Обновление пароля

 >  >  >  > Часть вторая

Часть вторая

18.06.2013 0:14     Просмотров: 897     Комментариев: 4     

Часть вторая.

 

 

Это судьба. Снова она! От неожиданности и радости у него вдруг перехватило дух. «Что это со мной? Дожил до седых волос и влюбился? !». Ему самому стало смешно от такого предположения.  Я просто хочу ее. Хочу до ломоты в суставах, до нервной почесухи. И я ее получу!

 

Предложение поужинать вместе с моим спутником поставило меня в тупик, но в конце концов я дала положительный ответ. Не станет же он, в самом деле, убивать меня в ресторане? Ну, а если и станет… так хоть наемся напоследок. Я разрывалась на две части. Одной очень нравился Павел Николаевич и она хотела поужинать с ним (дура такая!), вторая была категорически против.  Неторопясь я приняла ванну, нанесла на лицо маску и тут в квартиру вломилась Виктория. Она начала орать прямо с порога про свои успехи: тип, после того, как я села в машину, поехал следом, довел нас до дома и поехал за машиной Павла. Выслушав меня, она тут же изъявила желание следить за мной и на званом ужине.

-Викуля, а не слишком ли это?, - попыталась отбиться я

-          В самый раз. Не дрейфь, я буду незаметной, вдруг он попытается тебя похитить, - ей явно нравилась игра в сыщиков. Глаза горели, щеки раскраснелись.

-          Может лучше сообщить о наших подозрениях капитану

-          Ни за что! Собирайся!

Ресторан располагался на Подоле. В зале царил интимный полумрак, столики отделялись друг от друга перегородками. Эдакие «отдельные кабинеты». Шутка. На самом деле перегородки были до пояса и играли скорее роль  подставок для зелени. Освещение составляли свечи на столах и подсветка на эстраде с двумя музыкантами, импровизирующими на саксафоне и рояле. Премиленькое и очевидно очень дорогое заведение. Спутник мой показал себя интеллигентным и приятным собеседником. Он бизнесмен, достаточно успешный, жена умерла три года назад, сын уже взрослый, учится за границей. Я поразила Павла в самое сердце, однако он ничего не требует… Разница в возрасте и все такое… Все будет так, как я захочу. Главной в наших отношениях буду я. Словом он все понимает – не кавалер, а  шоколадная конфета. Не соглашусь ли я иногда встречаться с ним и тешить старика своим обществом? Я дала понять, мол, да, соглашусь.

А не выпить ли нам за это  шампанского?! Потом мы выпили за мою красоту, за любовь, удачу… И вот тут я почувствовала необходимость «припудрить носик». Мой организм реагирует на шампанское удручающе: выпиваю фужер, а выливаю, пардон, 3 литра.

В дамской комнате меня настигла подруга.

-          Ну и тип! Как он тебя обрабатывал!

-          По-твоему за мной просто нельзя поухаживать, я что кривая или косая?, - уязвленно спросила я,- не могу его заинтересовать как женщина?

-          Можешь, только вот почему он в твой бокал что-то подсыпал, только ты отлучилась. Наверно из-за интереса к твоей персоне, - съязвила Вика, - не пей больше шампусик, в нем что-то есть

-          А куда ж его деть?

-          Вылей, но притворись, что выпила, - поучала подруга, - это скорей всего снотворное. Через какое-то время сделай вид, что засыпаешь. Посмотрим, что он станет делать.

-          А как же я вылью – он ведь заметит!

-          Я предоставлю тебе возможность сделать это незаметно.

Мне стало грустно и обидно. Куда подевались настоящие мужчины, способные на подвиги и безумства ради любимой женщины? Теоретически они должны быть, а на практике… Я не обделена мужским вниманием, недостатка в кавалерах не испытываю. Знаете два самых романтичных поступка моих обоже? Один из них, движимый высокими чувствами, написал под моими окнами на асфальте белой краской огромными буквами : «Света! Я тебя люблю!!!» Наш дворник, увидав утром такое безобразие, сначала потерял дар речи. Потом обрел и матерился три дня подряд, то есть все то время пока отскребал злосчастное послание.

Второй парень решил проявить удаль и нарвать для любимой цветов с клумбы. Он, раздирая в клочья брюки,  пролез к самому пышному розовому кусту. Как раз в этот момент трое мужчин из расположенного за клумбой здания вышли покурить. Они оказались милиционерами, а здание – местным РОВД. Как я выручала этого …м-м-м.. романтика из ментуры – отдельный разговор.

Остальные кавалеры не были способны и на такое.

Я думала, что встретила наконец прекрасного принца, короля, вернее, учитывая возраст. А он выявился самым натуральным мошенником. Фу, противно! Жаль…

Павел смотрел на меня восхищенным искренним взором. Мерзавец! Так бы и придушила его. Подумать только, ведь я почти поверила ему, он даже мне нравился. Точнее не нравился, а вызывал какое-то сложное чувство – внутри что-то замирало и становилось щекотно.

-          Давай, Светочка, выпьем за женское счастье! И за мужское, кое состоит в том, чтобы осыпать любимую женщину подарками, вот ты какой бы подарок захотела, если не думать о деньгах? - он поднял бокал

-          Яхту, - выпалили я первое, что пришло в голову

-          Что?!, - поднял он брови. Наверно ожидал более скромных запросов

-          А что у Вас нет яхты?, - желчно поинтересовалась я , - вот тебе на…

Он понял что я шучу:

-          Яхты нет… Есть вертолет – могу покатать!

Теперь уже я выпучила глаза… Вертолет! Живут же люди!

- За воздушные прогулки!, - я начала искать глазами куда бы вылить содержимое бокала.

В этот момент раздался грохот – блондинка за соседним столиком уронила плошку с жульеном. К ней заспешил официант, а Вика (это была она) растеряно и смущенно улыбалась. Пока все пялились на происшествие, я выплеснула пол фужера в растущий рядом вазон. Придется принести в жертву несчастную фуксию.

-          Что-то ты плохо пьешь, - заметил мой спутник с притворной заботой, - допивай до дна!

-          Только вместе с Вами…, - попыталась отшутиться я, но он по всей вероятности решил напоить меня в усмерь и усыпить надолго.

На этот раз блондинка начала вопить, что у нее в чашке с кофе ( восьмой по счету) муха, а несчастное растение получило новую порцию снотворного и, надо полагать, задремало. Я судорожно соображала. Снотворного никогда в жизни не принимала, как и когда оно начинает действовать? Думаю, получаса будет достаточно. Я начала демонстративно зевать и сонно хлопать глазами. Надеюсь, получилось как надо. Павел расплатился и подхватил меня под локоток. В машине я сопела как паровоз, изо всех сил показывая, что уснула. Возле дома он нежно тронул меня за плечо и прошептал что-то на ушко. Я не подавала признаков жизни. Павел открыл мою сумочку, пошарил там и извлек на свет божий ключи. До квартиры ему пришлось переть меня на руках. Я злорадно ухмылялась (про себя, разумеется) – лифт конечно же не работал, а живу я на восьмом этаже.

-          Умаялась моя девочка, - прошептал он с умилением созерцая меня на диване, - поспи, а дядя поищет нужные вещички.

Я чуть не лопнула от злости! Хотелось заорать: «Говори какие именно – я сплю», однако мне удалось сдержаться, и только засопеть с удвоенной силой. Павел тем временем осторожно снял с меня обувь, расстегнул блузку… Надеюсь он не собирается воспользоваться моим беспомощным состоянием?! Нет, не собирается, просто устраивает поудобнее. Когда моя поза его полностью удовлетворила, он принялся методично что-то искать, причем делал это аккуратно, все клал на место, ничего не рассыпал. Я, сквозь ресницы наблюдала и знаете к какому выводу пришла? Искомое должно быть чем-то крупным, так как ни одной коробочки и шкатулочки он не открыл. Обыск продолжался довольно долго и результатов как видно не принес. Мужчина сел возле моих ног, взял в руки ступню и меланхолично поинтересовался:

-          Что же мне делать с тобой? Сама не понимаешь во что вляпалась.

Это точно! Прямо в цель! Если он не перестанет гладить ступню, я захихикаю, и вся конспирация пойдет насмарку,  ужасно боюсь щекотки. Павел вздохнул, пересел на кресло и задремал. Мне ужасно хотелось в туалет. Я замычала, потрясла головой и спустила ноги с дивана.

-          Что Светочка?

-          Где я, что со мной, - я попыталась изобразить бессознательное состояние

-          Не переживай, ты дома, перебрала немножко и уснула

Я перебрала?! Ну нахал! А с другой стороны, не скажет же он «я тебе подсыпал снотворного, и ты уснула».

-          Простите, мне очень неудобно…

-          Пустяки!

-          Мне на работу завтра

-          А можно я останусь и отвезу тебя?

-          Пожалуйста…

 

Он нес ее на руках, ощущая всем телом близость. Лицо ее было расслабленным, волосы щекотали его шею. Он положил девушку на диван. Чтобы ей было удобней, расстегнул тугой ворот блузки, снял туфли… и судорожно сглотнул. О Господи! Желание ударило в виски и запульсировало, кипящая кровь заструилась по  венам, вызывая испарину. Он с трудом оторвался от нее. Нужно искать карту. Руки тряслись, словно, у алкоголика со стажем. Такого с ним давно не случалось. Со дня смерти жены.

Поиски ничего не дали. Как он и предполагал. Он сел рядом с ней, взял в руки маленькую ступню и задумался.

 

Виктория, как выяснилось, успела приехать раньше и все это время провела на балконе. Как видно сериал «Менты» был ее любимой кинолентой – назавтра она опять вызвалась следить за мной.

Бабушка поделилась радостью – доктор зафиксировал плохую кардиограмму, велел укладываться в больницу, если через неделю не станет лучше. В остальном у нее все по- прежнему: болит желудок, огнем просто печет; перед глазами пелена; язык не помещается во рту, да и зубы ноют спасу нет. Почти в восемьдесят лет они у бабушки все свои. Никто не верит, думают металлокерамика.  

С утра по предположению Павла, я должна была плохо себя чувствовать. Он сходил за булочками в хлебный на первом этаже, прикупил там же сок, сварил кофе. Целомудренно постучал в дверь спальни и после моего «да-да!» возник на пороге с подносом. Я к тому времени успела проснуться и пригладить торчащие лохмы. Обычно они торчат просто так, но сегодня ввиду повышенной влажности, еще и виться начали. Вчера, пытаясь соорудить нечто, хоть издали смахивающее на прическу, я обильно сдобрила волосы лаком. В связи с этим с утра, моя голова напоминала крышу дома новых русских: черепица, ощетинившаяся во все стороны антеннами.

Почему я не выгляжу утром как девицы из телевизионных клипов – с идеальной прической, макияжем и радостной улыбкой? Если верить телевизору, они вскакивают с кровати, чистят зубы бленд –а – медом, моют голову пантином, а тело палмоливом, пьют актимель, завтракают кукурузными хлопьями и выглядят совершенно счастливыми. Я же, пока не выпью кофе, вообще не могу открыть глаз, точнее не ощущаю себя полноценным человеком. При мысли о завтраке из кукурузных хлопьев и йогурта у меня начинается нервная дрожь. Мы молча пили кофе, думая каждый о своем. Я злилась и волновалась о Вике, ночевавшей на балконе. Он хоть и утеплен, и застеклен, но все же… Ведь не в Африке живем.

Утреннее прощание с Павлом было  трогательным. Он во всем винил себя и выявил готовность искупить вину чем-то для меня приятным.

Я же, после кофе обрела способность связно соображать и только и повторяла про себя: «Спасибо, тебе дорогой Боженька, что мама и папа не вернулись с дачи именно сегодня!»

До работы, как ни парадоксально это звучит я добралась без происшествий. На пятиминутке начальник огласил новое распоряжение. В нашу страну запретили ввозить сперму жирафов. Надо же… А чем она отличается от всех остальных семенных жидкостей? Цветом? Консистенцией? Как ее определить, выявить? Надеюсь, нас не заставят проводить анализы по методу Боткина?!

Я злилась на весь мир: тяжело переживать крушение надежд. Да и не выспалась.

Пассажиры текли сплошным потоком. Объявили рейс на Анталию и туристы потянулись на таможенный контроль. Пузатый мужик в гавайской рубахе пер два огромных чемодана,  за ним, покачиваясь на огромных каблуках, шла изящная блондинка с перевозкой для животных в руках. Лицо ее показалось мне странно знакомым. В голове мелькнула мысль «Неужели она тоже следит за мной?!» бред какой-то… И тут я вспомнила – это известная фотомодель, мордашка ее  украшает обложки глянцевых журналов, потому и кажется знакомой.

 Тот, кто хоть раз путешествовал с домашним любимцем, знает какая это головная боль. Заключительным этапом является ветконтроль в аэропорту. Ветврач откинул крышку перевозки и воскликнул

-          Кто это?!

-          Кошка, - невозмутимо ответила модель и вытащила несчастное животное наружу.  Абсолютно голое тщедушное тельце венчала небольшая голова. Клоки шерсти были только на кончиках ушей, на лапах, между пальцами, и немного на хвосте. То ли животинка по такой жаре вспотела, то ли в перевозке разлилась вода, но остатки волос выглядели весьма жалко и более всего походили на весенние сосульки. Глаза, необычного для кошачьих, карего оттенка, меланхолично взирали на мир.

-          Я вижу что это кошка. Я спрашиваю почему она такая странная? У нее стригуший лишай или может тиф?, - я на всякий случай отодвинулась подальше

-          Да это порода такая, - начала наливаться злобой красавица, - Вы – тупица, это лысая кошка!

-          Что лысая я и сам вижу, - протянул ветеринар, - меня интересует вследствие чего она потеряла волосяной покров. Вы ее не в Припяти покупали ?

-          Маркиза  стоит три тысячи долларов, - закипела девушка. При этом она старалась говорить, как можно меньше артикулируя, дабы избежать образования морщин на кукольном личике, - вот паспорт!

-          Кто бы мог подумать что это тифозное безобразие такое дорогое, - озвучил ветврач мои мысли, - с документами у Вас полный порядок, счастливой дороги!

Девушка хмыкнула, всунула все такое же меланхоличное животное в перевозку и, возмущенно поводя плечами, пошла регистрировать билет. Три тысячи долларов! Виткина Мурка, беспородная дворовая кошка с откушенным ухом, просто писаная красавица против этой Маркизы.  

Чем занималась Виктория целый день, не знаю. Только ее нигде не было видно. Повидались мы всего один раз, когда мне удалось отпроситься на кофе. Говорят, мы плохо живем! Ба! Да посмотрите на толпы туристов, отбывающих за рубеж! Билеты туда между прочим стоят все как один больше моей зарплаты! Наконец прибыла наша смена, и я смогла покинуть стойку. Переоделась в цивильное и сняла наконец галстук. Кто их придумал, эти удавки?! Недавно я прочитала, что галстук – исключительно фаллический символ, женщинам его носить категорически нельзя. Очевидно, кто-то из руководства прочитал это тоже, так как через какое-то время нам предложили женский вариант «ун кравата» - нечто напоминающее «бабочку». Точнее что-то среднее между слюнявчиком и манишкой. Женщины отказались носить это в полном составе…

Только я собралась отправиться на поиски подруги и сказать ей, что мой рабочий день и, ее соответственно, тоже окончен, как заприметила  цветастую юбку. Пока я стояла с открытым ртом, случилось неожиданное: рядом с моей верной подругой притормозил жигуль, дверь приоткрылась, сзади Вику обхватили руки бандюги, ей  зажали рот, размазывая по лицу помаду. Она вертелась как уж на сковородке и подпрыгивала как раненая блоха (странное сочетание, но мне некогда об этом подумать), пыталась вырваться, но ее тюкнули чем - то по башке, что на корню пресекло все попытки к сопротивлению. Последнее моя мысль была: “Какое счастье, что у нее на голове парик!”. Вика оказалась внутри, и тачка рванула с места. Я заметалась в поисках машины. Девушка на синем форде коротко бросила «Садись» и стартовала так, что взвизгнули покрышки.

- Куда едем?

-          За красным жигулем. Спасибо.

-          Не за что.

Ехали мы недолго. Похитители преследования видимо не ожидали, потому нас не приметили. До города они не добрались, свернули на проселочную дорогу, переехали речку по мосту, еще немного попетляли и заехали то ли в деревушку, то ли в дачный поселок. Денег Анжела с меня не взяла. Сочувственно спросила, уж не любовницу ли своего благоверного я преследую. Получила утвердительный ответ, посоветовала наподдать ей, и тронула машину с места. Оставила свой телефон и велела обращаться если что. Неприятности сближают.

Передо мной стоял домик, словно сошедший со страниц книжки со сказками. Бревенчатые стены, крыша красной черепицы, резное крылечко, широко раскрытые ставни. Чудо, а не домик. Кругом зеленел сад: яблони и груши, вишни и сливы, дальше, по-моему, малинник. Перед домиком за невысоким заборчиком стоял красный жигуль. Я задумчиво стояла перед забором. Что они делают с Викой? Может пока я тут кумекаю как попасть внутрь, над ней издеваются? Бьют, пытают! И за что? Я решила действовать.

Вспомнив детство и распластавшись на траве (какое счастье, что сейчас лето!), я поползла к дому, загребая грязь руками и начисто забыв об отсутствии дома гарячей воды. Костюм после этих упражнений можно будет выкинуть, но волнение помешало мне об этом подумать...

Добравшись до домика столь экстравагантным образом, я приникла к окошку - никого. Перебралась к другому, открытому и увидела Витку, сидящую ко мне спиной и парня напротив нее. Тут меня как громом поразило! Вот почему лицо следящего за мной казалось знакомым – это тот самый торговый агент, что продал мне поднос. Алик! Немудрено, что я не запомнила его. Парень имел на редкость обычную внешность, не запоминающуюся. Ему в ЦРУ или МОССАДе цены бы не было. Сто раз увидишь, в сто первый спокойно пройдешь мимо и не обернешься. Русые, даже скорее каштановые волосы, глаза карьи, небольшой рот, средний рост. Если бы мне нужно было охарактеризовать его одним словом, я бы сказала «средний». Он что - то  угрожающе говорил, но очень тихо. Настроив локаторы, я скукожилась под окном в страшно неудобной позе, так как сверху мешал водосток, а снизу завалинка, и принялась слушать.

-          … скажешь, а нет, так она скажет. Говори где посуда, муха навозная!, - я заерзала в своем убежище. Может в комнате еще кто-то есть? Иначе, к кому он обращается, у Витки ведь заклеен рот. Вероятно эта счастливая мысль пришла в голову  не только мне – послышался визг и родной до боли голос:

-          Вот козлина! Чем вы бредите все, какая посуда?!

-          Не п…ди!, - грубо оборвал он ее. Фу, а еще белую рубашку нацепил.

-          НЕ знаю я ни про какую посуду, ты, уродец.

-          А тебе и не нужно знать. Сейчас я тебе дам трубочку, ты позвонишь своей ненаглядной подруге, скажешь, что тебя держат в заложниках и не отпустят, пока она не вернет поднос.

Им нужен поднос! Стекляшка, которую он мне тыкнул в руки, но зачем?

-          Звони, сука, и без фокусов!.

Я изловчилась и выключила мобильный, думаю, его трель не была бы уместна.

-          Она трубку не берет!, - жалобно сказала Вика

-          Не беда посидишь на чердаке, вечером я вернусь, и повторим попытку, - порадовал Викторию Алик.

 

Алику нужен этот поднос! Он упустил его по глупости. Добыл с таким трудом и упустил. Почему он не стал действовать сразу? Потому что в посольстве ему отказали в визе! Вот почему! Одинокий  он, и они полагали, будто он хочет стать нелегалом. Кому нужна их поганая заграница! С такими деньжищами он и тут неплохо бы устроился. В последнее время ситуация усложнилась – Алик просек, что за гребаной стекляшкой охотится еще кто-то. Этот кто-то порешил его друга Ваську, когда тот искал в квартире девки злосчастную посуду. Следовало действовать быстро и очень осторожно. Лишиться жизни не хотелось. Хотелось денег. Он вырвет поднос у девок любой ценой. Если понадобится – прирежет обоих.

 

 

В домике что-то загрохотало, послышался сдавленный Виткин писк, и все стихло. Минут через десять вышел Алик и еще два бугая. Они спорили между  собой оставлять охрану или нет. Решили, не стоит. Все равно до земли далеко, а Вика обладает отнюдь не спортивной фигурой.  Тем более отъехать они собирались не надолго:  «Купить хавчика и пивасика!». Послышалось бурчание двигателя.

Выждав еще минут 10, для верности, я покинула свой пост. Медлить было нельзя – где магазин неизвестно, но думаю недалеко. И пиво, и нехитрую закусь сейчас продают буквально на каждом шагу. Надо как-то доставать Викторию… Дома здесь стояли на сваях и чердак был очень высоким,  о прыжке и речи не идет.  Видимо весной Днепр разливается и затапливает все вокруг. Я огляделась. Все домики стояли на ножках – как избушки бабы Яги и только у  одного, соседского с нашим, домика пространство от земли до днища было аккуратно забито досками. Правда аккуратность хозяина не была полной – рядом с крылечком в досках зияла дыра. Очевидно, после половодья доски прогнили. О чем я думаю?! Вот рядом с этим домиком знакомый предмет –садовая  лестница. Пока я тянула эту бандуру – взмокла словно в сауне побывала. Прислонила к стене драбину ( так в нашем селе говорят) и полезла наверх. Окошко узкое, темное, давно не мытое. Я размахнулась и со всей силы врезала по стеклу. Осколки посыпались мне за шиворот с приятным звоном, лестница покачнулась и я с воплем, головой вперед влетела в Викину скромную обитель. Подруга с выпученными глазами беззвучно открывала и закрывала рот. В руках у нее была здоровенная дубина. Я не удивилась, в хламе, валявшемся вокруг, если хорошо поискать, наверно можно и пулемет найти и пушку. На чердаке сказочного домика не убирали с времен второй мировой. Наконец у Вики прорезался звук. Пришлось объяснить как я попала сюда, как подслушала разговор…

Уходить решили через то же окно ибо дверь, ведущая из дома на чердак, была закрыта с той стороны на висячий замок. Обратно я  пролезла с гораздо большим трудом чем туда.   Стекольное крошево за пазухой царапало нежную кожу, спина и живот невыносимо зудели. Я достигла земли и посмотрела наверх. Вика высунулась по пояс и застряла.

-          Чего ты там копаешься? Давай быстрее, - поторопила я

-          Чего – чего… Задница у меня застряла!, - недовольно проорала она, - как у Винни Пуха.

Какой к черту Винни Пух! Надо ноги уносить, а она в детство впала. Правда у Виктории очень женская фигура: узенькие плечи, средняя упругая грудь, талия в 40 сантиметров, абсолютно плоский живот  и широкие красивые бедра. Конечно для повседневной жизни такая фигура – мечта любой нормальной (не сдвинутой на диетах) женщины, однако сейчас из-за этих бедер могли возникнуть крупные неприятности. Подруга пыхтела и кряхтела, лицо ее приобрело нездоровый красный оттенок, однако бедра стояли намертво. А я еще удивлялась, почему ее не связали и не привязали! Увидели, гады, что через это окошко ей не пролезть! Я снова вылезла наверх, взяла ее за руки и дернула что было мочи. Вика, словно пробка от шампанского вылетела из окошка и придала мне дополнительное ускорение. С воем мы втроем (я, она и лестница) пролетели до земли и шарахнулись в заросли малины. Вокруг все стихло. Теперь к царапинам от стекла прибавились свеженькие – от малины… Я попыталась сгрести в кучу руки и ноги, и приняла позу «четвереньки». Виктория лежала подальше, она-то совершила сальто через мою голову, и подозрительно молчала.    Я, проломилась через заросли словно кабан, меня уже ничего не пугало, и подползла к ней.

-          Ты знаешь, в следующий раз будем прыгать. Кто бы мог подумать, какой у нас запас прочности оказывается! , - оптимистично заявила подруга, - я-то всего – ничего только ногу кажется сломала, а ты и вообще целехонька!

-          Собирай свои ноги и давай их уносить отсюда, неровен час, наши дружбаны заявятся!

Как в воду глядела! Послышался шум двигателя, хлопнула дверца автомобиля.

-          Витка, - прошипела я, - давай по-пластунски к соседнему домику. Там дыра в досках.

Подруга от страха забыла про поломанную ногу и достаточно резво поползла к соседям. Я старалась не отставать. Думаю, если бы ползанье внесли в список олимпийских видов спорта, мы взяли бы первое место. Виктория быстро протиснулась внутрь, в кромешную тьму. Вслед за ней и  я начала пропихиваться в эту чертову дырку. Как раз в тот момент, когда половина меня была уже там, а вторая еще на улице (причем филейная...) на дорожке появился один из бандюков. Я задохнулась от ужаса. Проклиная свою (пардон) попу, распласталась на земле в живописной позе цыпленка - табака ( начисто опять забыв, что в душе нет воды, да и до нее ли мне было), медленно протиснулась в отверстие и услышала голос Виты :

- Ползи прямо, потом налево  !

Игнорируя добрый совет, поползла налево сразу, так как не испытываю ни малейшего желания совершать маневры в этом положении. И тут :

- Ты куда ?! Там же стекла!!!

Но развернуться обратно не представлялось возможным - я находилась между двумя идиотскими сваями, поэтому поползла дальше высоко поднимая все, что можно высоко поднять. Наконец нашла Витку, умостилась подле нее, глаза постепенно привыкли к темноте. А это местечко можно было бы назвать симпатичным - ни тебе слежки, ни свирепствующих бандитов, если бы только можно было разогнуть шею, и если бы пятой точке  не было так холодно.  Вокруг нас что-то копошилось, шуршало, двигалось. Мы прижались друг к другу и старались не думать о мышах, пауках, и прочих возможных обитателях логова. Просидели там еще полчаса, слушая как сверху ходят люди. Я все время чесалась. Интересно, удастся ли мне самостоятельно выковырять все кусочки стекла и колючки?!

Шея и ноги затекли окончательно, паутина уже была даже на самых неожиданных участках тела. Возле дырки появились ноги в кроссовках за триста баксов и вторые, в туфлях черной кожи:

-          Смылась, сучка задастая, - даже эти заметили шикарные Виткины бедра, - как лестница здесь оказалась?

-          Дрон, значит нас кто-то пас, не сама же драбина к окну подбежала

-          Твоя правда, братан, а если пас, то только на машине, мы ведь быстро ехали. Значит уже смылись, тачки нигде не видно.

-          Мы должны ее найти иначе Алик из нас лапши нарубит, поехали!, - ноги стали удаляться. Снова заурчал двигатель.

Выждав еще десять минут, мы стремительно поползли к выходу, загребая песок руками, ногами и ногтями...

Вопреки ожиданиям нога Виктории оказалась целой, вывих наверно был. Подруга могла идти, прихрамывая и опираясь на меня.

Мы потащились к трассе опираясь друг на друга, как две сиротки Марыси. Видок у нас был тот еще: в паутине, песке, поцарапанные, в синяках и порезах. Сколько не голосовали, брать никто не хотел. По всей вероятности нам предстояло идти  пешком. Вика неплохо знала эти места и утверждала что до ближайшего городского транспорта каких - то 3 км. С собой у меня была сумка с бутылкой мартини, купленной  в дьюти-фри. Странно, но она не разбилась и не потерялась! Так вот, чертова емкость прибавляла в весе с каждым шагом, растреклятое солнце шпарило так, что казалось еще немного - и содержимое наших голов ( не осмелюсь назвать после всего произошедшего это мозгами ) начнет кипеть. Проезжающие в машинах люди, очень жалостливо смотрели на двух недоделанных, но подвезти никто не предлагал. Не прошло и часа как мы добрались до автобуса и тут полил такой дождь, что возникла обратная опасность - содержимое голов вымоется до первозданной чистоты. Ливень конечно же сопровождал нас по всей  дороге до метро. В результате, когда мы вошли внутрь, очень галантный мужчина сказал : “Ой, девушка, с Вас лужа натекла !”, я, правда была такая уставшая, что промолчала. Тетка – контролер или как она там называется, та что целый день сидит в будке и таращится на проходящий народ, выскочила нам на встречу и начала кричать. Дескать, в таком виде она нас в метро не пустит и вообще там не место бомжам. Я достала удостоверение, противная бабища закрыла рот на полуслове, но долго провожала нас возмущенным взглядом. В вагоне вокруг нас образовался вакуум, а когда освободилось место, и Вика уселась, скамеечка мигом опустела.  Словом, ехали как в личном вагоне.

Дома со всей остротой встал вопрос о том, что же делать дальше. Делать вид, что ничего не происходит, больше было нельзя, даже я бы сказала невозможно и опасно. Главное, я не понимала, зачем им понадобился поднос. Вот мы и узнали, что нужно бандюкам, но как говорится в анекдоте «И шо це нам дало?».  Мое предложение обратиться в милицию Вика отвергла как неперспективное. Оставалось одно - замуроваться в квартире и не подавать признаков жизни. Предложение заманчивое, что и говорить, однако имеет ряд недостатков, например, мне нужно вечером на работу, в холодильнике есть только полки для продуктов, у Виктории похоже серьезный вывих. Да и к брату неплохо бы наведаться, забрать поднос и посмотреть что же в нем такого интересного. Может он не из стекла, а из бриллиантов? Кроме всего прочего, непонятным и оттого пугающим был факт сегодняшнего похищения Виктории. Как объяснить данное происшествие? Мы делали окрошку, мазали друг другу раны. Я наложила Вике на ногу тугую повязку. Мы даже попытались восстановить мое лицо – как-никак фейс державы. Представляете, въезжаете Вы в страну, и видите таможенника с поцарапанной и побитой физиономией любителя выпить? Сделали паровую ванночку с ромашкой, массаж с медом, маску из картошки. Не скажу, что царапины исчезли, просто их стало меньше видно. Мы же, занятые делом не имели возможности впасть в истерику. Скажу честно, очень хотелось…

Что-то бродило в голове все это время. Нет, не вши.. я думала о похищении. Зачем им Витка? Я честно ходила на назначенную бандитами встречу и выразила готовность к сотрудничеству. По-доброму предложила отдать нужную вещь… Хотели подстраховаться? Сомнительно… Не поверили? Возможно. Так все равно… В мозгах скрипнуло и наступило просветление. Поднос кроме Алика нужен еще кому-то. Тогда все становится на свои места – записку писал один человек, похитил подругу другой! Это конец. Двоих соперников нам не одолеть. Телефонная трель чуть не довела меня до инфаркта.

Внуча, привет, - проворковала бабушка, - вот думаю, дай позвоню, голос твой услышу!

-          Как дела, бабуль?

-          Сахар сильно поднялся. У меня – шесть, представляешь, - грустно поведала она. Судя по всему, шесть это много, бабушке придется на какое-то время забыть о мороженом, до которого она большая охотница.

-          А сколько должно быть?

-          Четыре. Была у ортопеда…

-          Ты ж недавно ходила, - удивилась я, - опять?

-          Это другой. Представляешь, сказал, что это старческие изменения. Просто не захотел меня лечить. Денег не дала. С вечера выпила мочегонное. Доктор посоветовал от давления. Ничего не помогает. А ночью чуть не задохнулась – щитовидка проклятая душила. Я уж и калину прикладывала и воду святую…

-          Крепись, бабулечка. Спокойной ночи.

 

 

Самвэл Нагапетович инструктировал своих бойцов. Он был правильным паханом: никогда не ругал просто так, не скупился на похвалы, если они были  заработаны, но уж если кто-то заслужил порицание, Самвэл был беспощаден.  Сколько себя помнили его шестерки, никогда не повышал голос. У Самвэла был тяжелый взгляд, он запросто мог им одним уничтожить провинившегося. Видать за него на зоне он получил кличку Гиря, точно, правда никто не знал, за такой вопрос можно и пулю схлопотать. Гиря был высоким красивым кавказцем. Всегда спокойный, даже медлительный, он двигался плавно и по-звериному красиво. От него исходили невообразимые флюиды – опасности, сексуальности и чего-то еще. В его присутствии невозможно было чувствовать себя в безопасности.

Сейчас ему для чего-то понадобился поднос. Да не любой, а хранящийся у какой-то девки.

По всей вероятности посуда была ценной, так как за квартирой девки велось круглосуточное наблюдение. К ней в квартиру влез посторонний и попытался найти что-то, наверно, тот самый поднос, за что и был немедленно убит. После этого ребята Самвэла лично обследовали квартиру – очень аккуратно, хозяйка ничего не должна была заметить, но похожего по описанию подноса не нашли.

-          Девка либо спрятала его так, что ни Вы, ни покойник не смогли найти…, -

-          Шеф, да мы облазили и обшарили каждый закуток, - встрял один из бойцов, с поэтической кликухой Фейс

Самвел ничего не сказал,  смерил парня  неодобрительным взглядом и тот как-то сник, увял, попросту говоря.

-          … либо отдала кому-то на хранение, либо, что тоже вероятно, она ничего не знает., - невозмутимо продолжил он., - нужно проверить все варианты. Ты, Лопух, - он посмотрел на парня с ушами, прижатыми больше к вискам чем к положенному месту, - аккуратно посмотри квартиру ее подруги и собери о ней сведения; ты, Фейс, должен охмурить либо эту девку, либо ее подругу. Денег на рестораны, презенты и все такое тебе дадут. Наблюдение с квартиры не снимать. Да, вот еще что, - вдруг спохватился Самвэл, - там вокруг нее крутится мужик какой-то. Липа, проверь кто он такой.

Липа кивнул. Свое прозвище он получил за умение в самые короткие сроки собирать необходимые сведения, точные и правдивые.

-          Если всем все ясно – идите, занимайтесь делом.

 

Пока Витка принимала ванну (о радость – дали горячую воду), я тайком позвонила капитану Аркуше. Поймите меня правильно, игра в сыщиков, это прекрасно, но мне страшно. Страшно за себя и мою безбашенную подругу. Капитан же просил звонить, если что-то прояснится. На месте его, естественно не оказалось. Я объяснила другому милиционеру, что знаю, из-за чего за мной охотятся, и что у меня искали – это  поднос. После чего мне посоветовали не морочить голову органам власти, смотреть поменьше детективов и проспаться.  Я, опешив, замолчала. Мой аббонент воспользовался этим и положил трубку. Приходилось признать, Виктория оказалась права в отношении наших доблестных милиционеров. Кроме капитана Аркуши я со своими проблемами никому не нужна. Придется бороться в одиночку. Поднос бандитам не  отдам ни за что. Ведь ничто не помешает им прикончить меня, как только он окажется у них в руках. Попытаюсь узнать, что в нем такого ценного.  Только как?! Откуда начать, не представляю. Вика, внимательно выслушав историю приобретения подноса, тоже никаких предложений не внесла.  Мы зашли в тупик. Было страшно, и сразу захотелось есть. Да-да, не улыбайтесь! Все мои однокурсницы за сессию сбрасывали пару-тройку лишних килограммов, так как от волнения перед экзаменами начисто лишались аппетита. Я же когда волнуюсь, напоминаю себе бешенную молотилку – ем все подряд.

 

Фейс задумчиво стоял перед зеркалом и любовался собой. Созерцание собственной внешности всегда его вдохновляло. Собственно, и прозвище он получил исключительно из-за внешности голливудского актера. Высокий, стройный, атлетически сложен – мечта любой женщины. Фейс тщательно следил за собой и не чурался делать маникюр с педикюром, обертывания для улучшения тургора кожи, регулярно посещал солярий. Как-никак внешностью он зарабатывал на жизнь, щекотливые поручения, связанные с дамами Самвэл поручал ему. У него также имелась пожилая любовница – любительница молодого тела, щедрой рукой отсыпающая ему денежки. Фейс с удовольствием ложился с ней в постель. Подумаешь, тело немного увядшее, зато дама даст сто очков вперед любой соплюшке в смысле искусства. Оставалось придумать как познакомиться с девочками. Его появление на горизонте этой телки должно выглядеть эффектно. Наконец он отошел от зеркала. План готов, оставалось воплотить его в жизнь. Щегольская трубка радиотелефона нашлась почему-то под кроватью, где он вчера упражнялся с очередной цыпочкой. Пара звонков нужным людям и можно начинать.

 

Как ни крути, а на работу идти придется. От страха все валилось из рук. Это только в кино и романах отважные героини  ловко управляются с головорезами, владеют самбо, дзюдо и немного джиу-джитсу. В жизни совсем по-другому: я обожгла руку утюгом, когда гладила форму, вместо сковородки вывалила себе на ноги картошку, и как апофеоз неприятностей – запутала в волосах расческу. Пришлось выстричь огромный клок. А все из-за невеселых мыслей о делах наших скорбных. Грустно подумала, что теперь выгляжу вообще замечательно – с расцарапанной физиомордией и неровно простриженными прядями. По закону подлости расческа застряла там, где у большинства девушек висит челка.  У меня ее отродясь не было. Теперь появилась – надо лбом, больше всего напоминающим аэродром, наивно торчат обскубанные волосенки. Красотища! Катя Пушкарева от дыхает!

В первую очередь меня занимал вопрос, как попасть к брату в квартиру на седьмом этаже, сам-то он уехал в экспедицию по дайвингу. Во вторую – как остаться в живых…

Я предусмотрительно положила в сумку дезодорант и молоток для отбивания мяса. Прочитала о молотке в книжке Хмелевской. А еще смеют утверждать, будто от детективов пользы нет. Вот она, на лицо… Мы простились с Викой, окопавшейся в моей квартире, и я вырулила из подъезда, собираясь пробраться до развозки переулками и дворами. Не прошла я и двадцати метров, как рядом завизжала тормозами машина и из нее словно скрепки из коробочки посыпались братки. От страха мне показалось что из человек семь, не меньше, на самом деле - всего трое. Они недвусмысленно двинулись в мою сторону. Да что же это такое! Оставят меня в покое или нет!. Злость придала сил  и ловкости. Я быстрым движением выхватила дезик и (уже привычно) направила струю в сторону наступающих противников. Пока они терли глаза и вспоминали мою мать, я подскочила к ним – хватит отступать!-  и с остервенением  начала лупасить по доступным мне частям молотком. С другой стороны улицы к нам бросился парень, наверно для предотвращения смертоубийства. Я где-то в глубине головы отметила «писаный красавец – терпеть не могу таких!» впрочем, в этот момент я никого не могла терпеть. Одному уроду я кажется сломала руку, второй зажимал рану на лбу, третий успел спрятаться в машине. Двое изувеченных противников отступали под моим натиском. Красавчик же схватил меня за руку с молотком, и возопил: «Вы не ранены?! Я спасу Вас!». Может в другой ситуации я и была бы тронута его заботой, но не сейчас, когда мне казалось что все ополчились против меня. С воплем «ы-ы-ых, урод, прочь на х….!» я долбанула по красивому лицу пустым флаконом от дезодоранта. Дном угодила прямо несчастному в глаз. Показную заботу красавчика как ветром сдуло, у меня даже боевой задор пропал на несколько секунд от его цветистых выражений.  Нейтрализовав спасителя я хотела продолжить расправу над братками из машины, но они к сожалению смылись. Оставив парня с подбитым глазом посреди тротуара, я резвой рысью потрусила к развозке.

Начальство на пятиминутке выказывало недовольство работой инспекторов: больничных – много, пошлин и протоколов о нарушении таможенных правил – мало. В такие минуты меня всегда занимает  вопрос: если туристы не везут ничего не дозволенного или наоборот ввозят подарков на положенную сумму, инспектор должен им подкладывать контрабанду и товары, облагаемые пошлиной, самолично или как? Вы может не знаете, но если у инспектора плохие показатели по пошлине и контрабанде, то могут и премии лишить.

Я сидела за стойкой, подперев голову, и отрешенно взирала на толпу пассажиров. Сейчас объявят регистрацию и они ринутся на таможенный контроль, самые предусмотрительные уже выстраиваются в очереди к инспекторам. Первым нужно оформлять мужчину – непреложная истина. Коли первой была женщина – целый день все будет кувырком.

Мужчина с дипломатом и видеокамерой, следом еще один, с доской для серфинга,  женщина с мальчиком лет пяти и чемоданом на колесиках. Пока я оформляла документы, чадо успело обскакать вокруг моей стойки два раза, добежать до рентгенаппарата, раз пять прошмыгнуть под рамкой, после чего было схвачено мамашей за руку. Женщина пыталась дописать декларацию, одновременно удерживая сорванца, не справилась и выпустила. Через пару секунд я услышала удивленный возглас и увидела потрясенные лица моих сослуживцев за рентгенаппаратом.  Оксана тыкала рукой в экран и держалась за сердце. Любопытство сильнее меня. Я подошла к ним и замерла: на экране четко просматривался скрюченный скелетик. Неужели кто-то решил  контрабандой вывезти мумию?! Посмотреть на ленту транспортера мы сообразили одновременно. Улыбаясь во весь рот, на ней сидел давешний мальчик. Мамаша его затравленно озиралась по сторонам и кричала во все горло: «Вадик, ты где? Найду – убью! Солнышко, иди к маме!».

 

Самвэл грозно смотрел на подчиненных.

-          Гиря, ты не понимаешь…, - начал было Фейс

-          Это точно, я не понимаю ни хрена, тебе поручили познакомится с девкой, а ты что сделал?!, - Самвэл не повышал голос, но у четверых здоровых мужиков поползли вдоль позвоночника мурашки размером с батон белого хлеба, - зачем ты пытался организовать ее похищение? Затеял собственную игру? Тогда тебе лучше прямо сейчас отправиться на кладбище, причем быстро.

-          Да не собирался я ее похищать, - воскликнул Фейс с досадой, прижимая к подбитому глазу мокрый платок, - я хотел войти к ней в доверие, типа спасти от хулиганов, а эта дура вместо того, чтобы броситься мне на шею, долбанула в глаз какой-то железкой…

-          Флаконом от дезодоранта, - мрачно отозвался один из шестерок, - она нам из него в глаза пырснула. Не девка, а Шварценеггер. Фиговиной, по-моему для мяса, так нас уделала, ужас. Мне руку сломала, - он потряс перед носом Гири гипсом, - Коляну лоб расшибла, семь швов наложили!

Колян с перевязанной головой стоял рядом, но рта не открывал.

-          Молодец девка, - произнес Самвэл,  - а вы  - уроды. У тебя, Фейс только морда красивая… была, - усмехнулся он, - а мозги отсутствуют. На девчонку уже столько раз нападали, столько неприятностей ей причинили, что она решила обороняться, естественно. Ее, Робин Гуд недоделанный, лаской надо было брать. Лаской и галантным обращением. Выходит, по мордасам она вам за дело накостыляла, - четверка обиженно засопела, - еще и мало. Расстроил ты меня, Фейс. Такую возможность упустил. Но я тебя прощаю, поскольку прокололся в первый раз - парни расслабились, - идите, залечивайте раны. Придется мне ваши ошибки исправлять.

 

Время тянулось как растянутая резинка у трусов. Пассажиры следующего рейса выстроились за желтой линией. Девушка с лептопом, бабушка лет восьмидесяти (она –то куда собралась!), еще одна бабушка, напоминающая добрую колдунью: платочек, крючковатый нос, абсолютно седые волосы и добрые, веселые голубые глаза.

Все спокойно открывали чемоданы, понятно, не из удовольствия я в них копаюсь. Следующей подошла девушка стервозной наружности, наверняка старая дева. Проработав на таможне больше года, волей-неволей становишься отличным психологом. Я тяжело вздохнула и приготовилась к скандалу.

-          Здравствуйте. Пожалуйста, предъявите Ваш паспорт, билет и декларацию.  Спасибо. Летите в Лондон?

-          А что в билете не написано?, - с вызовом поинтересовалась девушка.

-          Написано. Сколько и какой валюты у Вас с собой? Не вывозите ли Вы предметы, требующие специальных разрешений на вывоз или запрещенные для вывоза из нашей страны: предметы старины и искусства, оружие…

-          Ой да ничего у меня нет,- перебила меня девушка и добавила насмешливо, - можете порыться в моих вещах, Вы же это любите.

Тут в разговор встряла давешняя бабушка:

-          Доченька, зачем ты ей грубишь, работа у этой девочки такая

-          А Вас, бабуля, вообще не спрашивают.

Глаза у бабушки - колдуньи налились слезами.

-          Бабушка, идите, регистрируйте билет. Видите, какая очередь., - попыталась я ее отвлечь от наглой мымры

-          Спасибо тебе детка, хорошая ты, все разобъяснила мне, куда чего писать в эту бумажку, и сейчас пытаешься утешить. Все у тебя будет хорошо. Скоро получишь денег, не много, но достаточно; чуть попозже выйдешь замуж и родишь двоих деток – мальчика первого, следом девочку. Жить будешь хорошо, а те неприятности, что сейчас у тебя – это временное, да и пустое, зато друзей у тебя, когда они закончатся, прибавится.

-          А у меня, - подала голос мымра, - мне скажите. Ну что Вам стоит!

-          Ты дочка, злая, потому у тебя все плохо, ни мужа, ни детей. Мужики, они как собаки – чувствуют и худого человека и доброго. Полюби мир, не только себя; перестань злиться, иначе будущее твое темное – одиночество и печаль, - ничуть не обидевшись на злючку, изрекла бабуся.

-          Вы, старая сплетница, все у меня будет хорошо, я, между прочим, к жениху лечу!, - выкрикнула девушка.

Старушка недоверчиво покачала головой и пошла к стойке регистрации.

-          Вы будете болтать или может все-таки оформите меня?!, - теперь дама решила обратить свою злость на меня.

-          Конечно, простите… Откройте, будьте любезны, чемодан.

-          Вам надо, Вы и открывайте, - фыркнула она.

Я вздохнула, отметила краем глаза главного инспектора, спешащего ко мне,  открыла чемодан и спросила:

-          Что в этом кульке?

-          Мои грязные трусы и прокладки, - нагло заявила она, - посмотрите, если Вам интересно.

Последнюю фразу услышал главный. Лицо его исказилось от ярости.

-          Светуля, пойди передохни, я закончу с этой дамой.

Дальше события развивались неожиданно – он спаковал вещи девушки и отвел ее к рентгенаппарату. Сам присел к экрану. Мне стало интересно и я подошла поближе

-          У Вас там что-то напоминает взрывное устройство, открывайте чемодан!

-          Сами открывайте!

-          Я боюсь, что оно взорвется, колупаться в Ваших вещах я не буду, Вы сами мне все предъявите и быстро, а то уже регистрация подходит к концу. У Вас же еще пограничный контроль? Да?

Девушка принялась вываливать вещи на стойку. Главный поворошил кучу руками и сказал

-          Наверно косметичка. Поставьте вещи еще раз на транспортер. Угу. А что это за ножик? Открывайте вещи еще раз.

Девчонка в бешенстве снова распаковала сумку. И снова ничего не нашли. Пришлось поставить чемодан на транспортер в третий раз. После этого, девушку, сотрясаемую крупной нервной дрожью, отпустили. Иван Анатольевич поманил меня пальцем и мы поднялись к пограничникам. Мымра подходила на паспортный контроль.

Пограничник взял ее паспорт, увидел кивок Ивана  Анатольевича, улыбнулся и сказал:

-          Это Ваш паспорт?

-          Да, а в чем дело?

-          Где Вам его выдали, тут печать нечеткая и фамилия неразборчиво. Придется Вас задержать до выяснения. Не могу же я Вас с таким паспортом выпустить за границу.

-          Вы не имеете права!, - девица покрылась красными пятнами, - я должна улететь!

-          Права имею, пока все не проверю, никуда Вы не денетесь. Впрочем, это быстро. Может, еще успеете на самолет.

Он снял трубку внутреннего телефона и сделал вид, что разговаривает. Девушка стояла ни живая ни мертвая, затравленно озираясь по сторонам и ища поддержки у остальных пассажиров. Все стояли с каменными лицами и делали вид, что не видят ее в упор. Внезапно она разрыдалась.

-          Да что же это такое! Почему мне так не везет!

Пограничник бросил взгляд на Ивана Анатольевича, заметил его удовлетворенную улыбку и сказал:

-          Не рыдайте, вон стоит инспектор таможни, которого Вы обидели. Она не рыдает. Возьмите свой паспорт.

Девушка схватила паспорт, повернулась в мою сторону и вдруг, прижав к груди остренькие кулачки, умоляюще  улыбнулась. Я кивнула в ответ и помахала рукой.

Рабочий день подходил к концу, и вместе с этим нарастала моя нервозность.  Как добраться домой? Что делать вообще? Не ночевать же мне на работе, хотя это выход – в зону таможенного контроля они не попадут! Я нервно оглядывала зал. Вот тот мужик, похоже, просто слоняется по порту, и вот тот тоже давно ошивается возле моей стойки. Я задумалась, оставался один выход; в конце концов двум смертям не бывать, а одной не миновать. Я набрала номер.

 

Мобилка завибрировала у Павла на поясе в самый неподходящий момент – шли переговоры с поставщиками. Он уже совсем было решил не отвечать, но увидев кто звонит, моментально извинился и вышел из кабинета. Дело в том, что вчера он решил наплевать на эти деньги и взять кредит. Он понял, такую девушку он больше не встретит. Целый вечер ломал голову как помочь ей выпутаться из передряги, но ничего путного не приходило на ум. Огорчало его и то, что она не стремится к сближению – может он ей не нравится? И вот этот звонок!

-          Павел, не могли бы Вы сегодня забрать меня с работы?, - раздался в трубке напряженный голосок, - у…у…у меня неприятности, а то бы я Вас не побеспокоила. Но если нет, то я не обижусь…

-          Конечно я подъеду, будьте в аэропорту.

-          Спасибо.

Наверно дело совсем плохо, если она ему позвонила. Что стряслось? Если кто-то причинил ей неприятности, он лично перегрызет ему горло, зарежет, пристрелит, задушит…

Наскоро завершив совещание, он сел в машину и погнал в порт. «В крайнем случае, - подумалось ему, -  дам гаишникам на лапу». Павел доехал до аллеи, ведущей непосредственно к зданию аэровокзала, машину вдруг потянуло влево. Замена колеса на запаску (какое счастье, что он возит ее в багажнике!) заняла какое-то время. Он чертыхался и злился, потому что болты прикипели намертво и, откручивая их, естественно, вывозился в грязи. Бежевые брюки смело можно выбросить, рубаху, когда-то красивого оттенка горького шоколада, тоже.

 

Я стояла рядом с постом милиции в аэропорту и искала глазами его машину. Опаздывает на  20 минут. Может вообще не приедет? А может заехал в аптеку прикупить клофелинчику – я слышала очень хорошие результаты дает, в смысле засыпания.  Не буду думать о плохом. Двое мужиков, замеченных ранее, неодобрительно косились в мою сторону, но подойти не решались. Все-таки я правильно выбрала пункт ожидания.  

Знакомый опель лихо затормозил перед зданием, я вдохнула воздух и стартовала с места в галоп. Мужики, опешившие и не ожидавшие подобной прыти, ринулись за мной, но я уже перебегала дорогу и махала руками, как обезумевшая мельница. Выйдя на финишную прямую, я угодила каблуком в пространство между плитами и сломала шпильку. Припадая на одну ногу, словно раненая курица, я домчалась до машины.

Павел выскочил из машины. Бежевые рубашка и брюки были  в грязи, по всей вероятности по дороге что-то произошло. Я устыдилась своих мыслей о клофелине…  Он открыл дверь и я очутилась в безопасном нутре машины. Подозрительные личности замерли на переходе в нерешительности.

-          Что случилось, малыш?!, - взволнованно спросил мой спутник.

И тут, от этого простого вопроса, прорвало плотину внутри меня. Как-то все навалилось сразу -  напряжение последних дней, сегодняшний скандал… Павел прижал меня к себе, поглаживал по волосам (конечно в направлении противоположном укладке), и шептал что-то успокаивающее. Вообще плачу я редко, но уж если начинаю, то пиши пропало, буду рыдать до икоты. Это если не жалеют, в противном случае, даже не до икоты, а до появления равномерного красного цвета на всем лице, не исключая глаз. Никто никогда не называл меня малышом и не жалел так необидно и по-доброму. Все вокруг всегда считали меня сильной, не нуждающейся в жалости личностью. А как хочется иногда чтобы кто-то просто пожалел… Вспомнив про, это я зарыдала еще горше.

Я продолжала всхлипывать у него на плече, думая про себя, что мою опухшую физиомордию сейчас лучше всего использовать в качестве запрещающего сигнала светофора, а волосы, после ласкового поглаживания Павла, как мочалку.

-          Я не могу рассказать, что со мной происходит, - прорыдала я, - не доверяю тебе до конца

-          Отчего же, позволь узнать, - его развеселило мое заявление,  - чем вызвал такое отношение. Готов на любые жертвы, лишь бы завоевать его целиком!

Я вытерла слезы, посмотрела на него сквозь щелочки, в кои превратились мои глаза:

-          Если ответишь на мои два вопроса, доверие будет безгранично

Он кивнул

-          Что ты подсыпал в мой бокал в ресторане, это во-первых; что искал у меня дома – во-вторых.

Как он удивился, даже лицо вытянулось, а глаза стали размером с мою любимую тарелку тонкого фарфора.

-          Но как ты узнала?! Ты же была практически без сознания!

-          У меня невосприимчивость к снотворному, - я на всякий случай решила не говорить правды и отодвинулась подальше, - а в ресторане за соседним столиком была моя подруга.

-          Ловки, ничего не скажешь, - засмеялся он.

Мне почему-то стало легче. Если бы был виноват, то наверное отпирался бы, правда?

-          Вот что, звони своей подруге, говори, что ночевать не придешь. Я отвезу тебя в одно местечко, отдохнем там и поговорим. Я приблизительно представляю, что и почему с тобой происходит.

-          Да? Тогда я никуда не поеду. Какая гарантия, что ты меня там не пристрелишь? В твоем тихом местечке?

-          М-да… Я скажу твоей подруге адрес, и, кроме того, если ты завтра не появишься дома, она вызовет милицию. Сообщишь ей мои данные. Идет?

Я кивнула и вспомнила о том, что у меня нет даже зубной щетки. Из одежды – форма, из обуви – две туфли с одним каблуком.  Павел пообещал все прикупить по дороге. Пусть покупает, он сам предложил.

На мое заявление «ночевать не приду» Витка отреагировала неадекватно:

-          Что с тобой случилось? Ты где? Что с тобой сделали эти сволочи? Ты не ранена, - вопила она в трубку, не давая вставить ни слова. Услышав мои заверения в полной безопасности, она успокоилась и согласилась побыть у меня до завтра. Данные Павла записала.

Мы заехали в магазинчик, где Павел, несмотря на мои протесты, накупил мне одежды, обуви и всякой всячины лет на десять вперед. Из машины он позвонил и сказал в трубку: «Я буду не один. Приготовить все.». Устав от рыданий я задремала. Машина плавно покачивалась. Я всегда любила спать в авто. Помню, ездили мы семьей по Латвии. Уложусь на заднем сидении, косынку повяжу, чтобы волосы в глаза не лезли и дрыхну. Красота! Машина замедлила ход, и я открыла глаза. Через секунду от увиденного, распахнула их еще шире.  Перед нами стоял забор, но какой! Из маленьких разноцветных камушков была сложена ажурная стена, с  искусно замаскированными лампочками. Складывалось ощущение, будто камушки светятся своим собственным светом. За забором находился дом, построенный по такому же принципу. Даже в журналах я не видела ничего подобного. Веранда с окнами от пола до потолка опоясывала здание, изломанная крыша под красной черепицей накрывала второй этаж, там же были ящички с петуньями и портулаком самых разнообразных оттенков.  Охранялся волшебный домик словно Форт Нокс. Вздох восхищения вырвался из моей груди.

-          Прошу…

-          Ты кто? Бил Гейтс или султан Брунея инкогнито?

Павел засмеялся

-          Всего лишь скромный владелец сети супермаркетов и закусочных.

На встречу хозяину выскочил огромный пес. Ньюфаундленд, если не ошибаюсь. Правда, выскочил это сильно сказано – к каждой лапе животинки была примотана бинтом деревянная планка. Песик шел переставляя ноги как инвалид на новых протезах. Павел пояснил. Когда Шархан был еще совсем крошкой, то напоминал больше всего мягкую игрушку. Голодный он был всегда, поэтому все его подкармливали. В результате, у несчастной собаки от избыточного веса начали криветь лапы, не успевшие еще окрепнуть. Сейчас Шархан проходит терапию – лапы у него на «шинах», ест бедняга обезжиренный творог, отварную телятину, сидит на диете, словно престарелая балерина.

Внутри дом был еще краше. В прихожей синяя и бежевая плитка устилала пол и обволакивала стены с зеркалами различных форм и размеров, к слову это было единственное помещение с полами без подогрева. Светлая ткань на стенах создавала ощущение праздника, галогеновые светильники уютно освещали каждый уголок, огромный холл плавно перетекал в кухню-гостиную, хотя не уверена, что правильно называю подобную красоту. Дальше были библиотека и самый настоящий каминный зал с уютными креслами; тут и там валялись шкуры (я потрогала одну – натуральные), несколько комнат (с ванными и санузлами), выходы в сауну и тренажерный зал. Лестница на второй этаж из различных видов древесины напоминала колорирование, сделанное рукой отличного мастера. Под крышей были комната и кабинет хозяина, несколько гостевых комнат, бильярдная и выход в галерею, ведущую к бассейну.

-          Располагайся, - когда я уже окончательно очумела, пригласил меня Павел и распахнул очередную дверь.

Потолка в комнате небыло. Точнее не так, был конечно, но полностью прозрачный. Сквозь стекло просвечивало вечернее небо со звездами. Стены то ли оклеенные, то ли обтянутые каким-то материалом моего любимого светло-кофейного оттенка чуть мерцали. Кровать с покрывалом того же цвета, ковер с ворсом до колена, огромные окна и светильник замысловатой формы дополняли интерьер. По всей комнате разбросаны маленькие белые цветочки, источавшие ненавязчивый, свежий аромат. За небольшой дверцей была ванна. С джакузи и душевой кабинкой. М-да… Подобную роскошь я видела только в заграничных фильмах и бразильских сериалах.

Я с радостью приняла предложение отдохнуть. Влезла в пенящееся чудо и валялась там наверное с час, изучая ассортимент моющих средств на полках. Не торопясь вымылась какой-то дивной мочалкой  (ее не нужно было намыливать) и принялась за волосы. Мне приглянулась бутылочка в форме капельки с янтарного оттенка содержимым. Ни слова по – русски на ней не было, но это меня не остановило, шампунь отлично мылилась и приятно, но немного странно  пахла. Единственный недостаток, смывалось средство ужасно, вода лилась и лилась, а количество пены  все не уменьшалось.  Разморенная, я натянула белье, новые брюки, футболку, устроилась на огромной кровати с приятно холодящим тело покрывалом и задремала.

Ключевые слова:  
Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade
 

Сообщение модератору

Отправьте сообщение модераторам, если считаете, что данная работа нарушает Правила Ярмарки Мастеров.

Модальное окно для уведомлений

Шаг 1 из 3: Создание магазина

Откройте собственный онлайн-магазин в несколько простых шагов и зарабатывайте любимым творчеством
Как будет называться магазин?
Какой у него будет web-адрес?

Шаг 2 из 3: Регистрация

Укажите контактные данные для своего магазина. Уже есть аккаунт?
Введите email
Придумайте пароль
Укажите свой город
< Назад

Шаг 3 из 3: Проверка email

  • Магазин
  • Регистрация
  • Проверка email
Остался завершающий шаг! Мы отправили Вам письмо, перейдите по ссылке в нем, чтобы подтвердить свою почту и начать работу с магазином.
Если письмо не пришло — можем отправить еще раз