Христос воскрес!

Кирилл Александров

 

ВРАТА ВЕЧНОСТИ

 

Человек, будучи существом испорченным, и спотыкающимся постоянно о собственные грехи — по причине их неизбывной первородности — любит застолья и празднования. Текут здесь вдоль твёрдоколбасных берегов рукотворные напитки всякие, от коих сначала веселятся, а потом даже лучшие люди немножечко глупеют. В известном смысле суть личности и её ценности раскрываются через чествование событий и исторических дат, почитаемых в качестве дорогих.

          Однако человек, будучи как будто свободным в празднике не всегда, увы, свободен от праздника. Принуждение к празднику не менее трагично, чем невозможность его совершения. Особенно когда принудители на самом деле циники и лицемеры, а поводом для создания фальшиво-праздничной атмосферы служит трагедия, чей истинный смысл предаётся и скрывается. И выглядит это всё как лакированный гроб — расфуфыренный снаружи и наполненный пахучими останками изнутри.   

          Однако перед Пасхой любой гроб — со всем его содержимым — сохранил смысл лишь до известного предела. Предела земной жизни. «Что для вечности временность гибели?» — восклицал поэт. Страх смерти, если не ушел полностью — было бы неправдой говорить, что все христиане настолько бодры и трезвы как сода, что не боятся смерти — но пошатнулся и съёжился, а сама смерть точно перестала связываться с бесконечностью.

          С бесконечностью разлуки.

В принципе умирающим и погибающим в добром сознании хуже, чем друзьям и близким — они теряют одного, а умирающий — сразу всех.

Так было до Воскресения Христова.

Впрочем, для многих наших современников так есть и сейчас, но лишь потому, что они не слышали о сокрушительной победе после поражения на Голгофе или считают её сказочной: «Ух уж эти сказочники!» (ничего себе сказочки!). Но с ними ясно.

Однако прискорбны не равнодушные или маловеры, но сквернословящие на Пасху в широком смысле. Они уже в адовой клетке, куда загнали себя собственной несвободой. Забавно смотреть на таких кликуш, пытающихся прослыть богоборцем, оскорбить Христа или новомодные чувства верующих. Богоборцы рано или поздно упирались в собственную смерть, не зная, что с ней делать. Христа оскорбить невозможно, а чувствам, которые можно оскорбить, грош цена в базарный день. Так что злобная война с Богом и с ближними бессмысленна, по данным разведки за последние две тысячи лет — это война против самого себя. И уж совсем печальна участь любителей войн, крови и стрельбы по живым мишеням, уверенных в своей полноценности, исключительности, и убежденных, что тем самым они служат Богу.   

          Пасха — смысл смыслов и доброй деятельности человеков.

          Ибо если мы безразличны к Воскресению Христову, то наши поступки и самоотверженность, милость и жертва, приязнь и дружба — пусты, как бочка гремящая (бум-бум), так как лишены вечности. Вероятно, скажут на наших похоронах: «Он был добрый и отзывчивый человек».

Так и на похоронах Чингис-хана наверняка что-то подобное говорили.

К сожалению, даже от доброго и отзывчивого человека, как правило, остается чёрточка между двумя датами — это если повезёт. Состояние кладбищ в нашей стране известно и шансы на сохранение твоей могилы лет через сто ничтожны. Тем более, представим себе — картина маслом — лежишь ты себе в могиле (разумеется, если близкие, чтобы не возиться, не запихали несвятые мощи усопшего в крематорий), солнышко греет, на тебе цветочки растут, птички поют… Лепота. Неплохо, конечно.

Беда только в том, что одновременно все главные события с тобой в это время происходят где-то в другом месте.

Воскресение Христово утверждает вечность и служит вратами вечности. В смутном ожидании мы стоим перед ними, переминаясь с ноги на ногу как на двенадцати евангелиях. И даже устали уже — и стоять, и переминаться, и вообще. Тягостно.

Что позволит нам войти?..   

Умение различать духов в своей земной жизни.

Отличать ложь от правды. Отвергать лицемерие. Обличать грех в себе.

          Не соблазняться подделками, триумфами и победобесиями.

          Способность выдавливать из себя по капле фарисейство.

          Щедрость, конечно.

И — готовность быть в меньшинстве, но в меньшинстве деятельном — Христа ради и Его правды.

Поэтому наше сегодняшнее переживание самое подлинное в году.

Для иудеев Пасха связывалась с освобождением от египетского рабства и исходом — через многолетнюю и засушливую пустыню — в землю обетованную. Но грех и смерть — никуда не девались. Это был высоченный частокол… забор, отделявший человека от вечности.

И вот теперь открылась возможность, о которой писал великий христианин Гилберт Кит Честертон: «Если родился не по ту сторону забора, где тебе требуется, по-моему, ты вправе через него перелезть».

Христос освободил христиан от рабства смерти и дал выход в Град Небесный Иерусалим — родину вечности, симфонию абсолютной красоты, гармонии и надежды — прекрасной, как музыка Моцарта. Там нет разделений — социальных, политических, национальных, материальных и прочих. И в то же время в Небесном Иерусалиме человеческая личность сохранит свои лучшие и драгоценные качества, приобретенные во время многолетнего исхода по пустыне земной жизни.

Свет Града Небесного Иерусалима в Пасхе, которую Спаситель оставил нам, тутошним, пока не кончен наш Ледяной поход — продолжением во всю жизнь. Перед вратами вечности склоняемся, празднуем и возглашаем:

  

Христос Воскресе!

Комментарии
Комментариев пока нет