Обновление пароля

 >  >  >  > Конец мышиного рая.

Конец мышиного рая.

09.02.2017 1:58     Просмотров: 513     Комментариев: 26     
Конец мышиного рая. | Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade

Сегодня многие, ощущая смутную тревогу, силятся осознать,почему  общество в благополучных, казалось бы, условиях обнаруживает признаки перезревания и упадка?

Ответить на этот вопрос в свое время попытался английский ученый-этолог Джон Кэлхун. В 1972 г. совместно с Национальным институтом психического здоровья он провел самый известный эксперимент

 В рамках проекта «Вселенная-25» (Universe-25) был устроен искусственный рай — стенд, в котором поддерживались постоянные комфорт­ные температура, освещение, влажность и чистота, а еда и питье подавались в изобилии. Установку заселили мышами, предоставив четырем мышиным семьям свободно вырасти в популяцию числом до нескольких тысяч особей. Поводов для борьбы за существование в «искусственном раю» не было, и закономерности развития популяции диктовались исключительно особенностями поведения данного вида животных.

Результат оказался шокирующим. Первоначальный бурный рост мышиной колонии сменился застоем. С какого-то момента маленькие участники эксперимента словно бы пресытились и стали поступать против естественных правил, свойственных виду в природных условиях. Появилась категория отверженных, становившихся объектом агрессии, в числе самцов выделились «красивые», занятые преимущественно собой. У самок вдруг снизилась репродуктивность, среди них стали заметны самки-одиночки и самки-отшельницы. Животные всё больше и больше втягивались в круг «отклоняющегося» поведения и апатии. При одновременном изобилии пищи процветали каннибализм, противоестественная тяга к своему полу. Самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их. Участники эксперимента стремительно вымирали, на 1780-й день умер последний обитатель «мышиного рая».
Опыт повторялся многократно. Дж. Кэлхун прикладывал старания к тому, чтобы усовершенствовать стенд, исключив влияние посторонних или случайных факторов. Итог был печален: популяция, несмотря ни на что, вымирала. Цифра «25» в названии проекта — «Вселенная-25» — означает последнюю, двадцать пятую по счету попытку.
Разумеется, мыши и люди — не ровня в мире живых существ. Жизнь людей устроена неизмеримо сложнее. И все-таки сходство некоторых явлений поразило авторов исследования. Мышиную колонию губило то, что можно назвать «доминированием признаков незрелой особи». Именно таково строго научное, в рамках биологии, определение «ювенилизации». Мыши, по большому счету, не хотели быть взрослыми, проявлять себя ответственно и из-за этого погибали!
Эксперимент Дж. Кэлхуна был важен тем, что моделировал процессы в человеческом обществе, которое, согласно общему мнению, в настоящее время пришло к высоким фазам цивилизационного развития, благоустройства и определенности, а вместе с тем испытывает последствия городской скученности и асоциального поведения. Существа из подопытной популяции, конечно, не знали и не могли знать слова «регресс», ибо не были наделены человеческими разумом и способностями. Нельзя было спросить у мышей, почему они так беспечны и понимают ли, что все это для них плохо кончится. Но парадокс в том, что среди наших современников, людей XXI века, также найдется немного тех, кто ответит на эти вопросы перед лицом регресса и порочного круга девиаций и апатии, в который всё больше впадает человечество.

В чем же проявляется ювенилизация (инфантилизация) и как выглядит общество инфантилов, стоящее на пороге катастрофы? Безусловно, ему присущи многие отрицательные свойства: незрелость, иждивенчество, отсутствие трудовой мотивации, хаотичность поведения при главенствующей потребности в удовольствии и развлечениях. В быту «взрослые дети» капризны и эгоистичны, любят дорогие обновки, компьютерные игры и о женитьбе и деторождении говорят: «пока не готов» или «не готова». В политике детское мироощущение предполагает заранее, что «все тебе должны» и о тебе кто-то (некие «взрослые», царь, отец с матерью, правительство, чиновники, школа) будет заботиться. Это не та детскость, которую благословляет Христос и которая является признаком живой, открытой души.
Количество людей, называемых кидалтами (kidult, от английского kid — ребенок, и adult — взрослый), неуклонно растет. Тип инфантила подробно описан, указано множество факторов его формирования. Аудиторию современных журналов и психологических консультаций старательно предупреждают против попыток строить отношения с носителем «синдрома Питера Пэна» — вечного мальчика из страны Неверленд. Но, несмотря на обширную критику инфантилизма, решение проблемы остается за рамками современного миропонимания, в котором люди психологически ощущают себя всё моложе и моложе.
Истоки инфантилизма не исчерпываются ошибками в воспитании в раннем возрасте или слабой моральной регуляцией поведения. Нравственные порицания инфантилизма и призывы к взрослости в известной степени бесполезны, поскольку инфантилизмом пропитана вся атмосфера современности, а «эрозия взрослости», растрата авторитета людьми старшего возраста, происходит так же стремительно.
Нынешнее общество мало беспокоится о жизни в кредит, стремясь скорей удовлетворить едва зародившиеся желания. Оно заражено «неофилией», когда любое новоприобретение — автомобиль, гаджет, обстановка в квартире или близкий человек — скоро теряют свою привлекательность и должны непрерывно сменяться, «апгрейдиться». Оно не в силах отлепиться от отчужденных и плохо работающих институтов образования, штампующих новые и новые поколения инфантилов. Как целое, наше общество проявляет недостаток зрелости, пребывая в тотальной зависимости от СМИ, прячась за обезличенной социальной ролью, модой и расхожими мнениями.

Мудрость в наши дни заменена «адекватностью» и «актуальностью», то есть, попросту говоря, постоянным вниманием к социальным новациям. «Быть в курсе» важней, чем обладать опытом и принципами. 50-летние, а то даже и 60-летние встают перед необходимостью осваивать мобильный телефон и компьютер, вникать в многочисленные «опции», включаться в круговорот скидок и цен, ипотечных и ссудных договоров, туристических направлений и ресторанного сервиса, новых, невиданных в продолжение всей их прежней жизни, стандартов удобств. А вместе со всем этим от молодых заимствуются целые пласты идей и оценок. Молодежь в броских корпоративных одеяниях в интерьере банковского офиса и торгового центра играет роль проводников и кормчих по миру актуальных новинок, ведет себя как снисходительные учителя и советчики по отношению к сбитому с толку старшему поколению.
Однако же ни способность делать карьеру и деньги, ни умение ориентироваться в способах достижения социального успеха, ни позитивное мышление и высокая самооценка не являются синонимами личностной зрелости. Человек становится зрелым тогда, когда обретает нравственную опору в себе, устанавливает всестороннюю связь с сотворенным миром и приходит к простоте убеждений, свойственных чистому искреннему, как бы детскому сердцу.

Евангелие говорит о детскости как об условии христианской жизни и спасения: Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное (Мф 18:2–3). Многие великие люди — от Леонардо и Моцарта до Энштейна и Дали — сохраняли в себе что-то детское. Диккенс, Достоевский, Чехов, Гюго, Голсуорси выводят черты непогашенной детскости в героях своих произведений. Один из самых известных и ярких примеров — образ князя Мышкина, «идиота», жизненным опытом своим недалеко ушедшего от состояния ребенка, но искренностью убеждений взрывающего обывательские самоуверенность и самоуспокоенность.

У другого «идиота» — Форреста Гампа из одноименного кинофильма режиссера Роберта Земекиса — трудное детство, врожденная инвалидность, его преследуют постоянные насмешки и травля. Несмотря на это, мальчик сохраняет доброту и открытость. В то время как «нормальные» сверстники, взрослея, проникаются цинизмом и проводят пустую и праздную жизнь, Форрест сохраняет веру в товарищество и любовь, в необходимость делать, что должен. Эта его детскость характера не имеет ничего общего с инфантильностью. Напротив, раз за разом Форрест с честью выходит из самых трудных ситуаций, добиваясь успеха там, где любой другой бы давно отступил. Его цельность привлекает к нему людей, он, умственно отсталый, согласно медицинскому заключению, не вышедший из детства, демонстрирует способность воскрешать надежду и исправлять искалеченные судьбы. Терпением он возвращает любовь к себе той, которая чуждалась его как неполноценного. Его отношения с малышом-сыном отмечены близостью и взаимопониманием. Так «вечный ребенок» может много выигрывать в сравнении с внешне благополучными людьми, обличая и опровергая видимость основательности общественного порядка.

В критических обстоятельствах, при болезни и на войне дети особенно резко взрослеют. Один из героев Великой Отечественной, Юрий Иванович Жданко, вспоминает: «Я делал то, что не могли взрослые, и ситуаций, когда они что-то не могли, а я мог, было очень много». В это трудно поверить, но в 1942 году Юра, 11-летний мальчик, состоял воспитанником разведроты 332-й стрелковой Ивановской дивизии, партизанил, выполнял ответственные задания командования, десантировался с парашютом в тыл противника, служил проводником по знакомой ему белорусской земле в период ее освобождения от гитлеровцев.

Подобные примеры не единичны. Сотни мальчишек разными способами находили возможность оставаться при действующих частях и в партизанских соединениях, чтобы вместе со старшими бить врага. Девчонки приписывали себе недостающие годы, чтобы идти санинструкторами на фронт. В 1957 году писатель Владимир Богомолов опубликовал рассказ «Иван» о двенадцатилетнем разведчике Иване Бондареве, все близкие которого погибли, а мать пропала без вести. Рассказ был составлен по собственным воспоминаниям Богомолова, бывшего фронтового разведчика. Впоследствии молодой режиссер Андрей Тарковский снял фильм, назвав его «Иваново детство». Роль Ивана Бондарева с чувством сыграл 14-летний Коля Бурляев.
А в другой роли, в финальной новелле «Колокол. 1423 г.» фильма Тарковского «Андрей Рублёв», тот же Николай Бурляев играет молоденького подмастерья Бориску, берущегося отлить колокол. «Дожили, колокол некому отлить», — горестно сетуют люди. А что делать, если не осталось в живых ни одного литейщика? Кто умер от болезней и с голода, кто был уведен в полон к татарам. И вот юноша, сын литейщика, переступив через неуверенность и страх, обещает вспомнить отцовский секрет мастерства, размышляет и ищет. Сотни людей работают под его началом; все напряженно ждут, сумеет ли этот щупленький юноша повторить результат своего отца. И вот — восторг: отлитый колокол оживает, дает мощный, ровный звук, а вместе с ним оживает надорванная преемственность русских культуры и духа.

Эксперимент с мышами заставляет всерьез задуматься о том, что истинное счастье и полнота жизни все-таки находятся очень далеко от привычно обывательских представлений о бытовом комфорте и "полной чаше". Итак, сталкиваясь ежедневно с бытовым неустройством, необходимостью снова и снова испытывать напряжение душевных и физических сил, вспомним о судьбе мышкиного рая, порадуемся тому, что живем и боремся за свою человеческую сущность... Пока еще боремся...

Ключевые слова:  
Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade
 

Сообщение модератору

Отправьте сообщение модераторам, если считаете, что данная работа нарушает Правила Ярмарки Мастеров.

Модальное окно для уведомлений

Шаг 1 из 3: Создание магазина

Откройте собственный онлайн-магазин в несколько простых шагов и зарабатывайте любимым творчеством
Как будет называться магазин?
Какой у него будет web-адрес?

Шаг 2 из 3: Регистрация

Укажите контактные данные для своего магазина. Уже есть аккаунт?
Введите email
Придумайте пароль
Укажите свой город
< Назад

Шаг 3 из 3: Проверка email

  • Магазин
  • Регистрация
  • Проверка email
Остался завершающий шаг! Мы отправили Вам письмо, перейдите по ссылке в нем, чтобы подтвердить свою почту и начать работу с магазином.
Если письмо не пришло — можем отправить еще раз