миллион свиданий вслепую глава 4.

миллион свиданий вслепую глава 4. | Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade

Итак, время шло. Я училась и работала, крутясь, как белка в колесе, а точнее - выкручиваясь, чтоб не умереть с голоду и не иметь проблем с учёбой. В то время я экономила на всем, чём можно - и это стало впоследствии каким-то моим фетишем. Тогда волей-неволей мне приходилось ездить автостопом, потому что просто физически не было денег, а перспектива немного поболтать и полюбезничать с водителем, чтоб доехать из пункта А в пункт Б, казалась очень даже заманчивой. Денег не хватало катастрофически. Сейчас даже не понимаю, как жила, умудрялась учиться, одеваться, покупать книги...
Все отказывались верить, что родители мне не помогают, на работе платили копейки, я постоянно ходила в голодном состоянии, с ужасом думая о завтрашнем дне. Но тогда я была молодцом - не раскисала, мне было о чём мечтать, к чему стремиться. На работе все было хорошо, у меня были чудесные дошколята, которые меня обожали. Каждое занятие начиналось с того, что они повисали на мне, показывая выпавшие зубы и рассказывая свои новости. Честно говоря, это было жутко - словно упасть в склеп с кучей маленьких вампирчиков. Не то, чтоб я не любила детей - просто до школы они для меня - просто биомасса, я люблю подростков. Когда видна личность, разум. Когда с ними есть о чём поговорить. К счастью, занятия с дошкольниками у меня были только 2 раза в неделю. Помимо этого я вела еще мой кружок росписи для школьников и рисовала, как художник-оформитель. Дети же на моем кружке были какими-то чересчур образцово-показательными. Они все два часа молча рисовали, их приходилось практически заставлять, чтобы они сходили поменять воду или просто немного отвлеклись от рисования. От этих девочек мне, наоборот, не хватало эмоций - мы всегда общались с любимыми учительницами, нас притягивали педагоги, хотелось задержаться после уроков, поболтать, помочь. Мои же подопечные были милы, вежливы и усидчивы - но на контакт не шли. В итоге я все занятие либо читала, либо сидела в мобильной службе знакомств в попытках организовать себе ужин. 
Хотя нет... Тогда мне хотелось любви... Хотелось, чтоб меня понимали и ценили, хотелось нежности и тепла, но с каждым свиданием решимость моя таяла. В то время бог отношений глумился надо мной - я встречала пафосных кавказцев, аутичных компьютерщиков, примитивных гопников... Самое смешное - что я реально искренне, каждый раз идя на свидания, ожидала встретить любовь всей своей жизни. Даже описывать эти встречи не хочется - в них не было ничего интересного или занимательного, это были банальные унылые встречи, ничем меня не затрагивавшие. Иногда я вообще поражалась, кого вообще способны заинтересовать такие мужчины, и ради чего они вообще выползают на свет Божий из тьмы Мордора, чего хотят от встреч и от отношений? Вечный двигатель мужского энтузиазма - секс вряд ли мог быть достойным мотивом, потому что я сразу озвучивала, что никакого чая и кофе после встречи не будет. Но, так или иначе, я раз за разом видела, как судьба достает очередного кота из мешка прямо на моих глазах. Наверное, тогда у меня и начало появляться цинично-потребительское отношение к мужчинам. Я слишком старалась и слишком многого ждала, и, конечно, была разочарована, а потом и зла, потому как, несмотря на мою решимость обрести возлюбленного, встречала я довольно странных людей. Именно в то время я и поняла, что, если не хочешь два часа неловко кашлять, прятать глаза, пытаться говорить о погоде и слушать про футбол - ведь почти все мои респонденты были банальны, скучны и прозаичны, подозревая, что со стороны моей кармы это был жёсткий стёб, и я перевстречалась со всеми неудачниками Подмосковья. Большинство этих людей не умели общаться и были неинтересны девушкам, и очень скоро я перешла на монологи... В принципе рассказывая одни и те же истории и отвечая на одни и те же вопросы. Наверно, для этого в Японии придумали гейш. Унылый, несимпатичный, обычно неразговорчивый мужчина получал мою компанию, словно я была тамадой, развлекая его и веселя, а я получала салат и горячее.
Самым ярким событием того периода было то, что я впервые пошла в клуб. Честно говоря, мне всегда казалось, что я - домашняя девочка из-за сурового воспитания. А так в душе я Пэрис Хилтон, как минимум. И вот, устав откладывать жизнь на "потом" и на всём экономить, я решила ознаменовать начало взрослой жизни и своей независимости, купив билет на концерт моей любимой "Мельницы". Отправляясь в клуб, я чувствовала себя невероятно взрослой и богемной... Нет, золотым детям никогда не испытать этого волшебного чувства, когда получаешь что-то вожделенное своим трудом! Наверное, я выглядела жутко нелепо в макси-юбке и чёрной строгой блузе, среди визжащих, суетящихся людей. Было так странно понимать, что этот концерт для меня - откровение и почти священное таинство, а для большинства людей - просто заурядное событие. Как бы ни была велика моя эйфория, через несколько песен я устала от шума и криков, от толкающихся людей, захотелось на воздух, в тишину. Я с удивлением поняла, что слушать музыку дома при свечах с бокалом вина намного приятнее, чем среди улюлюкающей толпы. Но мне было восемнадцать лет и я понимала, что нескоро попаду в клуб и увижу Хелавису, поэтому плюнула на закрытие метро, и решила быть авантюристом. Самое смешное, что после этого случилось поразительное событие, но у меня было слишком много эмоций, чтобы поражаться, когда после концерта мне позвонил один из моих новых знакомых. В итоге он накормил меня поздним ужином в Макдоналдсе и отвез к чёрту на рога, где я и училась. Выходя под утро из машины, пьяная от всех этих ощущений, совпадений и эмоций, я чувствовала себя нереально взрослой. Вообще-то я всегда с неодобрением смотрела на девочек, которые вечером заискивали перед вахтёром, чтобы их выпустили к ухажёрам, а потом возвращались с восходом солнца с гулянок. Чаще всего такие гулянки заканчивались абортами или венерическими заболеваниями. И вот сейчас на этом пикантном месте, скребясь в дверь, была я. Для меня это было настоящим приключением! К тому времени я и голого мужчину не видела, но вся эта ситуация горячила, и, когда на следующий день все обсуждали мое утреннее появление, я чувствовала себя по-настоящему взрослой.
Итак, на работе все было неплохо, кроме высокомерного ко мне отношения взрослых учителей и копеечной зарплаты. На учёбе я прибывала в том блаженном состоянии, когда на тебя работает репутация, которую ты себе создал. Я была местной Гермионой, участвовала во всех конкурсах, вела дни открытых дверей, читала и писала стихи. И вот после очередного рабочего дня, когда у меня не было обеда, и, спустившись в столовую, я взяла чужой "Доширак", я поняла, что дальше так жить не могу. Я приняла решение искать другую работу. Я даже долго не думала, куда податься. С детства самой легкодоступной и денежной работой в моем сознании была работа официантки. Мама моей лучшей подруги работала в кафе, и я постоянно слышала истории о ее поклонниках и нереальных чаевых. И в один вечер, возвращаясь после учебы, я решила обойти все кафешки Лобни. Но повезло мне уже в первом. Это было крошечное грузинское кафе - всего 13 столиков, но зашла я туда с такой надеждой и в такой нерешительности, что мне "Генацвале" показался пафосным и гламурным рестораном. Им требовались сотрудники (это мягко говоря, так как несколько дней назад случился грандиозный переворот и все официантки уволились, кроме одной - Веры), и я получила работу. Мне пообещали зарплату в 7,5 тысяч рублей, и я, решив, что это мне просто снится, так как такие бешеные деньги могут платить либо за проституцию, либо за убийство, пошла домой. Семь тысяч рублей! Это было сложно представить, ведь до этого я получала две тысячи. Так началась новая глава моей жизни.
Мы не первый час с вами болтаем, а я даже не сказала, как меня зовут. Это, наверное, от того, что за годы хождения на свидания я безумно устала от одних и тех же вопросов и ответов... По сути ведь ничего не изменится от наличия у меня имени... Ну какая разница, зовут ли меня Акстисья или Виталий Егорыч - на содержание это не окажет никакого воздействия. Вообще у меня с именами беда. Когда я родилась, наверное, это была чертовски большая неожиданность для родителей и первые 3 месяца моей жизни меня звали Пятница, потому что я родилась в пятницу, а мама хотела, чтобы меня назвали Лизой. В итоге назвали тупым и банальным русским именем, обладателей которого нужно отстреливать для блага популяции. А когда я выросла, мне начало нравиться придумывать себе новые имена для каждого нового свидания и часто менять цвет волос. Ведь люди уникальны и стараются быть неповторимыми, оригинальными, а обыденное имя, которое носит половина страны, обезличивает... Не знаю, что это значит с философской точки зрения - но я просто не люблю банальности, так что пусть я буду просто Героиней...)
Итак, из полуголодного общежития я попала в волшебный мир грузинской кухни. Меня распирало от счастья и энтузиазма, а когда я получила первые чаевые, то чуть не разревелась. Первые пару недель мне было сложно выбрасывать еду, да я практически ничего и не выбрасывала - и жутко потолстела в первый же месяц работы. Все было новым и волнительным, к посетителям я относилась, как к моим гостям (за исключением хамов и грубиянов, которым иногда плевала в пиво) и излучала свет и радость. Я всегда была очень восприимчива к вниманию и доброте. Поэтому, когда я обслуживала улыбчивых и вежливых посетителей, то чувствовала себя окрыленной.
В который раз я попала в новый мир. В маленький тесный мирок нескольких поваров, барменов и официантов. Я словно оказалась в сериале, попав в кипящую взрослую жизнь чужих переживаний и событий. Хотя три года я прожила в общежитии и много увидела такого, о чём раньше только читала, всё равно, по большому счёту, я осталась ребенком - и все эти чужие передряги, истории, события меня просто потрясали. Каждое утро, когда мы приходили на работу, начиналось с почти домашних посиделок с чаем и болтовней - мы в каком-то смысле были как семья, все были в курсе жизни друг друга, делились проблемами, вместе радовались и переживали. Это было удивительное время! Да, может, я идеализирую, но я это так видела. Мне даже кажется, что работа была в "Генацвале" чем-то второстепенным, вспоминая то время, на ум приходят не столики, заказы и грязные тарелки, а общение, поддержка и взаимовыручка. У меня, по большому счёту, не было семьи - теплые семейные торжества, когда люди вместе радуются и искренне общаются, я видела только в кино, а в "Генацвале" почти каждую неделю у кого-то был день рожденья или свадьба, или просто покупка новой машины, и мы собирались все вместе отмечать и радоваться друг за друга, накрывая стол в небольшом банкетном зале. По большому счёту, это была небольшая община - ведь большинство людей жили далеко от семей на съёмных квартирах, а в нашем коллективе мы обрели дом.
Честно говоря, я всегда была ужасным нытиком, зацикленным на своих проблемах. Довольно долгое время мне казалось, что все вокруг живут в прянично-конфетных домиках в полном счастье и гармонии - и одна я, как Золушка, страдаю от недостатка любви и внимания, от грубости и побоев. Наверное, я так и осталась в таком промежуточном подростковом эмоциональном состоянии - вечно голодной на ощущение счастья, любви и заботы. Но чем больше я встречала людей, тем больше убеждалась, что каждому выпала своя ложка дегтя. Самым странным для меня было, насколько другие люди, которым в жизни пришлось намного хуже и тяжелее, чем мне, оставались добрыми и не помнили зла. Мне всегда было сложно прощать других, я возводила баррикады между собой и обидчиком и вообще всегда черезчур много думала о своей персоне. Поэтому и прощения просить мне всегда было сложно - ведь я сама прощала частично и неохотно, мне не верилось, что после моих ошибок другой человек будет относиться ко мне так, как раньше. 
Я всегда искала ответы, как правильно жить в этом мире, как быть хорошим и светлым человеком. Всегда, когда встречаю людей, которые превосходят меня в душевных качествах, я чувствую восхищение. При том, что эти люди не читают духовных книг, не медитируют и не занимаются йогой, но добра, любви и терпения в них невероятно много. Я долгое время ныла и считала себя самым несчастным человеком на свете, и вообще редко когда забываю обо всех лишениях и страданиях, выпавших на мою долю. Но и в общежитии, и в "Генацвале" я встречала людей, живших в триллере или боевике в совершенно немыслимых условиях, и всё же они были добрыми и порядочными людьми. Почему же я, понимая, что моя жизнь в общем-то очень даже интересная и несложная, не могла быть благодарна? Иногда, глядя в бескрайнее ночное небо с бесчисленными звёздами, я думала - что еще нужно?! Этот мир - совершенный, удивительный, прекрасный... Каждый раз, выходя на улицу, ты словно попадаешь в волшебную картину, написанную искусным художником. Он написал Землю удивительной, полной величия и гармонии. Всегда новое небо разных оттенков - от лазурно-прозрачных до серо-синих, каждый день новая мозаика из облаков, освещаемых солнцем, каждый день рождающееся из-за горизонта солнце, которое я даже не могу описать - ведь не помню, когда видела рассвет, или наблюдала за закатом, всё какие-то дела, Интернет, телевизор, мысли, разговоры, вечная беготня за счастьем, которое постоянно ускользает... А ведь каждый день распускаются цветы и поют птицы, и, просыпаясь с утра, никто не может знать, доживёт ли до конца дня. Вся бесконечная красота и вдохновение, все возможности даются каждому с новым днём, но я чаще всего тратила время на ссоры, обиды, страхи, выяснения отношений... Всегда были какие-то отговорки, какая-то обусловленность, какие-то помехи, мешающие полному моему счастью - всегда хотелось сказать: "А вот я тоже была бы хорошей, если бы..." 
Но все это отговорки. Никто и ничто не может помешать человеку мечтать, никто не станет брать деньги за веру в себя, бесплатно улыбаться и напевать, идя по улице. В каком-то смысле есть только ты один на всю Вселенную и все границы, все барьеры тоже создаешь ты. Я, как и многие, постоянно ныла и жаловалась, чувствуя себя обречённой, конвульсивно хватаясь за книги типа "Тайны о материальности мыслей и позитивном мышлении". Постоянно казалось, что что-то мешает моему счастью, чего-то недостаёт. Долгое время мне казалось, что деньги - источник счастья, но, зарабатывая в кафе больше, чем родители моих друзей, я, честно говоря, не чувствовала себя безоблачно счастливо. Теперь я начала пропускать учёбу и подвергаться со стороны учителей постоянной ругани и угрозам быть отчисленной. И всё-таки это был долгожданный эмоциональный и физический привал, когда я по-новому посмотрела на себя и наконец получила возможность жить так, как мечтала.
Теперь, наконец, я могла устроить себе праздник непослушания и фанатично исполнять многие свои желания. После голода и нужды, необходимости считать каждый рубль, я просто наслаждалась деньгами! Честно говоря, почти сразу выяснилось, что я жуткая транжира - я с такой страстью стремилась компенсировать себе всё, чего была лишена, что деньги у меня уходили сквозь пальцы! Я попала в волшебный мир кафе, парикмахерских и магазинов. Теперь я не была девочкой в безразмерной, поношенной одежде, которая стеснялась зайти в торговый центр, чтоб на нее не смотрели с брезгливостью надменные продавцы. Много раз, в одиночестве бродя по холодным серым улицам, наполненным суетящимися людьми и машинами, чужой жизнью и заботами, я видела людей, торопящихся домой к своим семьям, несущих пакеты с вкусностями в свои дома, где их кто-то ждал... Люди суетились, торопились, говорили в телефоны, что скоро будут, улыбались в предвкушении встречи... А я смотрела в витрины уютных кафе, где сидели красивые девушки, ели пирожные стоимостью в две моих стипендии, держали изящные чашки пальчиками с замысловатым маникюром, поправляли волосы, сияющие и блестящие, словно в рекламе... Мне казалось, стоит мне накупить вещей и сесть пообедать в кафе, как я сразу стану счастлива. Отчасти так и было... На самом деле это было невероятным удовольствием - встать с утра, понимая, что впереди весь день и можно делать что угодно, взять вчерашние чаевые и поехать в Москву в кино и посмотреть сразу два фильма, а потом сидеть в кафе и смотреть в окно, с чувством покоя и удовлетворения наблюдая за людьми, бегущими по своим делам. С этого ракурса жизнь выглядела симпатичнее. Я много чего наобещала маленькой рыжей девочке внутри себя - в тяжёлые времена, когда от обид и боли казалось, что разорвется сердце, я твердила ей, что однажды смогу о ней позаботиться.
Пробегая по Таганской до автобуса, я жадно смотрела на крошечные кафе и пекарни, коими забита эта станция, обещая себе, что когда-нибудь я непременно зайду в одно из них... И вот теперь маленькая девочка внутри меня удовлетворённо болтала ножками, сидя за столиком и думая, чего же она хочет... Всё вообще было бы прекрасно, если бы долгое время я не старалась наверстать все, чего была лишена долгое время, а, надо вам признаться, что занятие это безнадёжное. Словно наполнить бездонную бочку. Не знаю, как уж люди жили после блокады Ленинграда, но чувство голода и само это противное ощущение дефицита осталось со мной надолго. Второй частью проблемы было то, что у меня появилась нездоровая тяга доказывать всем свое счастье и успех. Не то, чтобы я была тщеславна, но, наверное, комплекс неполноценности сидел во мне так глубоко, что я просто не могла остановиться! Я должна была покупать самую дорогую косметику, туфли и вещи, я постоянно пыталась поразить и впечатлить моих коллег масштабом своей модности и гламурности. Но людям, по большому счёту, плевать друг на друга, каждый погружен в свою жизнь и проблемы. Мне следовало понять, что школа закончилась, больше никто не станет дразнить меня бомжихой, а на брендах и статусе зацикливаются только пустые и ограниченные люди.
В детстве, когда я слушала сказки о внезапно разбогатевших людях, я поражалась их глупости, непрактичности и недальновидности. Но на практике всё, на что у меня хватило фантазии после увеличения своего дохода чуть ли не в двадцать раз - это скупать вещи, книги, косметику и наедаться пиццей. Но, честно говоря, я столько времени провела в расчётах и лишениях, что была просто счастлива такой безответственности и беззаботности. Призраки прошлого и моральные терзания временно отступили. В прекрасных платьях и с новой причёской, я, казалось, одержала временную победу над всеми страхами и несчастьями в моей жизни...

опыт, история

Комментарии
Комментариев пока нет