Читать когда плохое настроение!

Иногда у моих друзей случаются депрессии. А я совершенно не могу вытерпеть, когда кто-то рядом расстроен или в плохом настроении. Именно поэтому я начала писать веселые детективчики. Прочитайте, улыбнитесь! Друзья быстро выходили из ступора и снова веселились. Если у Вас плохое настроение - прошу!

ПОДСУДНОЕ ДЕЛО

События, описанные в романе,

вымышленные и никогда не происходили

в действительности.

Любые совпадения случайны.

Часть 1.

За некоторое время до описываемых событий.

Иногда жизнь выкидывает такие коленца! Ни в одной книге не найдешь ни слова о таком. Конечно, он знал прописную истину: «Деньги – не суть счастье». Однако наивно полагал, что к нему это не относится. У него была чудесная семья: богатые и титулованные родители, сестра.  Живи и радуйся!

Он потер руками уставшее лицо. От невозможного количества сигарет, выкуренных за эту ночь, тяжелую и полную раздумий, хотелось есть.

Все рухнуло в один момент. Он – гей. Ни одно общество не примет такого. Имеется ввиду высшее общество, да еще в такой консервативной стране, как Англия! Будь он проклят этот титул! Что ему делать?! Уже скоро о нем поползут слухи. Не может здоровый, нормальный мужчина 35 лет от роду жить бобылем. Так что скоро все выплывет наружу, и он станет парией, изгоем. Ну и что? Он бы с радостью стал им! Больше всего в жизни ему хотелось никогда более не видеть напыщенных физиономий и не слышать пустых разговоров, никогда не участвовать в светских мероприятиях и разглядывать словно лошадей, девиц, мечтающих стать его женой. Его не пугала перспектива изгнания из высшего света, но… Всегда это проклятое слово! Но у него есть сестра. Его девочка! За сестру он готов отдать жизнь! Не задумываясь. Собственно он и кошмар, в который превратилась его жизнь, терпит только из-за нее! Ведь если он будет изгнан, она автоматически тоже покинет общество! Никогда не сделает хорошей партии!

Остается одно – смерть. Когда он подумал об этом, в груди словно лопнула туго натянутая струна. Вот он простой выход. Правда, его любимый будет страдать, но лучше ужасный конец, чем ужас без конца! Любимый переживет, он сильный. Сестра тоже погорюет и успокоится, выйдет замуж, родит. А он обретет, наконец, покой! Да, это единственный выход. Он решительно встал, нужно действовать!

Внезапно дверь приоткрылась. На пороге стояла его кормилица…

Черт! Ему пришлось ехать в эту распроклятую Англию и похоронить самого лучшего друга. Можно сойти с ума уже от этого. Все, что он создавал, рушилось на глазах. Да еще и денег в условленном месте не оказалось! Вот где теперь их искать, а? Сами уйти они не могли, значит кто-то спер…

Наше время. Лето. Жара.

Все, что хорошо начинается, плохо заканчивается. Я наивно полагала, что законы Мерфи, не более чем придумка юморного человека. Ничего подобного. Это как примета с черной кошкой или пустым ведром – если день начался хорошо, к вечеру непременно жди гадостей.

Ночевала я у бабушки. Вечеринка вчера поздно закончилась, гуляли мы в клубе, в центре города, а моя гранд-мазер живет совсем недалеко от него. Я же с родителями вместе обитаю, так сказать, на рабочей окраине. И до дому добралась бы только утром. Вот и отправилась ночевать куда поближе. Теперь же мне предстояло пилить через весь город в вечернем наряде, да еще и с вещами. Мама моя, охваченная хозяйственным пылом решила сварить варенье, и бабушка нагрузила меня тремя килограммами сахара. Правда, до ближайшей станции метро две минуты ходьбы, но ехать придется с пересадкой. Я же летом совершенно не могу находиться под землей – зимой хоть бы что, а летом дурно делается. Лучше подождать автобуса, хотя езда в жару то еще удовольствие.

Но сегодня ничего не могло испортить мне настроение. Утром я выпорхнула от бабульки, непонятно почему счастливая до глубины души. Знаете, бывают такие дни, когда ни с того ни с сего ощущаешь себя счастливым, хотя особо радоваться нечему. У Вас не бывает? Примите мои соболезнования…

Все сияло и пело в лучах августовского солнца. Загоревшая, в черном с накидкой до пят сарафане, разрез которого открывал мои (чего греха таить) великолепные ножки на огромных каблуках,  я очень себе нравилась. Пушистая масса волос колыхалась, закрывая пол спины, а я с удовольствием ловила заинтересованные мужские взгляды.  Очень люблю эту аллею – два ряда старых каштанов. Весной, когда они зацветают, даже самое плохое настроение отступает. Сейчас деревья не цвели, совершенно непонятно от чего на меня напала эйфория.

Откуда ни возьмись, словно Сивка Бурка Вещая Каурка передо мной появился парень, самой заурядной наружности. Бывают такие ничем не приметные – вроде все на месте и нос, и глаза, и все остальное. Встретишься с таким, и через пять минут уже не вспомнишь, как выглядел. Я разулыбалась, а он, вместо того, чтобы начать знакомиться, затарахтел:

-          Сегодня Вам повезло: канадская компания проводит акцию…

Все ясно! Очередной диллер. Они видно чуют меня за версту – я уже приобрела расческу с массажером, от которой едва не лишилась всех волос и эпилятор, который напротив, не удалил ни одного волоска. Правда, парень совсем не походил на продавцов ненужных товаров. У тех на лице всегда блуждающая улыбка, бегающие глазенки, а общее выражение – описавшегося щенка. Такое же задумчивое и растерянное.

-          Спасибо, мне ничего не нужно, да и денег у меня нет!, - я попыталась обойти назойливого распространителя.

-          А они Вам и не нужны – этот поднос я отдаю Вам в подарок! – и он попытался всунуть мне в руки пакет. Потерпел при этом полную неудачу. Как всякая уважающая себя женщина с пустыми руками я никогда не хожу – маленькая сумочка с косметикой, пиджак, туба с рисунками и три килограмма сахара для варенья… Для подноса места просто не осталось.

-          Возьмите!

-          Чем ?

Он глянул за мою спину и с удвоенной энергией попытался всучить мне пакет.

-          Меня зовут Алик! Телефон!

-          Чей?,- поинтересовалась я, думая о том, что всю жизнь считала, будто алик – это производная от слова «алкаш»…

-          Ваш!

Я машинально назвала номер…

-          Спасибо, девушка, берегите поднос, я Вам позвоню, расспрошу как он в хозяйстве,-  бросил он напоследок и, оставив меня в состоянии легкого недоумения, быстро вошел в ближайшую подворотню. Дурак какой-то…

Я оглянулась, и увидела двух неприятного вида парней, свернувших в ту же подворотню. Если бы я была более наблюдательной, то возможно, заметила бы, машину, тронувшуюся следом за мной. Возможно, я заметила бы, что она  уже давно стояла рядом. Может быть тогда все произошло бы по-другому, и ничего бы не случилось вообще, но история, как известно, не имеет сослагательного наклонения.

Автобуса как всегда не было, зато людей на остановке - хоть отбавляй. Я переминалась с ноги на ногу, прикидывая чем буду держаться за поручень в автобусе, и  когда попаду домой. Вдруг рядом со мной притормозил шикарный опель. Полированные бока автомобиля пускали солнечных зайчиков, ослепительно чистое лобовое стекло позволяло рассмотреть салон с сиденьями из кремовой кожи. Люди притихли, как по команде повернули головы в мою сторону и навострили уши. Еще бы! Такое развлечение! Спешите видеть! Импозантный, очень приятный внешне мужчина лет сорока вышел из машины. Стало заметно, костюм его не с Троещинского рынка, да и туфли стоят не двести гривен. Демонстрируя хорошие манеры, мужчина протянул мне руку и сказал:

-          Подвезти?, - одним словом самый натуральный маньяк. Да-да, не улыбайтесь, настоящие изверги всегда вызывают расположение и доверие.  Газеты нужно читать. А этот, кроме всего прочего, так пялился на мои ноги, что хотелось на ближайший праздник подарить ему бинокль.

От его голоса у меня как-то странно и приятно захолодило в спине. Никогда мужской голос не приводил меня в такое состояние.

-          Спасибо, я уж как–нибудь на автобусе доеду… - народ на остановке пялился на нас во все глаза, -а то маньяки, знаете ли…

-          Да я нормальный!, - засмеялся мужчина, -  Правда. Садитесь! Меня зовут Павел Николаевич

По закону подлости именно в этот момент подрулил автобус. Пассажиры загружались, пытаясь одновременно не упустить нить нашего разговора, и увидеть чем же все кончится. Те, кто уже зашел, не продвигались вперед, задние напирали и кричали передним, чтобы те продвинулись. Словом, обычная, ничем не примечательная посадка в городской транспорт. Я потянулась было к входным дверям, а потом решительно подобрала подол сарафана и села в машину. В конце концов, двум смертям не бывать, а одной не миновать. В случае чего огрею его по голове кульком с сахаром. Сиденье приятно охватило тело. Да, это был далеко не автобус.

Павел Николаевич что-то рассказывал, у меня же в голове билась одна мысль «Как бы продолжить наше знакомство?». Не подумайте ничего плохого, просто такой интересный мужчина, как раз в моем вкусе, а я сейчас одна. Простаиваю, так сказать…Наверно и я ему понравилась, иначе с чего он предлагал меня подвезти? Как все удачно складывается!

-          …пообедать?

-          А? Это Вы мне? – занятая своими мыслями я прослушала. Ну вот теперь он точно решит что я идиотка! Слабым утешением служило, что симпатичная идиотка…

Пообедать конечно же я согласилась. Тем более, что  абсолютно никуда не торопилась. Машина плавно двигалась в неплотном потоке, кондиционер вдувал, выдувал, охлаждал… Павел Николаевич развлекал меня беседой. Местом для трапезы мы избрали небольшой ресторанчик в Гидропарке. Мы! Ха! Я-то никогда тут не была – цены такие, что аппетит пропадает сразу. Но шашлыки, все говорят, самые вкусные в городе.

В Гидропарке гомонила пестрая толпа, со всех сторон доносились запахи жаренного мяса и специй. Пока мы решали где усядемся, и ждали заказ, я чуть не захлебнулась слюной. Пожилой грузин – хозяин заведения, подавая шашлык посмотрел на меня, улыбнулся и причмокнул губами.

Мы неторопясь поглощали свинину, под заинтересованными взглядами остальных посетителей (впрочем, чем больше мы встречались, тем больше я привыкала к ним). Бармен так старательно глазел на странную пару, что рисковал протереть стакан насквозь. Два джентельмена, присевшие за соседним столиком долго ждали официантку, она была занята – изучала нас с захватывающим интересом на лице. Впрочем, упомянутые джентельмены, по всей вероятности не заметили медлительности обслуги – они тоже вывернули шеи в нашу сторону. Создавалось ощущение, будто мы вытворяем нечто неприличное, ковыряемся вилками в ушах либо справляем малую нужду…

Телефон он все-таки попросил.

«Куда бежишь, идиот? Неужели не ясно, что эти ребята тебя все равно догонят.» Он не торопясь и стараясь не привлекать внимания, ехал рядом. Ему тоже нужны эти деньги, черт бы побрал все на свете! Это его деньги, на самом деле! Тип, за которым он следил, остановился как вкопаный перед девушкой и начал что-то быстро говорить. Девушка привлекала внимание. Он даже забыл о деле на минутку. Нет, красавицей, в общепринятом смысле этого слова, ее нельзя было назвать. У нее не было обесцвеченных пергидролем волос, выпирающих во все стороны костей и тощих ног с ластами вместо ступней из-за роста под два метра. Короче, модельной внешностью девушка не обладала. Хотя, он почему-то ни разу не встречал мужика засмотревшегося бы на вешалку с подиума. Они хороши только в свете софитов, при гриме. Когда снимают косметику, разом теряют если не всю, то половину красоты точно. А еще он до смерти, до колик устал от дам, в деловых безликих костюмах,  на девочку же было приятно посмотреть. Какая-то легкомысленная накидка, сарафан, а ноги! О, что это были за ноги! Самое главное ступня. Он терпеть не может женщин с большим размером ноги, а у нее ножка как у китаянки - размер тридцать пятый наверное. И никакой косметики. Вообще. «Вот закончится эта бодяга, и возьму отпуск… и девочку тоже возьму»,  - с удовольствием подумал он. Приятные мысли пронеслись в голове молнией. Он увидел как парень передает девушке пакет. Больше в руках у типа ничего не было, следовательно, нужная вещь именно в пакете. «Вот сволочь, зачем ты девчонку во все это втягиваешь!». План созрел у него в мозгу мгновенно, впрочем, так было всегда. Он усмехнулся и поехал вслед за девушкой, посмеиваясь над тупыми головорезами, завернувшими в подворотню за типом. «Бегите – бегите, олухи, а я поеду заводить приятные знакомства».

Знаете, есть такая реклама, где шикарная женщина спокойно идет по улице. Мужчины, сраженные ее красотой и грацией, оглядываются вслед. Дама доходит до дома, открывает дверь и… Скидывает туфли на шпильках, выбирается из красивого костюма и прихрамывая и сгорбившись идет на кухню пить чай. Точно! Шпилька удлиняет ноги, но как же они бедные вечером от нее болят! Ни один мужчина, мне так кажется, не выдержал бы и пяти минут на таких котурнах. Но красота, как известно, требует жертв! Я вползла домой, сразу выпрыгнула из босоножек и застонала от удовольствия. Сарафан полетел в одну сторону,  тяжеленные сумки в другую. Как приятно влезть в старые, обтрепанные вещи! Даже усталость отступает. Да еще и дома никого нет – мои родители отбыли на дачу. Можно не готовить ужин. Расслабиться и полениться. Заварив чаю (не зеленого – Боже сохрани!), я рассмотрела сувенир. Поднос оказался необычным – стеклянный, с грубо сделанными ручками. Внутри стекла было изображено что-то наподобие карты. Наверно пленка между двумя слоями проложена, а на ней  рисунок. Нужно подарить поднос брату – он любит такие штучки. Андрей вообще любит готовить. Причем только шедевры. М-да, такое вот немужское хобби. Происходит процесс приготовления, например, плова так. Андрей становится посредине кухни и берет здоровенный казан. «Мама, порежь лук!», кричит он, «Света! Нашинкуй морковь!», «Папа, замочи рис!», «Мама, давай мясо!», «Света! Чего так долго! Какой-то килограмм морковки!», ну и так далее. Словом, он осуществляет общее руководство, а мы выступаем в качестве подсобных рабочих. Когда еда готова, мы сидим уставшие, словно после вскапывания огорода, а брат с гордостью возвещает: «Вкусный плов у меня сегодня получился, чего не едите?». После всего еще остается гора посуды – Андрей каждый раз чтобы помешать в кастрюле берет новую ложку. Угадайте кто это моет?..

Придется опять выходить из дома. Можно было бы отложить поход на завтра, но мне все равно нужно зайти к Виктории. Это моя лучшая, по сути, единственная настоящая подруга., а обитает  она в одном доме с моим братом.

Подхватив кулек, я двинула на остановку.

Черт бы побрал этого Алика! Придумал какую-то ерунду! Зачем-то надо лезть в квартиру какой-то девки, что-то там искать. Совсем спятил! Алик вообще в последнее время какой-то дерганый стал. Орет постоянно, на улице огладывается.

Василий открыл очередной шкаф. Где оно может быть?! Алик сказал - очень срочно. Вася вываливал все прямо на пол. У этих женщин все не как у людей – в банках для соли и сахара лежат гречка и рис. Может это нормальный человек понять?

На кухне он проверил все – Василий оглянулся. Беспорядок просто дикий. Он злорадно ухмыльнулся, ничего, может порядок наведет.

Он зашел в комнату. Открыл шкаф. Вдруг послышался легкий звон и что-то  просвистело рядом. Словно большой голодный комар. Василий удивленно оглянулся, и это было последнее движение в его жизни. Пуля вошла в висок мягко, с силой ломая кость. Он даже не почувствовал боли. Ведь, как известно, голова это кость – чему же там болеть?…

Возвращалась поздно. Пока рассмотрели поднос, пока просто пообщались.

На обратном пути я еще зашла за  подружкой. У меня в квартирантках была ее кошка Мурка– я сдавала ей угол до приезда Витки с моря. Вика приехала вчера и хотела забрать животное. Мы нога за ногу продвигались в сторону моего дома. Хорошо все-таки летом! Зимой пришлось бы нестись быстрыми скачками, а сейчас – красота! Плетись потихоньку, ешь мороженное, пей лимонад.

В  подъезде моего дома  как обычно тусовались нарики, тут же малолетки бренчали на гитарах и распивали какую - то дрянь. Пока я доставала ключи из замочной скважины,  Вика открыла дверь,  замерла в проеме, закрыв мне обзор, и выдавила из себя :

*                    Я убью эту кошку !

*                    Что там такое ?

Тут она отступила и я увидела ... Поймите меня правильно, я вовсе не ханжа и не патологическая чистюля. В нашей квартире никогда не бывает идеального порядка. Но такого я еще не видела никогда! Все было перевернуто вверх ногами: вещи вышли погулять с полок, бумаги со стола покрывали сплошным ковром паркет, холодильник с открытой дверью стоял в огромной луже, посреди которой бездумно валялись ложки, вилки и тому подобные вещи, все это было покрыто мукой, которая находилась у меня в коробочках для круп. На кухонном пенале под антресолями сидела Мурка с озверевшими глазами и орала дурным голосом. Да уж! Повеселилась кошечка! Вика грозно посмотрела на Мусю и сказала :

- А ну быстро оттуда слезла, зараза! Что ты себе позволяешь ? Совсем с ума сошла ?

Кошка слазить не собиралась, Виктория полезла ее снимать, а я решила поставить чайник. В конце концов, несчастное животное ни в чем не виновато, на улице такая жара, сама скоро озверею. А уборку я все равно собиралась делать.  Продвигаясь к плите и шаря глазами по полу в поисках заварки, я неожиданно наткнулась на след. Не знаю чей он был, но скорее всего мужской, ну или очень большой женщины. Я встала столбом посреди кухни, мешая Вике с Муркой слезть с табуретки.

-  Света, ты что уснула ?, - окликнула меня Вика, - я долго буду девочку на шаре, то есть на табуретке изображать?

- Посмотри на это!, - я бестолково тыкала пальцем в пол, - Мурка ни при чем, у меня кто - то был!

- Что ты выдумываешь! Может, Вовка вещи собирал?

Вовка это мой последний ухажер. Его имя стало в нашей семье нарицательным, если хотим обозвать кого-то жадиной, говорим, ты как Вовка. У человека своя фирма, далеко не бедная семья, но цветы он дарил мне один раз – на втором свидании. Кафе и рестораны мы не посещали, это дорого. Лучше посидеть у друзей дома. Апофеозом всего явился его подарок на годовщину нашего знакомства – дорогие духи… с ценником. После этого мое терпение лопнуло и я выставила Вовку за дверь. Не поверите, такое чувство, будто  мне зарплату прибавили! Мы живем совсем небогато, на пальто и отдых копим целый год. Но иногда позволяем себе и поход в кафешку, и накупить всего вкусного и съесть за один раз.

- Не думаю, что это были он - даже если бы что - то искал, не устраивал бы такой разгардияж ! Да и расстались мы без скандала - мог прийти в любое время.

Вика наконец  слезла с табуретки, сунула Мурку мне в руки и тоже стала рассматривать след. После чего вдруг кинулась к телефону, набрала номер и прокричала в трубку :

- Алле? Милици ? Меня ограбили и хотят убить !

-  Что ты несешь?!- я нажала отбой – при чем тут ты? Если кто и должен орать дурниной, так это я.

Пробираясь сквозь завалы чтобы проверить захоронку в центральной комнате, я прикидывала сколько времени уйдет на уборку, пошарила рукой по стене, включила свет и… Нет криком это нельзя назвать, ором тоже, я умудрилась издать нечто среднее между воем паровоза и летящей петарды  – посреди комнаты, в груде разбросанных вещей лежал мужчина, и хоть я никогда в жизни не видела трупа, почему-то сразу поняла, что дядька мертв. Совсем.  Бесповоротно. Окончательно…

Из ступора меня вывел грохот за спиной – Вика тоже добралась до комнаты. Должно быть занятно наша компания выглядела со стороны: один мертв, вторая прикидывается,  между ними я, со стоящими дыбом волосами и растопыренными глазами. Ах да! Еще в руках у меня милая кошечка…

Милиция прибыла оперативно. Молодой человек, дядька постарше и девушка чуть старше меня. Вопреки ожиданиям главным оказался тот, что помоложе. Если мне не изменяет память звали его Капитан Аркуша. Да-да именно так он и представился. Тут же была развита бурная деятельность, в результате которой выяснилось, что покойного я не знала, убит он недавно, выстрелом из снайперской винтовки через окно (маленькая дырочка в стекле была весьма красноречивой), замок на двери не поврежден и, самое интересное, у меня ничего не пропало.

-          Возможно он просто не успел найти или вынести то, зачем пришел,-  озвучил свою версию капитан, - а насчет замка… У Вас ключи не пропадали?

Пришлось признаться, что не один раз.

-          Разве можно быть такой беспечной в наше время, - пожурил меня он и нахмурился – вот только кто и за что его застрелил и почему именно у Вас в квартире неясно.

Я покивала. Да уж. Хорошо, что родителей нет! Маму точно инфаркт хватил бы!

-          Обязательно смените замки, -отвлек меня от мыслей капитан, - хотите, я завтра приду и помогу?

Видимо помощь он предлагал не всем потерпевшим – подчиненным капитана словно объявили равнение на меня. Нашли знамя, понимаешь ли…

-          Я была бы Вам очень признательна, почему же его убили ?

-          До завтра – прикинулся глухим капитан – следствие покажет

Сил убирать не нашлось. Спасибо родной милиции – кровь они отмыли, а остальное может подождать и до завтра. Кстати крови-то почти и не было. Я, насмотревшись фильмов, представляла себе все иначе: море крови, усталые и хмурые лица милиционеров… Закончилось все глубокой ночью. Сто раз пришлось повторять как я его увидела, зачем-то пачкать руки в порошке и давать отпечатки пальцев, кошмар!

Никогда в моей жизни не происходило ничего подобного! В животе было пусто, а позвоночник как-то неприятно холодило, так что бутылка водки, припасенная на черный день, пришлась весьма кстати.  Мы мирно сидели на кухне среди завалов. Что можно было убрать – убрали. Крупы пришлось смести и выкинуть. Не изображать же из себя Золушку , отделяя рис от манки!  Когда мы начали полироваться шампанским, завалявшимся в глубине холодильника, Вика подперла щеку рукой и изрекла:

-          В него выстрелили вечером, потому что не разобрали, что он тут разбирал и думали, что это ты разбираешь вещи.

Дело в том, что когда мы…хм… выпиваем …э-э-э…больше чем нужно, Витка всегда несет подобную ахинею.

-          Чего-чего?- я уставилась на нее осоловевшими глазами, - что ты имеешь ввиду?

-          Стреляли в него, а попали в тебя! Нет, стреляли в тебя, а попали в него.

-          ?!

-          Кто-то думал что это ты, а вор влез очень кстати. Иначе ты бы сейчас лежала со склеенными тапками.  Ты случайно ни у кого жену, то есть мужа, в последнее время не уводила?

-          Нет, - мучительно соображая, что подруга пытается до меня донести, проблеяла я, - точно нет.

-          Тогда причина в другом – глубокомысленно изрекла Вика.

Я икнула, поерзала в кресле и по всей вероятности задела пульт, телевизор вдруг сказал человеческим голосом:

-… было оглашено завещание лорда Грэтхема 4, большого оригинала и шутника, погибшего неделю назад в ДТП, - мы, словно загипнотизированные, уставились в экран пьяными очами, - Лорду исполнилось тридцать пять лет, когда нелепая смерть оборвала его жизнь. Однако Грэг Грэтхем успел позаботиться о завещании. Чувство юмора не изменило ему и в этот раз. Цитирую: «Все мое состояние,  разделено на 4 неравные части и спрятано. Любой, кто найдет какую-либо из частей в течение трех месяцев со дня оглашения завещания, имеет на нее все законные права. Остальные части, либо все состояние, если ни одна из частей не будет обнаружена, по истечении трехмесячного срока, переводятся на счет благотворительного фонда «Мир искусства». Местонахождение частей состояния будет оглашено заинтересованным лицам спустя три месяца адвокатом». Так что уважаемые телезрители, любой из нас может стать счастливым обладателем одной из частей. Состояние Лорда превышает 30 миллионов долларов. Нам стало известно из достоверных источников, существуют карты четырех островов сокровищ. А теперь о погоде…

-          Зажрались эти капиталисты, - отмерла Вика…

Телефонный звонок заставил нас вздрогнуть. Это бабушка, мелькнуло в мозгу, больше некому звонить… Только этого мне сейчас не хватало

-          Внуча? А ты чего не звонишь?, - интуиция меня не подвела. Звонила моя обожаемая бабуля. Бич нашей семьи.

-          Так я же сегодня у вас с дедом была …, - вяло попыталась оправдаться я

-          Так то утром было. Как твои дела?, - пробулькала бабушка

-          Все в порядке, - с трудом ворочая языком и тщательно артикулируя, заверила я ее, и зная приблизительный ответ задала встречный вопрос, - а твои?

-          Да ничего, все нормально, - протянула бабушка голосом, объяснявшим что все наоборот препогано - дед скорую вызывал, у меня так голова болела, так болела… А врачиха злая была, приехала и сказала выпить анальгину. Нет, ты представляешь, анальгину! Мне! Она бы еще цитрамон прописала! Ничего не знает кроме анальгина! Сейчас полно лекарств лучше: «Кетанов», «Ортофен», да мало ли хороших таблеток! Вот когда дед вчера скорую вызывал, ну ты помнишь, у меня вдруг печень прихватило, так те госпитализировать хотели, но я отказалась, - с гордостью объявила бабушка., - вообще-то сегодня день плохой

-          Да? Я заметила…

-          Магнитная буря. В газете каждый месяц печатают, я вырезаю. Утром смотрю, плохой день, значит, точно голова будет болеть. Не знаю что делать, еще и нога отваливается, на завтра я к ортопеду записалась. Три часа в очереди на запись сидела! Пойду, может что новое скажет. В прошлый раз какие-то уколы делал, болючие такие, прямо в колено. Ничего не помогли. Наверно надо еще раз попросить.

-          Зачем же, если не помогают?, - изумилась я

-          Может в этот раз помогут! Ты нам завтра до обеда не звони. Мы сначала кровь сдавать, потом к ортопеду, потом если успею, зонд глотну. Не хочется, а что делать? Врач сказал, что у меня наверно язва, - сказала она на прощание и повесила трубку.

Бабулька моя - потрясающая личность. Лет в семьдесят она вдруг начала лечиться. Причем делает это самозабвенно. Мы сначала искренне горевали, услышав очередной диагноз, а потом поняли, что это новое бабушкино хобби. Она ходит по врачам, лежит в больницах, находит либо в очередях, либо в палате новых подруг. Потом они перезваниваются, делятся рецептами от болячек. У бабушки был инфаркт и инсульт, ей удалили желчный пузырь (после того как деда направили на операцию, она захотела такую же), провели операцию на глазах, правда видеть лучше она не стала. Бабушка, не выходя из дома, умудрилась заболеть гепатитом. Двести дней из трехсот пятидесяти шести возможных, она проводит в больницах, остальные – просто посещает самых разнообразных врачей. Как студент – третьекурсник медицинского ВУЗа, она находит у себя все болезни про которые слышит. На данном этапе главная болезнь – зоб, остальное так, по мелочи: варикоз, панкреатит (как ей кажется), холицистит, стенокардия и тахикардия, и проч. А! Еще бельмо и катаракта. Недавно бабушка попросила папу привезти ей дождевых червей. На его робкий вопрос, уж не собралась ли тещенька на рыбалку, последовал ответ: это для глаз. Оказывается, в газете напечатали потрясающий рецепт для лечения от всех (!) болезней глаз. Нужно набрать дождевых червей, обязательно летом, помыть, положить в банку и поставить на солнце. Через две недели открыть, добавить полстакана меда и этим капать в глаза. Бабушка и маме предлагала….Любимая бабушкина передача – ваше здоровье, а лучшие друзья – врачи скорой помощи.

Общение со старушкой окончательно подкосило меня. Вика уже давно храпела на диване. Я пристроила трубку на телефон и упала на подушку. Сил раздеваться не осталось.

Капитан явился в 9 утра, вызывая тошноту своим бодрым и свежим видом. Мы проснулись около восьми, помятыми и злыми. Кофе, душ, рассол – ничего не помогло. Голова продолжала напоминать чугунный колокол. Уборку затевать не хотелось. Но, как говорится, а шо робыть? Я потихоньку, стараясь резко не наклоняться, начала разгребать завалы на кухне. Виктория убирала комнаты. Собственно, за этим глубоко интеллектуальным занятием, нас и застал капитан.

Он присоединился к нашей компании трудоголиков, и принялся менять замок. Как мы ни старались вытащить из него что-то про происшествие, ничего не вышло. Очевидно, после выпитого, наше очарование потеряло силу. Ничего нового про убитого узнать не удалось. Пришлось вместо захватывающих дух рассказов о мафии, продолжить уборку.

Вечером, уезжая на ночную смену, я заперла дверь на новый замок и в эту же секунду услышала трель телефона. А вот не буду возвращаться, пусть хоть треснет! Вы спросите, где это я работаю по ночам? Не поверите, в таможне! Такое совсем нелегкое и недевичье занятие. По большому счету, я и не собиралась им заниматься. Поскольку я очень люблю писать сценарии, выдумывать разнообразные конкурсы и выступать на сцене, пробовала поступить в институт культуры, но не преуспела. Об этом как-нибудь в другой раз. Тогда я решила заняться вторым своим любимым делом – оружием. Страсть эту привил мне отец – боевой офицер и страстный охотник. В то время, когда все девочки играли в куклы, я с упоением помогала отцу крутить патроны, тщательно отмеряя порох и дробинки. Вот так и получилось, что я прекрасно разбираюсь в стрелялках. Могу не только отличить револьвер от пистолета, но и назвать марку, калибр и все остальные характеристики. Я решила заделаться экспертом. Так я оказалась в нашем торгово – экономическом, в элитной группе. А специальность выбрала товаровед – эксперт в таможенном деле. Мне предстояло проводить экспертизу оружия на границе. Училась я с удовольствием, практику проходила на оружейном заводе. А вот потом… Началась реальность. Специалисты не нужны у нас на таможне. Я очутилась в пассажирском отделе. Это тот отдел, в котором проверяют вещи у пассажиров. Приятное и радостное занятие, а поделать ничего нельзя – в свое время я заключила контракт с таможней. Ну и что, все равно все мои таланты при мне остались, может пригодятся в будущем. Я не собираюсь всю жизнь посвятить копанию в чужих чемоданах.  Вот отработаю свои три года, и привет!

В аэропорту царило оживление: рейсов много – лето, ясное дело! Я забрала из сейфа папку с печатью, выслушала на пятиминутке вместе с коллегами напутствие начальства, и поплелась в зал отлета. Ох, нелегка ты, таможенная служба! Каждый второй турист мечтает о том, чтобы на таможенную развозку упала бомба. А вообще-то, если  хотя бы половина пожеланий туристов сбывалась, ряды таможенников значительно поредели бы. Тяжело вздыхая, я уселась за стойку. Работа понеслась своим чередом: опросы, декларации, вещи, пошлины… Голова постепенно наливалась болью. Духота в зале царила ужасная – не помогали даже мощные кондиционеры. Коллеги утирали пот. Туристы даже и не утирали. Позади стоек маячил важный инспектор Будапештский с собакой. Собачка, флегматичный спаниель Моррик, обнюхивал сумки отбывающих за рубеж, делая вид, что ищет наркотики. Песик поставил передние лапки на чемодан женщины лет пятидесяти, повернул голову в сторону хозяина и вопросительно гавкнул.

-          Что у Вас там, - с грозным видом поинтересовался Будапештский, - наркотики?

-          О, Господи, какие наркотики, - испугалась дама, - там вещи носильные, радиоприемник, косметика… И все..

-          Открывайте чемодан, - строго сказал инспектор, - моя собака не ошибается.

Это точно, Моррик не ошибается никогда, он абсолютно точно находит в сумках пассажиров сало, буженину и другие мясопродукты. То ли Будапештский не кормит несчастного пса, то ли по какой-то другой причине. Наркотиков на моей памяти Моррик не обнаружил ни разу.

Женщина щелкнула замками, распахнула крышку и уставилась на Будапештского перепуганными глазами. Он неторопясь принялся перебирать вещи. Моррик носился вокруг, мотылял обрубком хвоста, тявкал, - словом выражал живейшее нетерпение. На дне сумки обнаружилось две палки сырокопченой колбасы. Нюх не подвел Моррика и на этот раз – собачий наркотик был найден. Увидав и почуяв вкуснятину, Моррик взвыл и попытался доскочить до колбасы, но Будапештский был начеку.

-          Я к сыну еду, за границей такой колбасы нету, - пояснила женщина с виноватой улыбкой, - можно я Вашу собачку чем-то угощу, вон какая она голодная?

Моррик сел перед доброй дамой на попку и завилял хвостом что было силы.

-          Моррисвиль при исполнении, - отрезал Будапештский, - очевидно наркотики были у стоящего рядом с Вами туриста. Вперед, Моррис!

Горестно вздохнув, песик побрел прочь. Работа есть работа… У меня даже не нашлось времени подумать о происшествии в квартире, настолько трудным выдался день.

В четыре утра рейсы наконец прекратились, зато пришел несопровождаемый багаж. Симпатичная китаянка моих лет подошла к стойке и преданно заглянула в глаза:

-          Цто нада делать?

-          Заявление сумеете написать?

-          Канесна! Моя здесь уцица, моя хоросо умеет писать.

-          Вот и чудно, - обрадовалась я. Хоть раз в жизни попался русскоговорящий китаец. Обычно с ними приходится объясняться на мигах, так как все китайцы твердо уверены, что интернациональный язык – китайский. Приходится корчить рожи и размахивать руками. Мы с успехом можем участвовать в викторине «Пойми меня». Я положила бумагу перед девушкой:

-          - Так, здесь начальнику таможни, гражданки… угу… Китая… завление… угу… тут в этой строчке как тебя зовут?

-          Моя? Ли Хуян, - я даже не засмеялась. Вот может по-китайски «Света» - это тоже мат какой-то…

-          Вот и пиши : «Я, Ли Хуян»…

-           Ты тоже Ли Хуян?,- обрадовалась туристка

-          Нет, я не Ли Хуян! Вот тебя как зовут?

-          Ли Хуян…

-          Тогда пиши: «Я, Ли Хуян»

-          Так ты Ли Хуян или нет?

Я посмотрела на нее и вдруг почувствовала такую усталость, словно всю ночь грузила мешки с цементом

-          Да, я – Ли Хуян. Мы все здесь Ли Хуяны…

По дороге домой я, конечно же, застряла в этих дурацких крутящихся дверях – вечно у меня одна из частей тела оказывается не там где надо! С грустью  глянула на улицу и чуть не умерла от зависти – встречают же так кого-то! Огромная охапка чайных роз закрывал того, кто ее держал, но ноги в брюках, обутые в модные туфли свидетельствовали о  принадлежности к сильному полу. Я шагнула на волю, увидела часы и поскакала кенгуриными прыжками к развозке, если опоздаю, домой попаду в лучшем случае к обеду. Кто-то сзади выкрикивал мое имя, пришлось притормозить.

-          Вы просто спринтер, Светочка, - сказал Павел Николаевич, отдуваясь и  протягивая мне те самые розы, - не угонишься

-          Как же Вы меня нашли?!

-          У мужчин свои секреты.

Эту девочку не портит даже форма. Устала, бедная, вон какая бледненькая. А как удивилась, увидав его. Все в этой жизни решают деньги. Есть деньги - владеешь необходимой информацией, нет денег – вообще ничем не владеешь. Правда, деньги не спасают от болезней, но сильно облегчают страдания. Он  вспомнил Женьку, своего друга, заболевшего раком. Просто страшные цены на лекарства для людей пожираемых этой хворобой. Хорошо, что у Женьки они были, а если бы нет? Тогда что, корчиться в страданиях? Павел с трудом стряхнул грустные мысли и вновь глянул на девушку.

Пока он вез ее домой, услышал о Зюскинде и Парфюмре каком-то. Девочка его удивила. Приятно, что при приятной внешности она еще и не дура. Дур он не любил. Вдруг он разозлился на себя: «Да что же ты себе – то врешь, старый хрен! Нравиться она тебе! Сильно нравится. Нервы в позвоночнике дрожат, дыхание в зобу спирает! Вот до чего она тебе нравится! Да тебе нужна холодная голова, чтобы получить эти деньги. Знаешь, если ты потеряешь ее, то никакие деньги тебя не спасут и не порадуют.» Он с облегчением вздохнул – самое трудное самому себе сказано. Однако можно совместить деньги и эту девочку. Во всяком случае, стоит попытаться. Главное оглушить ее красивым ухаживанием, тогда она потеряет бдительность и откроет место где спрятаны его деньги!

Домой я ехала с комфортом, выслушивая бесконечные комплименты в свой адрес. Только как-то неуютно мне было, что-то мешало поверить в искренность этого мужчины. Знакомы мы всего ничего. Да и не такая я уж феерическая красавица, чтобы завоевывать меня так сложно - можно было просто позвонить. Хотя кто их этих новых украинцев знает? Может у них так принято! И кроме всего прочего, я обладаю каким-то чутьем что -  ли. Не могу пояснить, но иногда вдруг делается как-то тревожно. Вот все вроде бы хорошо, а мне неспокойно. Значит, точно случится что-то. Вот и сейчас неприятно холодило все внутренности и все чувства вдруг обострились.

Его просьбу пригласить на чашечку кофе я отклонила, сопроводив рассказом о произошедших событиях. Мой кавалер долго охал и ахал, спрашивал, не нужна ли помощь, но почему-то мне казалось, он не удивился, услышав про труп.

Предчувствия меня не обманули – его машина не исчезла  от моего дома ни через час ни через два. Только переезжала время от времени в более укромное место. Что же происходит в моей жизни? Любовь? Да такая, что мужчина не может покинуть меня ни на минуту и в тоске томится под окнами? Вполне адекватный мужчина, надо заметить. Или что-то другое, но что? Может, нахождение трупа у себя в квартире сделало меня излишне подозрительной? Размышляя, я машинально сортировала почту. Неожиданно среди вороха газет и рекламных листовок возник белый конверт. Наверно опять письмо из магазина почтой. Два года назад я собиралась к подруге на свадьбу и купила восхитительное платье. Сидело оно как влитое, единственное, что я упустила из вида – бюстгальтер под него одевать было никак нельзя. Моя же грудь весьма скромного размера. Ее скорее нет, чем есть. Высунув язык, я носилась по городу в поисках так называемого «невидимого лифчика», естественно его нигде не было. Вот тогда – то в недобрый час и попалась мне на глаза листовка этого магазина с нужным предложением.  Заказав от радости две пары, я успокоилась и стала ждать. Сходила на свадьбу, съездила в отпуск и получила извещение о бандероли. Надо ли говорить, что к тому времени я напрочь забыла о своем заказе, и была страшно заинтригована.  Теперь у меня две пары этой гадости. Кому надо – обращайтесь. С тех самых пор я раз в две недели получаю каталог, а раз в месяц сообщение о выигрыше то машины, то крупной суммы денег… при условии покупки двух – трех абсолютно не нужных мне товаров.

Усмехаясь, я вскрыла конверт. Посмотрим, что я выиграла на этот раз. Обычный лист формата А4. Глаза заскользили по строкам, и я почувствовала как удивление, отчаянье и тоска заполняют мою душу:

«Верни посуду. Не заставляй меня принимать крайние меры. Положи в ячейку и все буде хорошо. Не хочешь ведь симпатичную пульку как твой дружок? Стукнешь ментам – убью.»

Дальше шли инструкции : когда я должна положить посуду, номер ячейки и код. Версию о том, что письмо предназначалось не мне пришлось исключить сразу – на конверте стоял мой адрес, аккуратно напечатанный на принтере.

Ерунда, но мне стало страшно. Одно дело просто найти у себя в квартире мертвого мужика, другое дело, понять, что преступники таки метили в меня. Виктория оказалась права! Ну что за посуда? Наверно ее и искали у меня дома. А труп? Очевидно, он  забрался в нашу квартиру не вовремя. Должны были и вправду кокнуть меня. За посуду, если верить записке. Да пусть забирают всю и успокоятся! Может собрать все столовые приборы и положить куда сказано? Ага, а кастрюли, сковородки, чайник еще… Я люблю всякие кухонные штучки, у меня их тьма, чтобы вывезти все понадобится грузовик, да и ячейки не хватит. Медленно, но верно на меня нападала истерика.  Мои размышления прервал телефонный звонок. Я вздрогнула и покрылась холодным потом. Кошмар!

-          Светлана?, у меня наверно опять инфаркт…, - прошелестела бабушка в трубку трагическим шепотом

-          Бабуля? С чего ты взяла?, - дежурно испугалась я. Инфаркт посещает бабушку обычно раз в неделю, после того, как она развесит белье. Называется он миозит, попросту продувает ее. Я готова сама стирать и вешать белье, да разве переубедишь старушку! У бабушки кроме мании лечения еще и патологическая страсть к чистоте. Например, полы она моет так: сначала мыльной водой, затем простой, затем вытирает сухой тряпкой. Обязательно руками, никаких швабр!

-          Сердце прямо не бьется совсем, и куда-то под лопатку отдает. Дед неотложку вызвал.

-          Когда уедет, пусть дед мне позвонит, я приеду!, - только на Печерск тащится мне еще не хватало!

Как обычно, врачи определили миозит, посоветовали погреть место наибольшей боли яйцом и уехали. Бабушка, не поверив эскулапам ни на минуту, собралась поутру к кардиологу. Мне велели не приезжать.

Ночевать одной было страшно, пришлось вызывать подругу. Я включила свет во всей квартире, с ним было не так страшно. Потом подумала, что на свету я являюсь отличной мишенью, и выключила его. Сидела в полной темноте и дрожала. Хорошо, что есть Вика! Я бы точно спятила до утра! А вдвоем не так страшно.  До полночи мы рассматривали сервизы, ложки, вилки и даже нашли давно утерянную солонку. Ничего нового в моей посуде не обнаружилось. Что могло заинтересовать бандитов – непонятно. Единственная ценная вещь – рюмки в серебряных подставочках, доставщиеся мне от прабабушки, стояли на самом видном месте.

-Может  это посудный маньяк, - высказала Вика утром свежую мысль, - а что ? Вымагает посуду у жертв, и зверски расправляется с теми, кто не отдает.

В конце концов я приняла решение. Если хочу успеть к назначенному сроку – стоит поторопиться. Вскоре мы вышли из дома.

За двадцать минут до назначенного времени я заняла пост возле указанного ящика с твердым намерением отдать любую вещь в принципе, не только из посуды (разумеется, кроме девичьей чести). Лишь бы отстали! Всегда лучше улаживать все полюбовно. Встречу бандитов, спрошу, что именно из моей посуды им приглянулось и принесу. Ей-богу, мне ничего не жалко. С мрачной решимостью я караулила ячейку, а Витка вход в камеру хранения. От волнения меня колотило, словно ежика, попавшего под напряжение. Никто из приемщиков тары не торопился на свидание.

Когда и через час после назначенного срока никто не явился, я поняла – дальше ждать бессмысленно, пообщаться с бандитами не удастся. Наверно у них изменились планы. Я порылась в сумке и отыскала клочок бумажки. Карандашом для губ (зачем я его таскаю, все равно не пользуюсь) нацарапала: «УВ. Господа! Я с удовольствием отдам Вам любой предмет из посуды, если Вы любезно сообщите, что именно хотите от меня получить! Заранее благодарна. Жду ответа.». Я вложила записку в нужную ячейку, захлопнула дверку и облегчением покинула мрачный подвал.

Гиря держал в руках записку и ухмылялся. Либо и вправду ничего не знает, либо суперски прикидывается идиоткой. Что ж, придется проверить все варианты.

Утром, не обнаружив в холодильнике ничего, что даже отдаленно напоминало бы продукты, я вышла в магазин. Виктория на выходных предпочитает спать до обеда. Потом ее одолевает зверский голод. Я же встаю с петухами и есть абсолютно не хочу. Что же приготовить? Думается мне, окрошечка пойдет весело по такой жаре. Ну, тогда мне на базар!

Пугливо озираясь и чувствуя, как мания преследования подкрадывается неслышным шагом, я продвигалась в сторону рынка. Спокойно, уговаривала я себя, спокойно! День все-таки! У меня вдруг открылось панорамное зрение – я стала видеть абсолютно все вокруг Способ передвижения с головой, повернутой на 180 градусов, дал свои плоды: за мной от самого дома шел мужчина, которого я уже когда - то видела. Но когда и где? А может это все-таки паранойя? Свернув в переулок, я наклонилась завязать шнурок на босоножке, как вдруг мужик побежал в мою сторону (это я видела вверх ногами, так как находилась в замысловатой позе - не выпуская из рук кулька и скособочившись, воевала с дурацкой веревкой). Разогнувшись, я повернулась к нему лицом,  судорожно вспоминая, чему меня учили на рукопашном бое в институте. К сожалению, смогла вспомнить только основную стойку – ту, где надо расслабить колени. Вряд ли бы она мне помогла, и все же это лучше чем ничего. Попытавшись принять упомянутое исходное положение, я поскользнулась на какой - то гадости, в изобилии валявшейся в этом дворе, поэтому колени расслабляла уже в падении. При этом я махала руками как ветряная мельница, и умудрилась зацепить подбежавшего мужика. Он взвыл, схватился за глаз и согнулся пополам. Взмахнув руками в последний раз и решив не бороться с судьбой, я грохнулась на землю, нечаянно врезав острой 11- тисантиметровой шпилькой мужику в колено. Теперь он, забыв про глаз, схватился за колено, и, не удержавшись на ногах шарахнулся рядом со мной. Затих. Так мы и лежали рядком. Первой в себя пришла я. Поднялась и увидела, что ободрала колено. Хорошенькое дело! Такими темпами на работу приеду в инвалидном кресле. Может это и к лучшему, в  должностной инструкции написано, что мы должны бережно относиться к оборудованию порта. А если у меня свое сиденье - это ж какая экономия! Дошкандыбав до мужика, я сочувственно над ним склонилась. Он лежал на боку, поджав под себя ноги  и закрыв глаза. Из разбитого лба сочилась кровь. Зато он дышал ! Не дожидаясь пока нападавший придет в себя, я пошла (похромала, если быть точной ) дальше. Домой вернулась на трамвае.

*                    Тебя только за смертью посылать, - добродушно приветствовала меня подруга, - ой! Где это ты так колено разбила ?!

Дальше события начали развиваться вообще с головокружительной быстротой.

На работе пообещали выдать премиальные и я, наплевав на свое же обещание не показываться на таможне во время своих выходных, поехала за ними. Зевая во весь рот, я загрузила бесценный груз ( то есть себя ) в развозку и уставилась в окно.  Деревья плыли мимо, рядом уютно сопел кто - то из моих сослуживцев, я и не заметила как уснула. Открыла глаза уже в порту, глянула в окошко и опять увидела тот жигуль который маячил возле моего дома, после того, как оттуда уехал опель Павла Николаевича. Странно... В порту меня опять ожидал сюрприз - первым кого я встретила возле этих идиотских вращающихся дверей был тот очаровашка, которого я так ловко уложила по дороге на базар. Так вот, этот дядька упорно делал вид что меня не знает, не замечает и вообще тут  по своим делам, однако куда бы я не пошла, где бы ни делась - все время держался рядом. Проводив меня до здания таможни, он остался ждать у входа. Ха - ха три раза - я получила деньги, пообщалась с ребятами и вышла через другую дверь. Приходилось признать, что за мной следят. Домой я добиралась, словно Джеймс Бонд. Не хватало только темных очков и машины «бентли».

У нас возле остановки продают очень вкусное мороженое – всем рекомендую. Мне срочно нужна была порция, а лучше две. Знаете, в мороженом, шоколаде и бананах содержится, так называемый, «гормон счастья», эндорфин, если память мне не изменяет. Вот он-то мне сейчас и нужен. Я медленно брела к дому и облизывала сладкий столбик, размышляя еще и о L- триптофане,  естественном антидепрессанте и успокоителе, тоже содержащемся в мороженом. Видать от поглощения седативного вещества, я расслабилась и позабыла об опасности. От визга тормозов, раздавшегося в следующую секунду, чуть не глотнула пломбир целиком. Из машины выскочил характерного вида головорез и схватил меня за руку с мороженым. Ну и очень глупо – в другой у меня был только что купленный дезодорант. Из распылителя вырвалась струя и парень завертелся волчком, подвывая и растирая глаза, я же драпанула вперед издавая совершенно невероятные звуки. Благо подъезд был в двух шагах.  С колотящимся сердцем я заперла двери, придвинула к ним тумбочку для обуви и стала звонить Витке.

Открывать дверь я кралась по-пластунски. Затаилась за вешалкой и поинтересовалась свистящим шепотом:

-          Кто там?

-          Да я это… Вика

-          Чем докажешь?

-          Ты что офигела совсем?, - возмутилась подруга, - ладно…У тебя любимые трусы – синие с разноцветными цветочками.

Действительно она, можно открывать. Я захлебываясь и икая от пережитого страха рассказала ей все.

-          Что ж… приходится признать, я была права. Кому-то что-то от тебя нужно.

-          Но что?!

-          Для того чтобы узнать, придется провести расследование.

Сыщицких способностей у меня не было. Стихи там написать или песенку сочинить - пожалуйста, а вот найти что - нибудь даже в собственной квартире - это для меня проблема, не говоря уж о других местах.

Талант сыскаря неожиданно обнаружился у Витки.

-  А что если за ними самими проследить ?

- И что это нам даст?

- Пока не знаю…  Слушай, ты завтра сделай вид, что опять едешь в Борисполь...

-  Это мне что опять вставать в 6 ?!

-  Ничего не умрешь. Так вот, а я одену твой парик, еще как - нибудь замаскируюсь и поеду за вами.

Что ж такой расклад меня устраивал - я буду мучиться не одна, только Витке придется еще хуже. В парике в такую жару - кошмар, но если она хочет, ради Бога!

Спала я плохо. Мне все время снилось, что кто-то отбирает у меня мороженное, и заставляет пить зеленый чай, который я ненавижу…

Влезая в развозку и проклиная последними словами подругу, я вдруг заметила ее саму. Ну, доложу я Вам, это конечно было что - то. Парика ей показалось мало, поэтому на него она нацепила шляпку из итальянской соломки (где только взяла), на глаза - темные очки размером с два блюдца и мамину, по всей вероятности, юбку в веселенькие цветочки, длиной до пят.

Вика скромно сидела сзади и читала книжечку. Если честно, то меня очень волновало то, что моя подруга в результате нашей операции может получить расходящееся косоглазие...

Тип, которого я где-то видела, был возле меня и на этот раз,  а его соответственно пасла Виктория. Я потынялась по порту, зашла в магазинчик и кафе. Витка была повсюду, лично мне казалось, что ее цветастая юбка абсолютно всем бросается в глаза. Бандит тоже ненавязчиво держался рядом.

Самый большой удар ожидал меня впереди: на остановке автобуса стоял все тот же опель. Навстречу мне, сияя радостной улыбкой, шел все тот же Павел Николаевич. «Окружают!», - мелькнула у меня мысль.

-          Светуля!, - терпеть не могу когда меня так называют,- какими судьбами? У тебя же сегодня вроде выходной? А мне вот нужно встретить друга, подождешь меня и я подброшу тебя до дома.

Ох неспроста эта встреча! Не случайно он тут появился! И что следовало делать? Как Вика доберется одна? Да и мне боязно садиться в машину… Оглядевшись, я нашла глазами подругу и выразительно посмотрела в сторону туалета. Там мы разработали план: все идет по-прежнему, Виктория поймает машину и поедет за нами, типа, пасущего меня уже несколько дней, пока оставляем в покое. Ведь логично предположение, что он никуда не денется? С этим расследованием очень быстро денутся в пропасть только мои премиальные – взять машину от аэропорта до дома весьма недешевое удовольствие.

Комментарии (4)

тааак... заинтриговали )) пошла читать дальше!

Лана (LanaArt) 11.07.2013

Спасибо большое! Надеюсь, кто злодей не сразу ясно..{#}

Natalimarket 19.06.2013

Интересно) пошла за продолжением

Лана (LanaArt) 20.06.2013

Спасибо!{#}