите, замыкающей пирамидальное перекрытие камеры. Здесь изображен бюст Деметры или Коры впрямь с серьгами в ушах и ожерельем на голой шее.

Руками она придерживает покрывало, наброшенное на пышные волосы, обрамлённые венком из цветов. В правой руке богини стебель с несколькими цветами и длинными листьями. Таким образом и это погребение, несмотря на полное расхищение инвентаря, оказывается тоже связанным с элевсинским культом.

Следует ещё отметить, что в западной поле кургана, также вблизи первого склепа, в насыпи был встречен при раскопках так называемый жжёный точок — слой пепла, перегоревшей земли и угольев, среди которых найден ряд вещей: части золотого лаврового венка, золотой перстень со скарабеем, золотая фигурка танцующей женщины в калафе и в короткой тунике — эта фигурка является частью височной подвески; далее здесь было собрано большое количество золотых бляшек и бус, а также бронзовое зеркало, бронзовая ложечка, множество бронзовых гвоздей и мелких костяных украшений. Возможно, что здесь было совершено погребение посредством сожжения, судя по найденным вещам, женщины. Оно датируется находкой среди прочих вещей золотого статера Александра Македонского и по всем признакам, в том числе и стратиграфическим, является одним из позднейших, если не самым поздним из погребений в Большой Близнице.

Весьма интересны кострища и остатки погребальной тризны, встреченные в разных местах под курганной насыпью. Одно такое кострище помещалось как раз под вышеописанным погребением с трупосожжением и связывается с погребением жрицы Деметры. Такое же кострище найдено и возле соседнего склепа с росписью. Оба кострища устроены одинаково в виде прямоугольника, окружённого стенками из сырцовых кирпичей. Около этих сооружений были устроены воронкообразные ямы; в одном случае на яме лежала плита с отверстием, закрытым полукруглым камнем с вделанной в него скобой; во втором — над ямой был устроен настоящий жертвенник со сквозным отверстием посредине.

Очевидно, эти жертвенники служили для возлияний подземным богам. То же назначение, вероятно, имели и плиты с отверстием или углублением, встреченные в древнейших кубанских курганах — Келермесских, Ульских, Костромском.

Все погребения Большой Близницы в большей или меньшей степени содержат элементы элевсинского культа, что и дало повод Л. Стефани высказать предположение о принадлежности их одной семье, особенно приверженной этому культу и даже игравшей в нём видную роль. В основательности этого предположения едва ли следует сомневаться. Действительно, все обнаруженные в этом кургане погребения относятся, в общем, к одному и тому же времени — к середине и второй половине IV в., во всех достаточно отчётливо выражена связь с элевсинским культом. Следует обратить внимание на другое, а именно, на широкое распространение, если не элевсинского культа в целом, то его элементов. Так, например, женское погребение в Павловском кургане может быть связано с этим культом с тем же основанием, что и женские погребения в Большой Близнице; не меньше оснований для такой увязки представляют курганы скифского Приднепровья, а именно Деев и Рыжановский с их украшениями и принадлежностями культового характера. Между прочим среди бляшек в уборах этих погребений встречены фигурки танцующих женщин, а головной убор погребённых сближается с калафом. Если учесть значение культа женского божества в Скифии, в связи с чем, вероятно, стоит и расцвет культов Деметры, Артемиды, Афродиты и других богинь в греческих колониях Северного Причерноморья, с одной стороны, а с другой — рассказы Геродота о ранних попытках ввести формы культа этих греческих божеств в Скифии, предпринимавшихся скифскими царями, или, во всяком случае, сведения о их приверженности к мистическим культам, — то археологические данные о распространении этих культов далеко за пределы греческих городов и тесно связанных с ними эллинизированных территорий не явятся неожиданными и необъяснимыми. Надо полагать, что ознакомившись с формами культа божества, близко сходного с их собственной наиболее почитаемой богиней, скифы внесли в формы культа этой богини немало элементов греческого происхождения и, может быть, даже в целом переоформили свой культ по греческому образцу.

Спасибо за внимание, надеюсь, было интересно!

С уважением, Анна.

По материалам интереснейшей статьи М.И. Артамонова "Сокровища скифских курганов в собрании Государственного Эрмитажа".

Комментарии (17)
EULE Art 05.07.2016

Удивительная, тончайшая проработка деталей!

Моя уверенность в том, что в древности уровень технологий был чуть выше, чем считают археологи, только крепнет. По крайней мере без хоть каких-то линз такое не сделаешь.

Matryoshka-doll 06.05.2014

Нам в школе училка рассказывала, что скифы были якобы кочевниками. Ага щазззз. Теперь я работаю на производстве металлов. Никогда кочевой народ не сможет иметь такую металлургию, если он не оседлый. Это была явно мощная и оседлая цивилизация. А училка была дурой)))

Елена, я сейчас читаю книгу "Персы" Каве Фарроха о древнейших народах, проживавших на этой территории.

Только тезисами: на территории Причерноморья (сейчас это Южная часть Украины) возникла культура древних протоарийцев. Потом этот народ начал передвигаться на Восток (территория Урала) и на юг - современный Иран. Еще позже они двинулись в сторону Индии.

Стали формироваться различные народы. А скифы и иранцы имеют общие корни - поэтому и существует преемственность культур - от цивилизации к цивилизации.

Скифы - древнейший народ, который выбрал "специализацию" воинов-кочевников.

Действительно очень интересно. А какая проработка мелких делалей на изделиях! И все так хорошо сохранилось, не смотря на прошедшие тысячелетия.

Но вот подумалось... Не очень-то это правильно, наверно, нарушать покой усопших, пусть и усопли они в незапамятные времена, пусть и делается это науки ради... Не хотелось бы мне, чтоб, например, мою могилку расковыривали любознательные потомки{#}

Светлана, с одной стороны, конечно, согласна с Вами (по поводу расковыривания любознательными потомками {#}), но эти могилы все равно рано или поздно обнаружили бы. И лучше, чтобы первыми их обнаружили ученые, а не "черные" археологи, которые только разграбят. Одну из гробниц (как сказано в статье), к сожалению, разграбили. И, кроме того, без такого нарушения покоя усопших мы не знали бы очень многих вещей о нашей истории, а это тоже, согласитесь важно.

К сожалению, больше разграбили, чем изучили.

Очень познавательная статья, большое спасибо!

Хоть с опозданием, но есть шанс изучить историю именно своих предков, а не только " мировую"

Рада, что статья понравилась!!!

Я прошлой осенью была в Вергине ( Греция ), в музее, который расположен прямо в кургане, где находится гробница Филиппа ( папа Александра Македонского) и его ближайших родственников. Все - один в один!Как этот курган!

Все так же устроено. И золотые вещи также впечатляют!

Это фото кургана с гробницей Филиппа.

Irene, спасибо за информацию, посмотрю и этот курган!
Raritet-me (rarities) 05.05.2014

Очень интересно! Спасибо!{#} Сразу видно,что Вы подошли к этой теме основательно.

Ждём продолжения...{#}

Показать еще