Обновление пароля

 > Журнал > Блоги > Персональные записи > Мамаша напрокат. Часть 2

Мамаша напрокат. Часть 2

07.01.2015 16:30     Просмотров: 399     Комментариев: 1     

Отпуск мне дали беспрепятственно. Осталось доработать сегодня и все. Никак я не могла сосредоточится на работе, мысли о моей несчастной подруженьке не давали покоя.  Я увидела главного инспектора, несущегося ко мне на всех парах.

-          Света, - с ходу спросил он, - ты как в смысле французкого?

-          Никак, - ответила я, - знаю только «бонжур» и «месье же не манж па де сис жур!» (прим: испорченный французский «месье я не ел шесть дней»)

-          Пошли, - обрадовался главный, - хоть это им скажешь.

Я представила себе картину: подхожу к туристам и говорю знаменитую фразу Кисы Воробьянинова. Очевидно наш главный не знаком с классикой. Как интересно французские туристы отреагируют на слова таможенника, что он не ел шесть дней?!

На самом деле, общаясь с Грэгом, я значительно продвинулась в языке трех мушкетеров. Однако, не собираюсь сообщать в таможне эту новость. Начнут бегать с каждым туристом, заставят переводить протоколы – упаси Боже! Я уже один раз сказала, что хорошо на компьютере работаю. После этого вводила данные разрешений банков. Каждый месяц по пять тысяч штук. Наименование банка, наименование валюты, сумму, фамилию туриста и т.д. Каторжный труд. Думаете, кто-то поблагодарил? Как же! В конце месяца всем дали премию, потому что показатели по пошлине были хорошие, а мне – шиш. Еще и по шапке получила за отсутствие плана по контрабанде. Так что я ученая. Языков – не знаю, ни фига не умею.

 

Ира пришла забрать собаку. Она любила брать Кешика к себе. Тот был абсолютный пофигист. Не лаял он никогда. Ире казалось, что Светина собака вообще не умеет этого делать. Зато спаниеля можно было сколько душе угодно гладить, тискать и целовать во влажный нос. Кеше и это было пофиг… Он, правда, по – своему,  любил Иру – она всегда давала что-то вкусное.

 

Я позвонила Грэгу. В Амстердаме никогда не была и хотела, чтобы он меня встретил.

-          О! Дорогая, - я не верю своему счастью, - галантно приветствовал меня Пашин друг, - неужели ты решила почтить своим присутствием наш скромный город!

-          Грэг…, - завела было я

-          А ты одна или с Павлом!, - не давал он мне вставить ни слова, - впрочем, все равно. Я покажу тебе мельницы, покатаю по каналам

-          Я….

-          Свожу в кафе – шоп, на улицу красных фонарей…

-          Грэг!, - заверещала я, - дай мне хоть слово сказать! Я… у.. моей подруги неприятности. Мне придется прилететь в Амстердам из-за нее.

-          Я могу чем-то помочь?, - вмиг стал серьезным Грэг

-          Еще не знаю.

Мы договорились, что он встретит меня, остановлюсь я тоже у него.

Утром, полная дурных предчувствий, я садилась в самолет. Таможню миновала, как вы можете догадаться беспрепятственно, из вещей у меня была только ручная кладь. Я побродила по магазину беспошлинной торговли, посмотрела на взлетные полосы…   Уже на трапе меня начало слегка подташнивать. Руки сделались противно холодными и почему-то потными. Вот говорят, что потливость – это защитная реакция организма на повышенную температуру. Почему тогда у меня взмокли ладони, если они холодные, как лягушачьи лапы?

Салон постепенно наполнялся людьми. Я уселась в кресло и сразу пристегнула ремень. Мелькнула мысль, удобно ли будет попросить парашют… Сосед слева улыбнулся и сказал :

-          Вы что в первый раз? Да? Еще не нужно пристегиваться.

Похоже он хотел добавить еще что-то, но глянул на меня и осекся. Сердце ухало где-то даже не в горле, а во рту… Я нервно озиралась по сторонам, пытаясь понять кто захватит самолет. Стюардесса появилась в проходе. Достигнув меня она улыбнулась, и протянула журнал:

-          Не переживайте. Раньше когда мы взлетали, я мысленно прощалась с родными и близкими, - именно этим я сейчас занималась, - вот, возьмите журнал, отвлекитесь, не заметите как долетим!

Я поблагодарила ее и углубилась в брошюру. Однако! Чем дальше я читала, тем жутче мне становилось.

«Мы рады приветствовать Вас на борту самолета авиакомпании «Світ без меж». Наши самолеты, одни из самых надежных. Катастрофы случаются крайне редко. И все же они происходят. Никто не застрахован от несчастного случая! Чтобы Вы не оказались застигнутыми врасплох, дадим несколько рекомендаций:

  1. Если самолет падает, не создавайте паники. Спокойно сгруппируйтесь и ждите указаний бортпроводницы.
  2. Кольцо парашюта дергайте резко, и ни в коем случае не сразу после прыжка.
  3. Если на борту оказались террористы, не пытайтесь бороться с ними и спокойно ждите, пока Вас освободят.
  4. Если Вы заметили возгорание какой-либо части самолета, немедленно известите бортпроводницу…»

Дальше я читать не стала. Отвлеклась! До этого журнала я чувствовала себя вполне сносно, сейчас же волосы стояли дыбом даже на ногах…

 

-          Согласно данным, полученным от Интерпола, в Амстердаме Геннадий Исаевич поддерживал отношения с Полом Бибилем, - лейтенант вдохнул воздух, -  В Анкаре - с Али Табибом, в Дортмунде – с Хансом  Ауфтхайзе.

-          Ну и что?, - поинтересовался полковник, - дальше чего?

-          Сейчас они проверяют этих граждан, - отрапортовал лейтенант, - как только получим данные – сразу доложу.

-          Слышишь, Петрысь, - обратился полковник к одному из присутствующих, - а что с этой девицей… Кадарка или как бишь ее?

-          Полковник, Кадарка – то вино, а девица – Марика. Те у кого она зал снимала, описали ее внешность. Стройная шатенка, лет двадцати восьми. Волосы – до середины спины…

-          Да плевал я на ее патлы!, - рявкнул полковник, - документы у них должны быть, договора аренды. С ее паспортными данными!

-          А нету…., - протянул Петрысь, - ничегошеньки нету.

-          То есть как?!

-          Они устно договаривались! Она не с хозяевами договаривалась, а с замами. Те, полученные денежки клали в карман. Вот так. Документы она если и давала, то фальшивые, но видать хорошего качества – никто ничего не заподозрил. Женщин с именем Марика в Киеве трое и всем хорошо за пятьдесят! Так что все свидетельства – липовые, паспорт – тоже.

Полковник выдал длинную матерную тираду. Случалось с ним такое. Подчиненные уже не пугались – всем было известно, что у полковника золотое сердце.

 

Амстердам встретил меня ужасным холодом и снегом. Температура воздуха была не такой уж  низкой – всего минус восемь, просто дул пронизывающий ветер и с каналов веяло сыростью. Грэг бросился мне на встречу, взял сумку и с завистью посмотрел на коротенькую дубленку.

-          У нас самая холодная зима за последние десять лет, - поставил он меня в известность о метеоусловиях, - как полет?

Не говорить же ему о волосах на ногах…

-          Нормально.

Вечерело. До дома, где обитали Грэг и Антонио мы добрались сравнительно быстро. Зажатый между двумя соседними домиками, маленький зато трехэтажный особнячок смотрел окошками на улицул Дамрак – главную улицу Амстердама. Узенькие окошки, двери – дом словно проектировали для кукол.

-          Я устал от хором – пояснил Грэг, - хочется чего-то маленького, камерного, уютного. И знаешь, я всегда хотел видеть из своего дома воду. Сажусь вечером и любуюсь на блики.

-          Как же вы мебель сюда протащили, - вырвалось у меня.

Грэг довольно засмеялся:

-          Кстати ты первая, кто об этом спросил. В Амстердаме все дома с узкими дверями и окошками. Для того, чтобы мебель затащить, под крышей вбит крюк, через него перекидывается веревка, мебель привязывается и поднимается до нужного этажа. Втаскивается внутрь через окно.

-          Ты шутишь, – изумилась я, - да?

-          Ничуть. Завтра увидишь такие крюки. Они есть даже на новых домах. А еще здесь шутят. Знаешь что такое «летучий голландец»?

-          Ну… Корабль – призрак. Или что-то в этом духе.

-          А вот и нет, - засмеялся Грэг, - это пьяный житель Голландии, которого жена пыталась втянуть домой, перебросив веревку через крюк, и упустила.

Он отвел меня в мою комнату – на третьем этаже, под самой крышей. Комната была как-будто сделана для меня. Широкая кровать, мягкий ковер, торшер под абажуром – все спокойного приятно - зеленого цвета.   Крыша на домике была изломанной, и этот самый излом проходился на потолок над кроватью. То есть прямо над кроватью было окошко в крыше. Грэг улыбнулся и сказал, что эту комнату готовил специально для меня и Паши.  На мой вопрос об Антонио, Грэг тоже пояснил – он поехал к родне, в Мадрид. Очень огорчился, когда узнал, что пропустит мой приезд.

-          Я не знаю, насколько тут зависну, - мрачно пробурчала я, - пока Витку не найду – не уеду, так что может еще и с Антонио встречусь.

Антонио – это любимый Грэга. Я полагаю, что люди могут иметь какую угодно сексуальную ориентацию, главное оставаться человеками. Не подумайте, будто я поддерживаю сексуальные меньшинства. Нет! Я против однополых браков. Однажды увидела как целуются двое мужчин… Что Вам сказать…Дело было так: я ехала в метро поздно вечером. Стояла перед окном, в котором отражались лица стоящих рядом людей. На одной из платформ два мужика целовались взасос. Интерес представляли не они, а лица пассажиров. Пока до них не доходило, что это два мужика, все было О*кей. Затем лица постепенно отражали бушующие внутри у всех эмоции – гадливость, отвращение… Согласно, это противоестественно. Если уж ты гей или лесбиянка – держи это при себе. Дома занимайся чем угодно, не обязательно выставлять чувства на показ. С партнером по танцам (я занималась балетом), нас до сих пор связывает крепкая дружба. Лишь год назад я узнала что он – гей. И то совершенно случайно.

Мы покушали, устроились перед камином.  Следующие два часа я вводила Грэга в курс дела. Он не перебивал, внимательно слушал, и только когда я употребляла непонятные слова, просил пояснить.

-          М-да… Ситуация серьезная. Не знаю что и сказать, - задумчиво изрек он, - не можем же мы ходить по кварталу красных фонарей и спрашивать про нее!

-          Почему, - не поняла я, - можно попробовать.

Грэг с жалостью посмотрел на меня:

-          Ты сильно устала?

-          Да в общем, нет, а что?

-          Собирайся! Сама все поймешь, про это не расскажешь.

Спустя тридцать минут мы подходили к знаменитому кварталу красных фонарей. Холод стоял просто дикий, одно радовало – с неба ничего не падало. Примечательно, что известный на весь мир квартал разврата находится между двух церквей.

-          Ничему не удивляйся, - напутствовал меня Грэг, - не отходи от меня ни на шаг

Я пожала плечами. Подумаешь, дуэнья нашлась! В этот момент мы свернули куда –то и оказались на другой улице. Действительно ее заливал свет, но не только красный. Посредине протекал канал. Первые этажи домов занимали витрины. Какие-то из них светились красным, какие-то голубоватым, какие-то -  простым дневным светом. Я поняла, что имел ввиду Грэг. Жизни не хватит, чтобы обойти все. Витрины  - самая малая часть, вверху домов с витринами – бордели, а ведь есть еще импровизированные театры, подвальчики… Кое – где между витринами сияли вывесками разнообразные шоу и сексшопы, встречались кафе-шопы и магазинчики, где продают наркотики. Кстати, кафе-шопы – это места, где можно покурить кальян, сигаретку с марихуаной, побаловать себя кексиком, пропитанным гашишем или еще чем-то подобным. Из-за дверей доносилась музыка, все переливалось, сверкало, мигало, завораживало.

Мы шли по улице, и я, с замиранием сердца, рассматривала витрины с живым товаром. Можно выбрать девушку на любой вкус – блондинки и брюнетки, рыжие; мулатки и негритянки, пухленькие и тощие, постарше и помоложе, полногрудые и вообще без груди… И все улыбаются, зазывно извиваются, поглаживают себя… В глубине витрин просматриваются кровати, душевые кабинки, вешалки для одежды. Когда к путанам заглядывают клиенты, они просто задергивают витрину ширмой или плотной шторой.

Ни одна из девушек не выглядела несчастной, не бросалась к прохожим с криком: «заберите меня из вертепа!». Напротив – они были довольны, ухожены, рады даже тем, кто просто проходил мимо.

Рассказать о квартале невозможно, нужно посетить это место, а может и не нужно… Я много слышала о подобных местах, но здешние атмосферу и магию описать невозможно.

-          Ну и как тебе здесь, - поинтересовался Грэг

-          Захватывающе, - честно призналась я и добавила, - ты прав – Все обойти невозможно. Надо искать другой путь. Может найти кого-нибудь из Украины и порасспросить ?

-          Никто ничего тебе не расскажет, - усмехнулся Грэг, - они все дорожат своим местом. Ты, наверно не в курсе, у девочек приличные заработки, медицинское обслуживание и профсоюз. Да-да, не удивляйся!

По дороге, распугивая потенциальных клиентов, неслась, мигая маячками и воя сиреной, полицейская машина. У одного из домов она остановилась, и полицейские ринулись внутрь. Я повернулась к Грэгу и уставилась вопросительно.

-          Видишь, какой-то клиент обидел путану, она вызвала полицию

Я оторопела:

-          Как это «обидел»? Он заплатил деньги, может делать с ней, что хочет!, - путана вызвала полицию – абсурд!

-          Неправильно. Извращения стоят дороже, и потом, почему ты решила, что он заплатил? Слушай, раз уж мы здесь, давай я тебя свожу в Касса Россо. Мы ничего конструктивного сегодня не совершим.

-          Что такое Касса Россо?

-          Эротический театр. Если ты его не посетишь, считай, в Амстердаме не была. Это как Мулин Руж в Париже.

Я вздохнула, время приближалось к полуночи, Викуле сегодня ничем не смогу помочь. Уснуть тоже, пожалуй, не смогу. Я в последнее время вообще плохо сплю. Мне снится Вика и просит помощи. Пусть будет эротический театр. Как-то раз в Киеве я посетила подобное заведение. Ужасно! Все действие, так называемые актеры бегали по сцене полунагие, демонстрируя мосластые задницы и обвисшие груди. Главная героиня возлежала в кровати и время от времени откидывала простынь, давая возможность зрителям лицезреть ее в полном объеме так сказать. Ни смысла, ни эротики в спектакле не просматривалось…

Представление давалось нон-стоп. Зрители сидели в небольшом зале, сцена – прямо перед Вами. Есть еще второй этаж, там дешевле. Периодически для участия в номере из зала выбирается доброволец. Только мы расположились, начался номер. Девушка, одетая смертью с косой начала исполнять стриптиз. Музыка, мигание света, танец завораживали, оторваться было нельзя. Она скидывала с себя одежку за одежкой, хотя казалось бы, что там скидывать! Когда осталась только в высоких сапогах и подвязках вдруг откуда-то, словно фокусник извлекла свечу. Зажгла ее и вставила…э-э-э…ну… Догадываетесь куда? Да? После чего вытворяла такое!!! И березку делала и сальто и всякое другое. Под музыку, которая заводила не хуже наркотиков. Свеча у барышни ни разу не погасла! Я была потрясена. Дальше начались более откровенные номера и совсем откровенные и даже вообще безбашенные. Описать их не сумею… Простите.

Утром, еще не зная, что предприму, я выползла на кухню попить кофе. Грэг обернулся и сказал:

-          Я знаю что будем делать, - начал он, - то есть я хотел сказать, доброе утро.  Ты говорила, что они предлагают детей однополым парам. Попробую найти того, кто этим занимается здесь

-          Это каким же образом, позволь узнать

-          Обойду все злачные места с плохой славой и буду рассказывать, что хочу ребенка. Они наверняка проверяют кандидатов. Пусть хоть обпроверяются – мы с Антонио действительно однополая пара. Я не знаю, что мы еще можем сделать для твоей подруги.

-          Пожалуй это действительно единственный шанс, - задумалась я, - Грэг, ты – умница!

-          Я знаю, - скромно ответил Грэг, - рано или поздно они клюнут. Не дрейфуй!, - ободрил он меня.

Я засмеялась:

-          Не дрейфь! Не дрейфуй не говорят

-          Проклятый русский язык, - улыбнулся Грэг, - никогда не научусь говорить правильно. Помню, был в Москве, зашел в магазин, называется «Для молодых», думал молодежной моды, а там почему-то свадебные платья и костюмы продают…

-          Не переживай, - успокоила я его, - когда моя бабушка приехала на Украину и увидела вывеску «речи напрокат», просто обомлела. Подумала, вот, мол, какие украинцы молодцы – доклады, выступления придумали напрокат давать. И правда, чего каждый раз мучиться, выдумывать новый текст. Взял, прочитал, сдал обратно.

Грэг округлил глаза:

-          И правда хитро придумано!

Я захихикала:

- Во-во… Дело в том, что слово «речи» в переводе на русский язык, обозначает «вещи»!

 

 

Периодически сквозь вату проникали какие-то звуки. Шум машин, плеск воды. Вика пугалась про себя, что забыла завернуть вентили и наверняка залила соседей. Впрочем пугалась вяло, даже не пугалась, а скорее констатировала факты.  Опять проваливалась в сон, потом симпатичная медсестричка кормила ее чем-то с ложечки. На вопросы не отвечала, то ли немая была, то ли не понимала.

 

 

Грэг начал планомерный обход заведений. Везде рассказывал одно и то же – они с Антонио мечтают о ребенке, но не могут найти суррогатную мать.

Я в свою очередь, посещала квартал красных фонарей, надеясь найти подругу там. Меня не покидала надежда, что среди проституток Вики не окажется. Тем не менее, я добросовестно обходила заведения. Чего только не насмотрелась! Господи! Всегда считала себя сексуально раскрепощенным человеком, а вот поди ж ты…

Замерзнув, я заходила в кафе или кафе – шопы, но пила обычный чай, иногда глинтвейн. Косяков не курила, кексов с гашишом не заказывала. Однажды в кафе-шоп, где я грелась, зашла целая группа туристов. Говорили они громко и по-русски. Большинство кинулись покупать косяки и другие наркотические штучки. Остальные оглядывались, фотографировались, рассаживались за столики. Поскольку мест было мало, рядом со мной обосновались семейная пара лет по тридцать, два подростка и парень с девушкой. Все принялись раскуривать сигареты с марихуаной. Парень умело затянулся и передал сигарету девушке. Мужчина дымил как обычной цигаркой.

-          Вот не берет меня наркота, - горделиво проговорил он, - курю – курю и нет толку.

-          Вы просто не правильно курите, - пояснил юноша, - нужно вот так.

Он продемонстрировал  как именно надо затягиваться. Жена того, что не брала наркота спросила:

-          Кто знает где здесь туалет?

Ей показали, после чего она покинула компанию на несколько минут. Мужик тем временем, прилежно затягивался, как научили. Вернувшаяся дама застала дивную картину: муж ее сидел с вытаращенными осоловевшими глазами, подхихикивал и не шевелился.

-          Олег, - позвала она его, - ты что?

Муж даже ухом не повел. Смотрел прямо перед собой и видел одному ему доступные радужные картины.

-          Оле –е- е- г, - протянула дама, - хватит дурачится, вставай!

Мужик однако, не дурачился, это было видно по глазам. Теперь к подхихикиванию, он еще и икать начал. После каждого ика его разбирало веселье. Дама долго пыталась растормошить супруга, но тщетно. Потом взвалила мужика на себя и пропыхтела:

-          Игорь, передайте гиду, что мы дальше не пойдем. Мы в гостинице…

Я допила свой чай, оделась и вышла на улицу. Знаете, в толпе туристов всегда можно четко определить выходцев из бывшего СССР и китайцев. Первых – по поведению. Вторых – по разрезу глаз...

 

_  Полковник!, - заорал лейтенант с порога, - у этого Пола чистейшее досье! Так подозрительно! Он оказывается владеет клиникой репродуктивной медицины.

-          Это как, - не понял полковник, - чего он делает в этой клинике?

-          Детей!

-          ?!

-          Не сам, - поправился лейтенант, - ну, зачатие в пробирке, сохранение рожениц, банк спермы… И так далее.

-          Фу, гадость какая!, - сморщилось начальство, - И для чего этот банк? Кладешь туда, а потом когда ни фига не можешь тебе ее обратно вкалывают, так что-ли? А проценты как получать?Дурня!

-          Нет, - пояснил лейтенант, - сдают разные мужики, а потом предположим семейная пара хочет ребенка, а мужик бесплодный. Тогда из банка выбирают сперму похожего мужика и оплодотворяют женщину.

-          Чистый колхоз, - заключил полковник, - у нас так ветеринар коров оплодотворял.

-          Вы не правы, сколько женщин смогли познать радость материнства, благодаря этому способу!

-          Да я не против, сынок, - усмехнулся полковник, - шучу я, старый солдафон! Так чего там?

-          Так вот, в этой клинике очень много рожениц лежит на сохранении, потом рожает и отдает ребенка на усыновление, отказывается то есть. При чем полковник, лежит девять месяцев! Не проще ли сразу аборт сделать?

-          Хм, - задумался полковник, - пожалуй что-то в этом есть. Пошлю - ка я вас с капитаном в командировку, наверное. Осторожненько прощупаете все, а то эти из интерпола начнут канючить «проникновение в частную собственность – это не законно! Где ордер на обыск?», - прогугнил он, - а вы тихонечко все посмотрите, без ордеров и санкций, чтобы не спугнуть никого.

 

 

 

Грэг сидел уставший, я примостилась рядом и общалась с Павлом.

-          А что ты там делаешь?, - наверно в сотый раз поинтересовался он у меня

-          Отдыхаю, любимый, - в сотый раз соврала я, - работа достала, вот я и решила поехать к Грэгу, развеяться.

-          Угу… Я скучаю по тебе, может заеду к вам на обратном пути

-          И я скучаю по тебе. Пока.

Грэг усмехался. Хороший отдых у девочки, веселый. Он заметил, что она мрачнеет день ото дня. Может обратиться в полицию? Нет, не стоит. Прошла неделя со дня приезда Светланы. Он побывал во всех мыслимых и не мыслимых местах. Уже должно что-то произойти, если только их догадка верна. Из раздумий Грэга вывел звонок телефона:

-          Добрый вечер, - говорили по- голландски, но с сильным акцентом, - мне нужен мистер Труазье.

-          Я слушаю, - Грэг подобрался, - говорите!

-          Я могу помочь Вам в проблеме, какую Вы имеете. Обсудим все с глазу на глаз. Ресторанчик «У дамбы» знаете?

-          Да

-          Жду Вас там завтра в семь часов после полудня.

-          А как я Вас узнаю, - забеспокоился Грэг

-          Я сам к Вам подойду. Всего доброго.

Послышались короткие гудки.  Итак, первая ласточка! Грэг не обольщался, неизвестно сколько предложений поступит, пока они найдут Вику. Да и как они ее найдут не известно. Следовало разработать план действий.

 

 

-          Шеф, тут нашелся еще один клиент, - проинформировали Пола по телефону.

-          Приезжай, поговорим

-          Да я собственно под Вашими дверями стою.

Через несколько минут перед Полом предстал его правая рука – Ирвин Альпиге. Высокий, стройный, молодой мужчина. К тому же блондин с карими глазами. Он занимался поиском клиентов на детей. Осторожный иногда даже чересчур.   Ирвин копался в биографии предполагаемых родителей так тщательно, что мог к концу проверки составить генеалогическое дерево каждого претендента.

-          Некий Грэг Труазье. В Амстердаме живет всего полгода, до этого обитал во Франции. Родители погибли много лет назад. Унаследовал их состояние. Гей. Любовник Антонио Меркуццио, испанец. Из многодетной обедневшей семьи. Вместе приблизительно год.

Даже Ирвин ничего не смог откопать в биографии Грэга. Документы ему выправили отменные. Денег они стоили столько, словно свидетельствовали о царском происхождении Мистера Труазье. Меж тем все было как раз наоборот – Грэг из Лорда Грэтхема превратился в скромного Грэга Труазье. Считавшегося пропавшим без вести. Подходящих документов Грэг ждал не один месяц.

-          Труазье считался пропавшим без вести. Оказалось, после автомобильной аварии страдал амнезией. Сейчас память вернулась. Довольно состоятелен, хотя точной суммы на банковском счете не назову, - закончил свое повествование Ирвин.

-          Ну что ж, - задумчиво протянул Пол, - у нас по-моему кто-то отказался от усыновления.

-          Точно!, - по военному отчеканил Ирвин, - в последней партии есть одно место. Я как чувствовал, не торопился отправлять девушку в госпиталь.

Госпиталем они называли клинику, где непослушных или ненужных пускали на органы.

-          Так вот, если его устроит такой расклад, я имею ввиду, что ребенок ни от него ни от любовника, пусть платит бабки на содержание суррогатки и ждет младенца.

-          Я встречусь с ним и все решу. Если нет, пусть ждет следующей партии, а эту девушку – как обычно.

Пол ничего не ответил ему, кивнул. Про себя подумал, что со следующей партией могут возникнуть проблемы. Геннадий, поставщик девушек из Украины, молчал. Не отвечал ни домашний его номер, ни мобильный. Странно.

 

 

 

 

Грэг перекрасил меня в блонд. Знаете, смена цвета волос дает потрясающие результаты. В институте я как-то покрасилась, так половина одногруппников бодро прошагала мимо. Не подумайте, будто им не пришелся по вкусу мой новый имидж – они меня просто не признали. Вот и сейчас мы решили прибегнуть к испытанному средству. Очки и макияж сделают меня вообще кардинально противоположной личностью. Правда я страдаю аллергией на декоративную косметику, но как говорится, потерявши голову, по волосам не плачут…

День тянулся словно жвачка, прилипшая к подошве. Мы бестолково ходили друг за другом по дому, предлагая еду, питье и всякое разное. Начало темнеть. Я вышла раньше Грэга на час и без помех добралась до условленного места. В это время там было многолюдно. Работали телевизоры, гомонила пестрая толпа туристов и аборигенов, доносились разные языки. Тут же играли в дартс. К слову сказать, это моя любимая игра. Я метко посылаю дротики в цель, а еще очень хорошо стреляю – меня папа учил. И уж если упоминать обо всех талантах – отлично плаваю.  Зато уверена ни при каких обстоятельствах мне не сделать три вещи: не покататься на велосипеде и коньках и не залезть на канат. Это что касается спорта. Стоит упомянуть, что пою я только в ванне и если твердо уверена, что в квартире больше никого нет. Виктория в свое время предложила мне отличный заработок. Заходим утром в час пик в вагон и просто поем. Заметьте, ничего не просим. Зато на следующее утро, зайдя в метро, объявляем: «Товарищи! Скиньтесь по пятьдесят копеек, а то мы сейчас опять петь начнем!».

Я отвлеклась. Забившись в самый темный угол, я наблюдала за залом. Времени у меня – вагон. Заказала выпить пива. Бармен поинтересовался не туристка ли я. Да, туристка.  Он улыбнулся и поставил передо мной маленькую рюмочку. Увидав мой недоуменный взгляд, пояснил, мол это их национальный напиток. Можжевеловая водка. Называется «Дженеверал». Угощает заведение. Бармен так радушно предлагал, что я просто не смогла отказаться, хотя как Вы понимаете, потребление сильно горячительных напитков, не входило в мою программу. Да и потом, знаем мы их водку – градусов тридцать наверное. После горячей бурячихи, которую я пила в селе у тетки, мне ни один спиртной напиток не кажется достаточно крепким. Кроме спирта, разумеется. Я взяла рюмку, улыбнулась бармену и опрокинула ее в рот. Пожалуй, бурячиха – не такая уж и гадость. Пробовали когда – нибудь водку смешать с растительным маслом и принять вовнутрь, нет? Попробуйте, и ощутите волшебный вкус «Дженеверал»!

Алкоголь приятным теплом разлился по внутренностям. Я и не заметила что меня от волнения бьет мелкая дрожь. Пиво я пить не стала – не хватало мне ерша. Сидела в уголке и наблюдала за игрой в дартс.

Игроков было всего трое: отдышливый немец лет пятидесяти и молодой стройный высокий мужчина лет тридцати. Представьте, он был блондином с карими глазами. Редкое, однако, сочетание! Третьим был парень лет двадцати.

Поддатый немец шумно радовался каждому удачному броску, парень заказывал следующую кружку пива и только понравившийся мне мужчина играл так, словно выполнял работу. Гораздо больше чем игроков было наблюдающих, очевидно потому, что  бой шел на деньги. Я не выдержала и подошла ближе. В конце концов, если буду сидеть в углу и таращиться в зал, могу вызвать подозрения. До встречи еще сорок минут, Грэга нет, назначившего свидание – тоже. Впрочем, о чем это я? Назначивший встречу может и здесь, я – то его не знаю! Вот вам и тридцатиградусная водка!

Немец бурно обрадовался новой зрительнице, изрядно выпивший парень – тоже, только мужчина скользнул по мне равнодушным взглядом. Всегда так, кто мне нравится, не обращает ровным счетом никакого внимания. Разозлившись, я спросила сколько ставка. Пятьдесят долларов. Я швырнула на кон бумажку. Немец бросил что-то обидное и поднял ставку до ста, парень, после очередной порции пива осоловело мигал глазами, мужчина хмыкнул презрительно и тоже бросил на кон сотку.  Публика заинтересованно повернулась в нашу сторону. Мне протянули дротики, выбрала один, удобно располагающийся в моих пальцах. Я прикинула расстояние, выдохнула и перестала слышать, что делается вокруг. Прицелилась и с силой послала дротик в цель. В яблочко! Я и не рассчитывала на другой результат. Мужик, немец и парень дружно вытаращили глаза. Парень правда, скорее за компанию. Не ожидали! Я мило улыбнулась, сгребла деньги и села за столик. Моя симпатия, взяв кружку пива, присела рядом.

-          Позвольте выразить Вам искреннее восхищение, мадемуазель, - изрек он на слишком правильном французском, - первый раз в жизни встречаю девушку, которая так метка. Давайте знакомиться. Ирвин.

-          Спасибо за комплимент, но знакомится с Вами я не буду,  простите, - я ведь на задании, а впрочем, всегда успею от него отделаться, - хотя ладно. Светлана.

-          Ждете кого-то?

-          Да нет… Отдыхаю просто, а Вы?

-          У меня деловой разговор. Если Вы согласитесь меня подождать, я покажу Вам вечерний Амстердам!

-          Не знаю, я такая непостоянная, вдруг мне захочется уйти!, - дала я обратный ход. Черт бы побрал все на свете! Такой парень!

Мы мило беседовали. Во мне все нарастала нервозность – до встречи оставалось десять минут. Дверь распахнулась, впустив порцию холодного воздуха, и на пороге возник Грэг. Он снял тяжелое драповое пальто, пристроил его в углу на вешалке, заказал выпивку  и сел за столик.  Он потягивал глинтвейн и заметно нервничал. Мой новый знакомый подобрался. Затем он извинился, встал и … пошел к Грэгу! От удивления я чуть не откусила от кружки. Бывают в жизни совпадения! Я думала, про такое только в книжках пишут!

Мужчины о чем-то негромко разговаривали. Я судорожно соображала как поступить дальше. В голове вместо приличных мыслей вертелось только : «А что Павел скажет?». Нужно идти гулять с этим образчиком мужской породы, напроситься к нему домой, не знаю что еще… Он не может быть хозяином, но когда-то ему придется встретиться с начальством. Значит, я буду рядом до этого момента, а там посмотрим. Мобильный у меня с собой, позвоню в полицию или Грэгу, если что.

Тем временем, мои мужчины обговорили все детали, и Грэг ушел. Ирвин улыбнулся, извинился за отлучку.

 

 

Вот это девка! Обштопала их на раз! Ирвин любил все редкое и необычное. У него была неплохая коллекция  антикварных вещичек: шкатулка, стреляющая в того, кто ее открывал; пистолет, стреляющий с другой, чем дуло стороны; колье с ядами разными и в каждой бусине, да мало ли что еще! Ирвин мечтал о женщине неординарной, редкой, достойной его и коллекции.

Он повел ее гулять по ночным улицам, показал самый старый в Амстердаме дом – деревянный, разводной мост со смешным названием «тощий», музей в виде корабля… Светлана неплохо говорила по – французски, поэтому сложностей с общением не возникло. Ирвин с удовольствием слушал ее речь. Она не только меткий стрелок, а еще и прекрасный наездник. Воистину сегодня его день! Увидев, что девушка замерзла, он предложил зайти к нему и выпить. Ему еще и шефу надо позвонить, не обсуждать же на улице дела! Вопреки ожиданиям, Светлана согласилась.

 

Мы поднялись по лестнице, квартира Ирвина занимала весь второй этаж. Он открыл дверь и шагнул в сторону, галантно пропуская меня вперед. Холл освещался небольшими галогеновыми лампочками, разбросанными тут и там, стены приятного голубоватого оттенка успокаивали. Из холла выходило несколько дверей.

Мы разделись, прошли на кухню. Просто мечта современного повара – посудомоечная машина, тостер, микроволновка, ростер – это то, что мне известно. Еще куча приборов встроенных и просто стоящих, словом, здесь было полно бытовой техники. Ирвин встал за барную стойку, жестом пригласив меня сесть. Терпеть не могу эти высокие стульчики. Еле вскарабкалась!

Я все ждала, когда же он будет звонить начальнику, но мой кавалер не проявлял ни малейшего нетерпения. Сварил глинтвейн, достал рогалики, а узнав, что я голодна, еще и ветчину с сыром. Сел напротив и уставился на меня своими глазищами. Я заерзала на дегенеративном стульчике.

-          Мне нужно позвонить, прости меня на секунду, - сказал он таким томным тоном, что у меня быстро-быстро и бестолково забегали мурашки, - я вернусь и продолжим.

Он вышел из комнаты, я же заметив аппарат, быстро сняла трубку. И чуть не лопнула от злости – разговор велся на совершенно недоступном мне голландском языке! Я дождалась конца разговора и положила трубку. Набрала номер Грэга и назло врагам заговорила по-русски.

-          Я остаюсь у него, Грэг, - огорошила я бывшего лорда, - скажешь хоть слово Павлу – я тебя убью.

-          Света, ты с ума сошла, - заорал Грэг, - ты не представляешь, во что вляпываешься! А если он извращенец?

-          А если я?

-          Ты давай пошути еще, - не одобрил моего юмора Грэг, - шагом марш домой!

-          Я тебя не слышу, алле! - схитрила я, - пока, позвоню если вдруг чего!

Я положила трубку.

Ключевые слова:  
Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade
 

Сообщение модератору

Отправьте сообщение модераторам, если считаете, что данная работа нарушает Правила Ярмарки Мастеров.

Шаг 1 из 3: Создание магазина

Откройте собственный онлайн-магазин в несколько простых шагов и зарабатывайте любимым творчеством
Как будет называться магазин?
Какой у него будет web-адрес?

Шаг 2 из 3: Регистрация

Укажите контактные данные для своего магазина. Уже есть аккаунт?
Введите email
Придумайте пароль
Укажите свой город
< Назад

Шаг 3 из 3: Проверка email

  • Магазин
  • Регистрация
  • Проверка email
Остался завершающий шаг! Мы отправили Вам письмо, перейдите по ссылке в нем, чтобы подтвердить свою почту и начать работу с магазином.
Если письмо не пришло — можем отправить еще раз