Нужно ли детям искусство?

Недавно прочитала интересную статью, выдержками из которой хочу поделиться с Вами.

Как говорить с ребенком об искусстве, чтобы его это затронуло? Как помочь ребенку получить опыт настоящего творчества? Существует ли связь между художественным и религиозным опытом? У каждого ли ребенка есть свой талант? Своими размышлениями делится Александр Александрович Мелик-Пашаев, доктор психологических наук, заведующий лабораторией психологических проблем художественного развития Психологического института РАО, главный редактор журнала «Искусство в школе», автор ряда книг о творческих способностях детей.

дети, обучение

Александр Александрович, для большинства современных детей и подростков искусство — это terra incognita. Как и в каком возрасте можно начинать говорить с ребенком об искусстве, чтобы оно его затронуло, стало близким?

Я думаю, в приобщении к искусству, как и в приобщении к религиозной жизни, все начинается не с разговоров, не с понятий, не с информации, а с собственного опыта. И первое условие, почти необходимое, чтобы понимать и любить искусство — пройти через свой, пусть скромный, творческий опыт. И дети к этому очень расположены, причем именно все дети. Речь идет не об индивидуальной, особой одаренности (она проявляется потом), а об одаренности возрастной. В возрасте старшего дошкольника, в младшем школьном возрасте при наличии благоприятных педагогических условий практически каждый ребенок выходит на творческий уровень. Поэтому то, что из школы «выдавливают» гуманитарно-эстетический цикл, — это бедствие для дальнейшего развития детей. Эстетическое образование важно не для того, чтобы ребенок стал выдающимся деятелем искусства (им становится один из сотен тысяч), и не для того, чтобы он стал просто специалистом в искусстве (таких тоже немного), а потому что оно совершенно незаменимо для развития важных человеческих качеств у детей: чуткости, эмоциональной отзывчивости, особого, эстетического восприятия мира. А главное — для общего развития человеческой души.

Можно ли рассчитывать на помощь школы в этом вопросе, или вся забота об эстетическом воспитании детей сейчас ложится на плечи родителей?

В школе, за редкими исключениями, изобразительное искусство, музыка и другие предметы гуманитарно-эстетического цикла стоят на последних по значимости местах. Так было и в прошлые десятилетия: и в пятидесятые, и в семидесятые, но тогда это делалось с меньшей откровенностью и цинизмом, чем в нынешние времена. В Советском Союзе все же неприличным считалось бы говорить, что искусство в общем образовании не нужно. А сейчас, исходя из интересов бизнеса (довольно близоруко понимаемых), можно себе позволить вытеснять эти предметы в платное, то есть далеко не всем доступное, дополнительное образование, хотя это огромная ошибка. А со стороны родителей нет давления, нет запроса на полноценное художественное образование, потому что они сами воспитаны так, что оно представляется им чем-то необязательным. Если их спросят: «Какими предметами вы хотели бы заполнить имеющиеся школьные часы?», они ответят: «Информатикой, карате, иностранным языком…» Они искренне думают, что искусство — это что-то второстепенное, нужное только для отдельных, особо одаренных детей, которые станут специалистами. А то, что это необходимая сторона развития души каждого человека, они просто не понимают, потому что у них самих не было такого опыта. Они хотят «успешности» для своих детей, но как они ее понимают? Если нет психологического здоровья, о какой успешности можно говорить?

творчество, школа

В нашем журнале «Искусство в школе» и в Психологическом институте РАО, где я работаю, мы подняли вопрос об арт-профилактике как методе предупреждения психических отклонений и асоциального поведения. Сегодня распространена арт-терапия: если человек потерял сон, склонен к депрессии или, не дай Бог, помышляет о суициде, ему можно помочь с помощью музыки, изобразительного и театрального искусства, библиотерапии, то есть лечения чтением, и т.д. Но это предполагает, что человек уже заболел и нуждается в лечении. Почему же не развернуть арт-профилактику, то есть всеобщее, полноценное, творчески ориентированное художественное образование? Ведь известно, что предупреждать болезни всегда легче, чем лечить. Многократно показано, что художественно-творческий опыт целителен, что с его помощью действительно можно предотвращать психологические отклонения и проявления девиантного и просто криминального поведения. Есть статистические данные о том, что дети, которые рано приобщились к художественному творчеству, на порядки реже попадают в поле внимания правоохранительных органов. У них другие интересы. Есть также данные о том, что ребенок еще в дородовой период впитывает художественные (музыкальные) впечатления и они сказываются на его дальнейшем развитии, но это — особый вопрос.

Как родители могут помочь своему ребенку получить этот творческий опыт?

развитие

Стихийно этот опыт у детей и так есть. Важно его поддерживать, не говорить, что это ерунда и глупости, и не ругать ребенка за то, что он изрисовал обои или испачкал пол пластилином, сочиняет «всякие глупости» и т.д. Что может сделать каждый, не будучи ни педагогом, ни художником, — это создать благоприятные временные, пространственные и материальные условия для детского творчества и относиться к нему с уважением, с доброжелательным интересом, чтобы ребенок понимал, что занят чем-то достойным. Руководить художественным творчеством ребенка могут не все родители, поскольку сами не имеют соответствующего опыта. И не нужно думать, что ежели ты взрослый, то можешь исправлять и направлять детское творчество. Дети бывают в этом отношении более чутки, хотя ничего еще не умеют. Можно читать об искусстве, ходить в музеи, слушать музыку вместе с ребенком, отдавать его, с учетом желания, в творческие студии; можно, наконец, отстаивать значимость гуманитарно-художественного цикла в школах. Я говорю именно гуманитарно-художественного, потому что включаю сюда не только музыку, «ИЗО», театр, но и почти исчезнувший предмет «Мировая художественная культура», и даже литературу как искусство слова, потому что ее тоже урезают и постепенно приближают к «второстепенным» дисциплинам. Родители должны делать все, чтобы этот цикл был полноценным — это залог того, что их ребенок будет психологически благополучным человеком, что его эмоциональная сфера не будет ущербной.

Художественное развитие человека начинается не со знаний, техник, терминов, информации об искусстве, хотя с этого начать проще всего. Начинается оно с чувства единства с окружающим живым миром. Для художника, как говорил наш великий мыслитель Бахтин, не существует «безгласных вещей». Мир и то, что в нем, переживается не как нечто отчужденное от меня, не как то, что я могу просто использовать в каких-то своих интересах, а как живой мир, где все наполнено внутренней жизнью, которая проявляется в неповторимой форме существ, предметов и явлений, в их голосах, движении. Внутреннее единство души человека и всего окружающего мира — та основа, на которой рождается потом художественное творчество. Взрослый художник часто это осознает, а для ребенка все происходит скорее интуитивно. Ощущение, что вокруг живой мир, что все имеет какую-то ценность, характер, чего-то хочет, к чему-то стремится, вступает с тобой в какие-то отношения, свойственно ребенку. Это очень важная сторона искусства. И ребенок, который сам прошел через этот опыт: почувствовал, что какой-то предмет для него очень ценен не потому, что его можно съесть или как-то использовать, а потому что в нем есть какая-то жизнь, характер, отношение, что он неповторим, а потом с помощью взрослого нашел художественные средства (пластические, интонационные, музыкальные), чтобы эту внутреннюю жизнь как-то передать — такой ребенок уже по-другому воспринимает произведения мастеров. Он уже стал, условно говоря, их младшим коллегой, прошел «тот же» путь, и поэтому воспринимает произведение уже не просто с точки зрения сюжета, техники, в которой оно выполнено, эпохи, к которой оно относится. Он, в первую очередь, видит, что художник со своей позиции говорит ему о внутренней жизни мира. С ним можно вполне серьезно говорить об искусстве!

психология

А что если у человека в детстве не было этого творческого опыта?

То, что люди в детстве и юности творчества лишены — это очень опасная вещь. Ведь человек по природе — существо творческое. Поэтому, осознанно или неосознанно, человек призван реализовывать потребность, как говорил владыка Антоний Сурожский, «жить изнутри наружу»: не только реагировать на что-то, выполнять какие-то условия, но и порождать, вносить в жизнь то, что зародилось в его душе. Это и есть творчество в широком смысле слова. Если эта потребность задавлена, то могут быть два варианта последствий. Первый — когда, образно выражаясь, асфальтом закатали траву. Она растет, пытается пробиться, иногда проламывает асфальт, но мы не знаем, сколько ростков погибло в этой борьбе, сколько человеческих жизней нивелированы тем, что творчество не родилось. Второй образ — это кипящий чайник с запаянной крышкой. Ребенок родился с определенным потенциалом, он в нем бурлит, ребенок не понимает, что с ним не так, и, поскольку социально одобряемого выхода для творчества нет, происходит взрыв. Происходят немотивированные преступления, возникает саморазрушительное, девиантное поведение. И тут нужно думать не только о запретах, ограничениях, наказаниях, штрафах и всяческом, как у нас любят говорить, «ужесточении», а, прежде всего, о создании условий для положительного выхода этой энергии. То есть о творчестве.

Творчество непременно предполагает какие-то художественные способности?

Вовсе не обязательно. Художественное творчество — только один из видов «жизни изнутри наружу»! Творческим может быть все: не только занятия искусством или наукой, но и общение, домашняя жизнь, путешествия, разведение цветов… Человек может не создать никаких произведений, но быть гениальным в своем общении с людьми. Я знал таких педагогов, и результаты их творчества громадны. Дело лишь в том, что, по ряду причин, в детстве ребенку легче всего приобрести опыт творчества, опыт «жизни изнутри наружу» именно в искусстве. А потом это положительно скажется и на всей его жизни, и на том, как он проявит себя в какой-либо другой профессии. - Многие педагоги и родители продолжают считать, что не все дети талантливы, не у всех есть способности… - Знаете, это не их забота — так считать. В Евангелии написано, что на всех солнышко светит, на всех дождик льет. А дальше будет видно, кто есть кто и в ком что и как прорастет. Не надо заранее предрешать: этот — годен, а тот — нет. Все попытки рано, с помощью искусственных приемов, выловить какие-то дарования очень опасны, по большей части ошибочны и могут иметь плохие последствия, в том числе для того, кого «назначили» талантом. Он потом оказывается виноват в том, что не оправдал ожиданий. Такие трагедии бывают в их жизни! Каждый человек изначально наделен творческим потенциалом. Мы должны исходить из «презумпции одаренности» всех детей, а дальше будет видно. Конечно, посвятить жизнь искусству — удел немногих, и в любой области не так много тех, кто действительно отдает ей всего себя, но общечеловеческие, родовые (в силу принадлежности к человеческому роду) художественные способности есть у каждого ребенка. Так же, как и способность логически мыслить, к примеру. А индивидуальное призвание, бывает, проявляется не сразу и не в том, в чем его обычно ищут.

уроки

Я очень люблю Михаила Михайловича Пришвина; он сильно недооценен и как писатель, и особенно как мыслитель и психолог творчества. Он говорил, что главное в труде писателя — и это то, чему учить не надо — переводить всерьез жизнь свою в слово. Не какие-то лингвистические способности, особая память, способность рифмовать. Самое важное — стремление все ценное в своей жизни перевести в слово, сохранить и воплотить переживаемые ценности в словесных художественных образах. И это справедливо для таланта в любой области. Для кого-то такова математика, астрономия или область права. Но каждый одаренный человек во что-то «переводит свою жизнь». Ему надо дать возможность приобщиться к искусству так, чтобы он понял: в это можно «перевести жизнь»! А решение — за ним. В этом главное отличие общечеловеческой и индивидуальной одаренности — не в том, что один ребенок может, а другой нет, а в том, что один хочет именно этому посвятить жизнь, например, музыке или поэзии, а другой творчески и с пользой для себя приобщается к художественному творчеству, но жизнь свою посвятит чему-то другому. Многие, в том числе великий педагог К. Ушинский, говорили, что выдающиеся люди отличаются не какими-то отдельными способностями, а непрестанной устремленностью именно в эту, главную для них область. Тогда и все остальные наши качества подстраиваются, специализируются: память будет запоминать то, что нужно, глаза будут видеть то, что нужно для решения творческих задач именно в этой области. Так и рождается талант. Поэтому глубоко прав был Томас Манн, когда сказал: «Талант — это потребность»!

Надеюсь Вам понравится эта статья, так же как и мне! Вся информация взята с открытых источников интернета.

Комментарии
Комментариев пока нет