У меня есть друг.

                      У меня есть друг.

 

                               " Нельзя гулять по полям маковым,
                                 нельзя гулять по полям ромашковым,
                                 нельзя гулять по полям....»
                                                           Ачи.

    У меня есть друг. Я приручил его еще со школы, и ни разу не пожалел об этом. Именно приручил, потому что он был дик и нелюдим, и сразу после уроков быстро ретировался и одному ему ведомыми тропами быстро добирался до дома.
    До сих пор изумляюсь, здесь не обошлось без божьего промысла, как мне удалось тогда разглядеть, несмотря на его искусную внешнюю маскировку и мимикрию, удивительный тонкий мир его духа. Наверняка, я действовал по наитию, полагая при этом, что мною движет корысть: он единственный жил в соседнем со мной доме.
   Будучи по природе существом болтливым и постоянно нуждающимся если не в собеседнике, то хотя бы в слушателе, я потратил немало сил, применив при этом хитрость, ловкость и быстроту, сразу с последним звонком бросаясь ему вдогонку, всем видом показывая, что я никуда не спешу, просто нам по пути, и я тоже люблю ходить быстро. И вскоре я даже стал изредка получать сдержанные ответы на неиссякаемый поток вопросов, служащих скорее чем-то вроде пауз для передышки в моих речах. Не иначе, как снова вмешательство высших сил помогло ему не послать меня сразу и за всей моей трескотней разглядеть не такое пустое существо, как я кажусь поначалу. А может, он просто сдался, поняв, что от меня все равно не отделаться.
    Боже, если б я тогда знал, что приобретаю в его лице, в этой незаметной для обывателя фигуре, я бы в лепешку расшибся, чтобы вызвать его расположение, чем непременно только отвратил его от себя, и тогда жизнь моя стала б не просто беднее, она потеряла тончайшие оттенки вкуса и цвета, я б никогда не узнал, как много незримого стоит за простыми словами, что есть мир за миром, и он гораздо реальнее, чем все, что можно потрогать рукой.
    Через два месяца мы сидели уже за одной партой, и , как знак высшего доверия, он показал мне свой недописанный роман. Сам дерзновенный факт посягательства на такую большую форму, да что там форму, «писательства» прозы вообще, тогда как я, подобно всем нашим сверстникам, сотворял лишь беспомощные стишки и пару песен на трех аккордах, делали уже совершенно не важным содержание данного опуса: чтобы он там ни написал, я принял бы все с восторгом, тем более, будучи совершенно неискушенным в стилистике и неприхотливым к смыслу. Помню только, через года, что главный герой был крут, он небрежно захлопывал дверь своего дорогого автомобиля и презирал женщин, которые так и падали к его ногам.
    Помимо восторга и удивления, я преисполнился зависти и тоже захотел что-нибудь написать. Но мне удалось выдавить из себя только пару строк, от которых тошнит даже через столько лет, и которые почему-то никак не могу забыть: « Татьяна пришла домой и бросилась на кровать. И зачем, зачем он позвал ее на этот глупый фильм?»
    Мой друг не переставал меня удивлять: по школьным учебникам он самостоятельно выучил испанский язык и вел переписку сразу с шестью кубинцами и одним немцем из Дрездена, работающим сторожем при небольшом музее. Меня поразила такая богатая внутренняя жизнь, которой он не спешил похвастаться, как непременно сделал бы на его месте я.
В ту пору добровольно помимо школьной программы я читал только фантастику, поглощая ее без разбору, записавшись сразу в три библиотеки, и, приходя туда, сразу бросался к жиденькой полочке, в надежде найти что-то новое, точнее затертое и замурзанное такими же любителями, но не читанное мной ранее. Выбор был до боли не велик, помимо Грина и Жюль Верна, это были случайные советские сборники и переплетенные публикации из журналов. Никогда не забуду день, когда мне удалось урвать сразу пять книг любимого жанра, по счастливому стечению обстоятельств возвращенных сразу передо мной, ведь приди я на каких-нибудь полчаса позже — и мне бы в лучшем случае досталась только одна. А так, я чувствовал себя Крезом, даже еще богаче, ведь не стал бы он прыгать как дурак по улице с холщовой сумкой «Хонда», в которой лежали даже не его, а лишь на пару недель одолженные старые книги...
    Мой друг оказался гораздо начитаннее меня, ему нравилась даже классика, и помимо Толстого и Чехова, он читал Гюго, Флобера, Золя и много других книг, с которыми моя судьба еще не пересекалась. Он располагал обширными знаниями во многих областях, от него я узнал, что Иисус Христос был евреем, а внучка Карла Маркса — жена Дина Рида. Он даже великодушно подарил мне красивый плакат или двойную середину неведомого журнала, где этот белозубый синеглазый красавец был в обнимку с женой. Неслыханная щедрость по тем временам, учитывая, что Дин Рид был в ту пору его кумиром. Этот плакат долгих три года украшал изголовье моей кровати, пока не выцвел совсем и родители не переклеили обои.
    Мой друг великолепно рисовал, и мы с ним записались в редколлегию, и изредка выпускали стенгазеты с дружескими шаржами на одноклассников, точнее даже не шаржами, а набросками, где каждого можно было узнать со спины по излюбленной позе или наклону головы. Рисовал, конечно, он, на мне было только оформление.
   Сразу за нашими домами была насыпь с железнодорожной линией, по которой мы любили гулять тогда еще по деревянным шпалам. Неспешность ходьбы располагала к самым умным беседам, так проводили мы весенние вечера, обнаружив поразительное сходство мыслей по многим вопросам, всего и не упомнишь, но в одном мы были единодушны: все женщины суки, сплетницы, пустые и легкомысленные существа, и как же нам обоим не повезло — родиться женского полу...

2 мая 2014 .

Комментарии (6)

а я подружку спрошу, непременно, помнит ли она сей забавный эпизод? Спасибо за рассказ!

{#}))

ой, вот не думала, что не только мы с подружкой занимались отрицанием собственного пола {#} Вернее, я благополучно об этом забыла и, только благодаря Вашему рассказу, вдруг, откуда-то, со дна души, всплыло воспоминание... {#}

Ну да. Подруга тоже забыла, а я вот рассказики от мужского лица пишу. Да и в речи пол путаю, как муж не ругает, говорю от имени медведя с опилками...)))

И все до слова правда. Подруга - Ачи ))

ИрВас 04.05.2014

В конце рассказика хохотнула.....так и должно было закончиться)))!!!! Нрааавится!!