Озарение-88

Озарение-88 | Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade

  Шум подъехавшей машины оживил Распакуя и Контурыча.

- А ну, глянь! – кивнули они Мешалке.

  Замотайка прилип носом к окну.

 Синенький «Пежо» остановился у сарайчика. Оттуда вылез безмерно усталый Вырезалкис и стал тянуть через разверзшийся багажник седана   свой вычурный  горно-спортивный велосипед.

- Ты уже добрался, Венечка? –Шпулька выскочила на крыльцо.

- Я бы вообще не добрался, если бы не эта добрая женщина! – ответил ей «Венечка» с лицом темнее тучи,  –Так и останусь теперь на дрожащих ногах после этой экзекуции по окрестным буеракам.

- Вероника Аркадьевна?!!.. Вот это совпадение! – удивилась Липочка, узнав ту женщину в лиловом кашне, которая им встретилась неподалеку отсюда в  день, когда  с мостков похитили Иванушку, – Спасибо Вам за помощь!

Все дружно подняли благодарственный гомон, пока Контурыч жестом не скомандовал тишину.

- Прошу любить и жаловать  хозяйку  летней  резиденции – Веронику Аркадьевну, что предоставила в наше распоряжение свои угодья и хоромы! – торжественно провозгласил Контурыч.

- Баба Дуся - это Вы?! – недоверчиво переспросил сообразительный Мешалка.

-« Диспетчерская слушает!» – знакомым голосом  Бабы Дуси нараспев произнесла Вероника Аркадьевна и  улыбнулась. – Это - мой творческий псевдоним! И любимая роль, если хотите!

- Вырезалкис был не похож на себя. Он пытался произнести какую-то фразу, но только мотал головой с открытым ртом, как будто пытался её схватить  губами из воздуха. Наконец, он хлопнул себя по лбу и выдохнул:

-«К-ке-кензо!» Мамины любимые духи!.. А я-то, голову ломаю, почему меня преследует сегодня этот аромат!.. Значит,  и  в «Элитном хомячке», и в салоне машины - одно лицо?!!.. Вы нам с Мозаикой  помогали?!!..  Контурыч!!!.. Ты мог бы нас представить, в конце - концов! Великий конспиратор! – Вырезалкис немного помялся, но потом решительно шагнул к Веронике Аркадьевне и выпалил в лоб:

- Позвольте мне поцеловать Вашу руку, поскольку никогда в своей жизни я не встречал такой одаренной актрисы, которая за этот день дважды была от меня в полуметре, и я её не узнал ни в одной роли. И, надо подчеркнуть, что  оба этих раза она была лишь для того со мной рядом, чтоб спасти от поражения мою врожденную бездарность как в актерском мастерстве, так и в велоспорте, –  Вырезалкис склонился к её руке, а народ вокруг радостно заулюлюкал и зааплодировал, пока с крыши курятника не раздалось истошное «мя-а-а-а-а!»

Иванушка к славе был не по-хорошему ревнив.

Комментарии
Комментариев пока нет