«Что таят в себе Таяты?», статья в газете «Канские ведомости»

«Что таят в себе Таяты?», статья в газете «Канские ведомости» про наше село.

На фото на заднем плане наш дом и огород.
Мы продолжаем репортаж об участии журналистов «КВ» в большом пресс-туре по Красноярскому краю. Это «погружение» в глубь южных районов края, начатое ранее.
В гостях у сказки
Кажется, первым пропал асфальт - теперь мы ехали по насыпной дороге. Следом исчезла и сотовая связь. Темные дремучие ели подходили все ближе к обочине. Говорят, здесь теперь любят селиться состоятельные люди. Почему? Потому что в этой глуши не ловит сотовый телефон, тут можно отрешиться от будничной суеты и отдохнуть по-настоящему. Ну, не знаю... По крайней мере, еще задолго до сотовой связи в эти места первыми забрались староверы - тоже спасались от ненужного им «ветра перемен».
Едем дальше, пока впереди, на обочине, не покажется джип «председателя». Неподалеку возвышается красивый резной знак «Таяты», словно из сказки. Иванов Федор Поликарпович, конечно, никакой не председатель, а глава сельсовета, но в такой обстановке его хочется назвать как-нибудь по старинке. Группа знакомится с главой, крепким серьезным мужчиной с уверенным взгядом.
- Мы вас заждались. Едем к нам, стол накрыт, все стынет! - по-хозяйски говорит Федор Поликарпович. Едем следом и скоро попадаем к нему домой, где под навесом нас дожидается стол, накрытый его гостеприимной и немногословной супругой, которая сегодня должна нам спеть...
В ожидании нас “стыли” уха из хариуса и щуки, салат из таёжной, совсем не злой черемши, пирожки, квас и много еще чего такого, что привело нас в трепет. Ах, да, еще и самогонка на кедровых орешках.
Местные парадоксы
- А интернет у вас быстрый?
- Не очень. Но нам хватает! - отвечает на вопрос журналистов прилежная старшеклассница, которая проводит нам экскурсию по таятской школе. Именно отсюда началось наше знакомство с Таятами. В отличие от многих сельских школ, эта, существующая с 1921 года, не убывает, а растет. Сперва была начальная, потом - неполная средняя, а с 1999-го - основная общеобразовательная.
Кажется, наш экскурсовод рассказала нам даже слишком много для такой периферийной школы. Но это же здорово, что здесь есть почти всё, что должно быть в современной школе - клубы, кружки.
Возле школьного заборчика замечаю стоянку для велосипедов. Такие раньше можно было встретить в городах западной Европы, потом возле московских университетов и торговых центров. Тут я понял, как много народа на великах - и стар, и млад. Наблюдение потянулось дальше: кругом столько детей, мам с малютками и совсем нет ни одного пьяного.
Кстати, школа с 2001 года носит имя Героя России Ивана Кропочева, солдата, уроженца Таят, погибшего в Чечне в 2000 году. В вестибюле дети каждый день видят фотографии, начиная с самого детства, на стенде - подробное описание его жизни и гибели, а на пришкольном дворе установлен мемориальный обелиск герою, с которого на нас смотрит открытое мужское лицо настоящего сибиряка.
Девушка с неподдельной гордостью и исчерпывающей компетентностью рассказывала нам о подвиге земляка, как, впрочем, и обо всей своей школе. Когда мы уходили, я успел прочитать на доске почета, что селянка отмечена за игру в хоккейной команде. Позже выяснилось, что она ещё и поет.
Центр культуры
- Вот это уровень! Даже в Красноярске такое ещё поискать нужно!
- 11 скрипок - посреди тайги!
Это мы перешептываемся с коллегой во время концерта, который устроили специально для нас в местном «Центре культуры». Действительно, практически столичный уровень. У видавших виды красноярских журналистов, пишущих о культуре, что называется, “отвисла челюсть”, а от классического произведения, исполненного детским скрипичным оркестром, навернулась слеза. Потом снова песни и танцы, и даже ведущая поразила нас каким-то, невесть откуда взявшимися здесь стилем в одежде и лоском в манере поведения. Среди хора поющих мы сразу узнали хлебосольную хозяйку, автора недавней грандиозной ухи из хариуса, а также экскурсовода из школы.
Откуда что берётся
- Так сразу и не скажете, что её зовут Дельфания, - говорит вдруг нам маленькая девочка, указывая на ребенка ясельного возраста в вязаном чепчике, которую на руках несёт мимо нас мама. Да, это очень характерно, как мне кажется, для виссариновцев: давать такие имена и создавать вокруг такой мощный культурный мир. Ведь Таяты, видимо в силу своей удаленности, всегда были местом духовной эмиграции. Сначала староверы, а с 90-х годов прошлого века сюда начали стекаться виссарионовцы. Невероятно, но факт: однажды человек слышит «слово учителя Виссариона» от бывшего милиционера Сергея Торопа, продаёт квартиры в центре Москвы или Питера, бросает работу в Мариинском театре или секретном военном институте и приезжает сюда, в таёжные деревеньки, чтобы вести простой грубоватый быт, верить в «Последний завет отца небесного». А заодно учить детей, заниматься творчеством или декоративно-прикладным искусством. Многие считают это сектантством, что не мешает приезжающим нести за собой плотный шлейф культуры и образования.
После концерта гуляю по фойе бревенчатого «Центра искусств», умышленно отделанного изнутри обычными досками. Здесь выставка удивительных изделий из древесины ручной работы, а также деревянные головоломки для детей. Среди всего разнообразия вижу человеческую фигуру, сидящую на стуле ко всем спиной, покрытую черным платком. Сначала я думал - муляж, хотел даже пальцем проверить прочность, похлопать по голове, к примеру. Уже почти руку занес. И слава богу, что не сделал этого, потому что увидел бескровные руки. А они как живые. Вернее, совсем живые. Это староверка. Они не ходят в церковь и поклоняются своим святым книгам. Вот и эта гражданка застыла перед старыми толстенными томиками, как неживая. Ещё раз, слава богу!
Староверы, виссарионовцы, православные и вовсе атеисты сосуществуют тут вполне гармонично. Никто никому не мешает. Пестроту местного социума усиливает концентрация таланта и предприимчивости.
Выйдя из мастерской, где делают лучшие в России топоры, не успев опомниться, мы попадаем к бондарю, затем в цеха для валяния шерсти и изготовления масел хвойных пород, в мастерскую развивающих игрушек и найдём памятник писателю Алексею Черкасову, автору романов «Хмель», «Чёрный тополь» и «Конь рыжий». Но об этом - в следующий раз.

Комментарии
Комментариев пока нет