Озарение-81

Озарение-81 | Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade

- Попрошу Вас вызвать Митрофана Землеройкина и Сусло-Тырнетского! – громогласно произнес Распакуй, твердо решивший затеять грандиозный скандал.. – У меня есть два срочных вопроса, которые необходимо с ними обсудить безотлагательно!

- Э-э-э, это пока невозможно они оба в отъезде! Сегодня же воскресенье! Все отдыхают!!! Да и я, вообще-то, лишь на пять минут зашел, вы меня застали совершенно случайно! – засуетился директор, запихивая бумаги со стола в свой портфель.

- А кто тогда по-Вашему мне  объяснит, почему использован наш макет в вашем торговом зале, который никто не оплатил полностью? – громыхал Распакуй раскатистым басом.

- Это вне моей компетенции! Э-э-э… я всего лишь директор! А такие решения принимает владелец магазина! – еще сильнее занервничал директор, судорожно сметая в портфель, все, что лежало на столе.

- То бишь, Сусло-Тырнетский! – как-то не по-хорошему ласково уточнил Заныкыч.

- Вот именно, он к вечеру вернется, и вы поговорите! А пока позвольте откланяться! Прошу господа! – указал на дверь директор магазина.

- Вот те и на, в общих чертах! – удивился Контурыч, с размаху сев на какую-то синюю коробку с красной кнопкой, и в расстройстве хлопнув себя по коленям.

- Что?… что? …что Вы де?… - лишился дара речи директор , - Не-не-не-не-не-не…. садитесь! Это важное оборудование! – побагровел он лицом, и даже как-то посинел губами. –  Вста-а-аньте!!!!... Живо!!!!... – взвизгнул он, как поросенок на бойне, нелепо замахав пальцами перед носом Контурыча.

- Вот ведь дела! – пожаловался кому-то невидимому Контурыч. – Стула нет, ничего нет, присесть не на что, а тут сразу вставай! А у меня  - радикулит! Черта с два я сам встану. Что за люди!!! Сплошная самоуверенность!!

- Вот Ваш тушкан, прошу! – протягивал Вырезалкису главный продавец клетку с крашеным хомяком. – Пройдите на кассу!

- Тушкан? Ах, ну, если так, тогда благодарю! – почему-то начал принюхиваться к клетке Вырезалкис, направляясь к кассе.

Главный продавец вихляющейся походкой  вернулся на своё место.

Дверь в магазин открылась и  вошла благообразная  старушка в белом шарфике, подвязанном на затылке под седым пучком, с палочкой и увесистой клеенчатой хозяйственной сумкой на руке, медленно ковылявшая к прилавку.

- Сынок! Мне б отравки для крысок!!! – начала она свой монолог нараспев с порога -, а где тут у вас отравку-то продают? Они ж , аспиды, всю моркву у меня погрызли в подвале!!!  А со свеклой что сделали – и не передать тебе!  От них, сынок, в хозяйстве, такой вред, такой вред!!!

- Да что, Вы, гражданка! – попытался вставить хоть слово в её монолог возмущенный главный продавец. – Мы ж торгуем …

- А эт, что? – перебила его старушка, подозрительно приглядываясь к клеткам. – Это, значит,  и от серых, и  от белых, отравка то?  Можно прям тут же на них и попробовать?: Правильно, сынок! А то одни обманщики вокруг! Продадут какуньть ерунду, а она да не сработает!..Мне вот, вот от этих! -  ткнула она пальцем в одну из  серо-рыжих  морских свинок, - Они у меня, ох здоровущие!!! А я цыпляток полсотни купила! Пока в корзинке в кухне держу под присмотром!.. А то вмиг сожрут! Чертово племя! – старушка стукнула палкой в пол. Она была решительной.

- Не торгуем мы отравкой! – взвыл главный продавец. – Бабушка, да поймите же, наконец! Мы отравой не торгуем! Мы продаем их! – обвел он рукой клетки.

- Что-о?!! – ахнула бабка. – Ах, Вы, паразиты! Ах, ироды! Это ж надо, гадостью самой,крысами торгуют, погаными!  Чума на вас, что удумали,а?!! ..Этто ж  караул для всего нашего сельского хозяйства!  Мы с имя боремся, а вы их размножаетя!!! – пыталась она врезать как следует  палкой по верхней клетке  в третьем ряду.,– Я в санинспекцию сейчас уже иду жаловаться на вас и бумагу напишу, что у вас никакой отравы против них нету, ничего!!!! … Я им доложу!!! ..Пусть знают, какие безобразия в городе развели!!!

Тем временем на кассе творилось следующее:

- Ну, и сколько с меня? – осведомился Вырезалкис у кассирши.

- Пятнадцать тысяч семьсот девяносто шесть рублей тридцать восемь копеек! – ледяным тоном  произнесла кассирша.

- А он точно африканский? Мне бы хотелось рассмотреть его поближе! – брезгливо посматривая на фиолетовую тварь в клетке, напоминающую морского ежа,  заявил  Вырезалкис.

- Смотрите! – отозвалась она, - если не боитесь, что Ваши денежки шмыгнут под прилавок. Товар под Вашей ответственностью.

- Что-то я не понял, а почему у меня пальцы фиолетовые – возмутился Вырезалкис, показывая кассирше фиолетовые пальцы.

- Вам же объяснили, он трудно адаптируется! Волнуется и  потеет! – отрезала она. – Он-то, самый настоящий за свои деньги! Были б деньги! – скептически осмотрела она покупателя.

– Я покупаю всех африканских тушканов, которые есть в Вашем магазине!- невозмутимый Вырезалкис вытащил из пухлого портмоне всю выручку мастерской за последний месяц, врученную ему Распакуем с горьким вздохом и потиранием жилета в области сердечной мышцы.

- Мне…мне… нужно поговорить с директором… э-это очень крупная покупка! – залебезила кассирша, мигом встав на задние лапки, и как-то по-особенному вытянув нос в сторону денег, точь-в-точь как настоящая крыса!

- Вы же понимаете,  я не могу обманывать ребенка! Она очень хотела именно фиолетового африканского тушкана! – угрожающе понизил голос Вырезалкис, нажимая на каждое слово.

-  Да, да я понимаю! – закивала кассирша, по-прежнему не сводя глаз с денег. – Но, но…

- Но, что, черт возьми? – разбушевался Вырезалкис. – Вы понимаете, что  Вас уже почти уволили, если это – не тушкан, не африканский тушкан, не африканский фиолетовый тушкан?!

Пользуясь поднятым переполохом, Мозаика проскользнула ближе к Иванушке.

Комментарии
Комментариев пока нет