Обновление пароля

 > Журнал > Блоги > Персональные записи > Если в сердце живет дракон.

Если в сердце живет дракон.

22.03.2011 19:20     Просмотров: 762     Комментариев: 3     

Представляю вам для критики первую главу из моей книги.

Глава 1.

Сбежавшая узница.

 

 

Летний день только-только начинался, золотя сочные луга и густую стену леса. Клубился туман, ослаблял свои сети и отступал в овраги, где до самого полудня сможет напоминать обитателям окрестностей о холоде и промозглости Севера. Сегодня погода обещала быть холодной – со стороны океана наползали тяжелые темные тучи, притаились животные, пригревшиеся в своих жилищах. Но они не спят. И изредка покажет из гнезда длинный нос задорный пересмешник, взъерошит перья, недовольно нахохлится и юркнет обратно – холодно!

В огромном доме цвета слоновой кости просыпалось Утреннее Оживление – чуть поэнергичнее Послеобеденной Дремоты, но далеко не Начало Выходных. Через полчаса все отправятся на завтрак, а там и до уроков недалеко.

Не спали все, кроме мальчишки лет пятнадцати, все еще боровшегося с пищащим будильником. И вскоре будильник проиграл, а юный волшебник продолжил беззаботно спать.

Пока он не проснулся, можно осторожно рассмотреть комнату. И лучше не шуметь. Потому что возле кровати мальчишки спит огромная черная пантера. Кончик хвоста хищника возбужденно подрагивает, из пасти вырывается недовольное ворчание. Спина, широкий лоб и плечи зверя испещрены шрамами и болячками, передняя лапа вся обмотана бинтами. Но это не простая воинственная пантера – а старый кот-оборотень, в полнолуние превращавшийся в большого хищника и ходивший в его обличие еще неделю. Звали кота Кап – то ли сокращенное от «каприз», то ли еще бог весть по какой причине.

Спальня была обставлена скромно, но расчетливо – одно большое окно с оливковыми занавесками как раз выходило на юг, под окном размещался рабочий широкий стол из светлого дерева. Совсем дико рядом со светлой же кроватью смотрелась темная тумбочка. Но присмотревшись к ней, можно понять, почему она стала такого цвета – давным-давно на нее пролилось какое-то варево, и теперь только местами проглядывала желтоватая древесина.

Все остальные стены занимали шкафы и полки – забитые книгами по зельям и драконам, учебниками и тетрадями, склянками, пакетами и мешочками. На одной полке – прямо над кроватью волшебника, стояли грамоты, небольшие сияющие кубки и фигурки драконов из дерева и металла.

По обстановке комнаты можно было понять характер мальчишки – он обращал внимание только на то, что его интересовало. Тогда как кубки, грамоты, мешочки и учебники по зельям и химии и волшебству стояли в идеальном порядке, школьные принадлежности и одежда были навалены друг на друга как попало.

Наконец, мальчишка проснулся. Сразу встал и оделся, не тратя время на потягивания в постели, и осторожно вышел в коридор. Никого. Пантер Кап выскользнул вслед за ним.

Все уже учились, и никем незамеченный, Витька, а так звали юного волшебника, покинул школу волшебства. Он не знал о надвигающемся шторме, и одевшись по-летнему легко, тут же замерз. Добежав до скрытого в лесу дома, он снова оглянулся. Здесь могли ходить другие прогульщики-ученики, а свидетели ему были не нужны. Если его сейчас застукают – пиши пропало, все его приготовления развеются прахом. Никого.

Здание, возвышающееся над ним на добрых десять метров, было драконьим домом – приземистое, длинное, нелепо сложенное из серого камня, оно, однако, выглядело внушительно и надежно.

Мальчишка вошел в дом, зажёг небольшую осветительную искру, неяркую – свет мог разбудить драконов и разозлить их. А кто же любит, когда тебя будят нежелательным светом? Витька прошел по огромному коридору. С двух сторон, напротив друг друга, размещались огромные стойла-вольеры для гигантов-звероящеров. Ему был нужен только один.

И тут Витька передвигался тихо, крадучись. Хорошо, что драконы спят до обеда. Мальчику казалось, что и эти страшилища могут рассказать учителям о его авантюре. Он улыбнулся краем рта – уже и паранойя развилась. Драконы отличались неразговорчивостью, и разговаривали в основном только со своими мальчиками.

- С добрым утром, старина! – тихо поздоровался Витька, проходя в стойло к своему дремавшему южному золотому дракону – рукокрылому Беку.

Тот недовольно заворчал, просыпаясь. Впрочем, ворчал Бек всегда, и Витька уже не обращал на это внимание.

- Так, ты сохранил то, что я просил?

- Опять самонадеянный мальчишка лезет, куда не надо! А влетит этому дракону. Сколько надо говорить, чтобы драконий мальчик перестал заниматься глупостями? - вздохнуло чудище. Витька его не понимал – мало кто из людей смыслил в драконьем языке. Он усмехнулся – только дурак не сможет понять, что его снова ругают.

Но деваться было некуда, виверн давно обещал волшебнику, что все сохранит. Дракон подвинулся, освобождая дальний угол своего стойла – там стоял на подставке пузатый чан, а рядом лежала гора трав и порошков.

- Спасибо, Бек! Чертову зелью нужна постоянная температура в тридцать пять градусов, а у нас в школе только двадцать, опять сквозняки по коридорам гуляют. Похоже, что все идет как надо, - Витька пришел в восторг. Зелье, которое он хотел сварить, было очень сильным. Не каждый выпускник сможет его сварить, а уж восьмиклассник, коим он являлся, и подавно! Но у него все шло как надо, пока. Если так пойдет и дальше, он отправит образец зелья на конкурс «Золотая алхимия». А там уже и на удачу можно положиться – приз за первое место – внушительная по размерам сумма. А уж он, Витька, найдет, куда ее потратить! Едва закончит школу, выкупит Бека и полетит с ним на Юг. В ласковую радушную страну дикарей и диковинных лесов. Да! Там его ждет много дел и приключений…

- Вот чего не позволю, так это бескрылому в облаках парить! – зафырчал дракон, возвращая волшебника к реальности. Он осоловело захлопал глазами – Юг был совсем рядом, Витька почти ощутил кожей его сухой зной, его манящую глубину.

Он не понимал то, что говорит его дракон. Иначе бы он снова улыбнулся, услышав о том, какой он самонадеянный.  И вспомнил бы недавний случай. Самонадеянным назвал его любимый учитель по зельям Леонид Сергеевич, когда Витька попросил у него некоторые составные зелья.

- Сухов, я никогда не дам тебе эти компоненты! Хочешь как и Утюгов, лежать в больничной комнате? Ты хоть знаешь, какие последствия может оно вызвать, если хоть что-то будет сделано неправильно? Хочешь участвовать в конкурсе – выбери что-нибудь побезобиднее «Баторда». Иллюзии! Зачем с юности мучаешь себя созданием самой жуткой, невероятной иллюзии?

Но Витька уже твердо решил, что к вечеру готовенькое зелье будет стоять у него на столе в пузатой колбе. И когда алхимик вышел из кабинета на пару минут, он просто взял недостающие части для варева из личных запасов учителя.

И уж конечно, волшебник не знал, что в зелье уже было что-то не так. Да, оно выглядело как надо, и даже пахло. Но в его состав попало что-то иное и ненужное. Изменившее его.

Накануне Бека оцарапали на тренировке – это часто случалось при поединке взрослых драконов, и ни капельки им не вредило. Витька сразу же обработал рану - как его и учили с самого детства, но она все не заживала. Во сне дракон беспокойно заворочался, содрав о стену тонкий слой закрывшей рану кожи. Капельки крови попали в чан. Чух! Варево вспенилось и тут же затихло. По спине Бека пробежала дрожь, беспокойство кольнуло его огромное горячее сердце. Но виверн продолжил спать, увлеченный  снившимся ему интереснейшим сном.

Отмахиваясь от шипящего взволнованного Бека, Витька бросал в зелье последние ингредиенты.

- Бек, помолчи хоть немного! Уверяю: сейчас ты увидишь чудо! – с довольной счастливой улыбкой волшебник кинул в бурлящую воду последнюю щепотку коричневого порошка.

Конечно, зелье еще нужно долго настаивать и процеживать, но оно все равно готово! Душа мальчика трепетала от охватившего его восторга. Лишь где-то на задворках сознания оживала понемногу тревога. Но она была так слаба и медлительна, что Витька не придал ей значение, спутав ее с волнением.

Чудо действительно произошло. Но уж такого мальчик точно не ожидал! Он и вскрикнуть не успел, как в мгновение ока чан раскололся на куски, и вся буро-алая вода столбом поднялась к потолку. Тут же опала, вонючей волной окатив волшебника, и вырвалась из стойла в коридор.

Бек испуганно взревел, заметался по стойлу. Что за досада! Выйти сам он не мог, только со своим мальчишкой! А его в коридоре не было. Темное зелье  разлилось по каменному полу, воздух наполнился зловонием, от которого проснувшиеся драконы сердито шипели и морщили носы. Волшебник исчез.

Драконюшню сотряс полный страха и отчаяния рев.

* * *

 

С воплем Витька возник в темном, покрытом золой и пеплом месте.  Они и смягчили удар о землю. Вскочив и отряхнувшись, мальчишка испуганно огляделся. Кругом, куда ни глянь – огромная Огненная река. И лишь вдалеке виднелись черные холмы. Мальчику повезло вдвойне – он не только не пострадал при падении, но и чудом не угодил в жидкий огонь реки, упав на небольшой островок.

Витька хватанул ртом воздуха и закашлялся. Он был насыщен газами и ядовитыми парами. Зажимая рукой рот, он опрометью бросился к единственному зданию на острове – черному, закопченному, с одной обрушенной стеной и пустыми окнами.

Дом был пуст, но дышалось там намного легче. Дождавшись, когда голова перестанет кружиться, а в горле пройдет боль, Витька продолжил путь. Он никак не мог понять, куда же он попал, но решил двигаться вперед. Мальчик еще не отошел от шока и пока не понимал, что же именно и почему с ним приключилось.

Путь на верхние этажи был завален – осталась только лестница вниз. Сглотнув тугой комок в горле, волшебник с трудом зажег осветительную искру и начал осторожно спускаться вниз.

«Похоже, я все-таки отравился, - с отчаянием подумал мальчишка, чувствуя слабость во всем теле и новые приступы тошноты. О том, что это мог быть страх, он и не подумал.

Никто его не караулил в темном душном подвале. Он был один. В темноту вел, казалось, бесконечный коридор. По одну сторону – глухая стена с внушающими ужас торчащими из нее штырями и крюками. По другую сторону коридора размещался ряд наглухо запертых дверей.

Волшебник уже хотел быстро пробежать по коридору, но его привлек шум. Витька напрягся и присел, чтобы его не было так сильно заметно. Никого не было. Звук определенно доносился из-за какой-то двери.

«А чем черт не шутит?» - вдруг подумал он, и простейшим заклинанием открыл первую дверь. Это его удивило – Витька думал, что открыть дверь будет сложнее. Комната оказалась пуста.

- Есть здесь кто-нибудь? – громко спросил мальчишка. Ожидание чего-то опасного его нервировало. Если сейчас кто-то нападет, он будет готов защититься.

Шум донесся снова, совсем рядом. Кто-то скребся в дверь, послышалось нечто вроде человеческой речи.

- Погоди, сейчас я тебе помогу! – Витька и придумать не мог, кто и зачем мог быть заперт в таком ужасном месте.

Высчитав нужную дверь, мальчишка снова проговорил заклинание. Едва ее коснулась искра, дверь тихонько скрипнула. Чувствуя, как сердце было готово вот-вот выскочить из груди, мальчишка осторожно открыл шершавую на ощупь, тяжелую дверь. За ней царил непроглядный мрак. Витька уже подумал, что ему все это показалось. Решив уйти, он уже сделал шаг назад, как из темноты со звериным криком на него кинулось что-то небольшого роста и повалило на землю. От удара у мальчика перехватило дух, в горло и глаза забилась поднявшаяся в воздух пыль.

Осветительная искра, которую волшебник держал на ментальной привязи возле себя, поднялась под далекий потолок, оставив мальчишку в полутьме. Один на один с неожиданным врагом. Витька видел перед собой только полные страха большие черные глаза и расплывчатый силуэт. Тонкие пальцы нападающего продолжали трепать его и впиваться в кожу.

Волшебник слишком часто участвовал в драках, и едва придя от шока, быстро схватил одной рукой оба запястья неожиданного врага, и легко сбросил его с себя. Витька не успел рассмотреть его, как противник снова ринулся на мальчишку. Теперь Витька был готов защищаться. Он выбросил вперед кулак.

С криком напавший отлетел назад и больше не пытался броситься на мальчика. Он отполз обратно в темноту, сердито сверкая на Витьку глазищами. Послышались судорожные всхлипы, вызвавшие у волшебника изумление, приступ ужаса и столбняка. Насколько он знал, так хлюпать носом могло только одно существо – девчонка.

Витька осторожно и медленно вернул ускользнувшую осветительную искру и немного увеличил ее. Руки у мальчика немного тряслись, искра плясала в воздухе как маленькое живое существо. На него испуганно смотрела девочка, невероятно худая и бледная. С копной спутанных и перемазанных сажей светлых волос. Из одежды на ней был лишь полинявший короткий сарафан. Ее рот был открыт, глаза широко распахнуты и устремлены к источнику света, словно она видела его впервые. Девочка все еще корчилась от боли, касаясь худенькой рукой скулы – туда пришелся удар. Она не шевелилась, больше не обращала на него внимания, устремив свой взор поверх его головы.

Волшебник сполз по стене и сел на пол. Вот уж кого он не ожидал здесь увидеть – девчонку! Как же ему стало стыдно за свой удар – если бы он вложил в него всю силу, истощенная девочка могла вообще его не пережить. Она дрожала так, что на нее было больно смотреть. Витька, не любивший девчонок за их хитрость и капризность (а это чувство часто возникает у мальчиков его возраста), теперь растерялся и едва мог двигаться от испуга.

- Ты кто? – хрипловато спросил он. – Ты понимаешь меня?

Губы девочки зашевелились, что-то шепча.

- Брит… брит… - ее голос становился громче, наполнялся торжествующим ликованием, она все не сводила глаз с осветительной искры, - БРИТ!

И это звучало подобно песне скворца, возвещающего о приходе рассвета. Что-то неуловимое изменилось от голоса девочки. В одном слове, которое она произнесла с таким ликованием, роилась целая сотня звуков, ясных и шипящих, грубых и нежных. Одно коротенькое словечко заставило мальчика встрепенуться и осознать: точно так же произнести это у него не получится.

Уже упоминалось, что Витька не понимал язык драконов, и мало кто из его мира мог говорить на драконьем, постигая его смысл. Волшебник не знал, что «брит» на драконьем – это свет, и поэтому принял диковинное слово за имя девочки. Облизнув губы, он ущипнул себя за руку. Нет, это не сон. О, как хотелось мальчику, чтобы это был всего лишь сон!

- Так, послушай. Сидеть здесь может быть опасно. Предлагаю идти вперед и попытаться отсюда выбраться. Ты одна была заперта? Есть еще кто-нибудь за дверями?

Она перевела на мальчика взгляд, словно только что его заметила. Витька отчетливо видел, как в них промелькнуло что-то дикое и звериное, и на всякий случай произнес заклинание щита – воздух перед ним словно окаменел, становясь надежной преградой между ним и Брит.

Девочка сморщила носик, зашипела. Спина ее напряженно выгнулась. Точь-в-точь как кошка! Витька в смятении следил за ней, растерялся, не зная, чего еще можно ожидать от нее. С девочкой явно что-то происходило, то, что никогда не видел не только юный волшебник, но и старые учителя его школы.

Брит задрожала, вскрикнула громко и гневно и…опала множеством молочно-белых искр. Витька в ужасе отшатнулся. Небывалый жар шел от этих искорок, они метались и кружились в диком танце всего миг. Искры собрались в огромный шар, сгруппировались и приняли новую форму.

Рядом с Витькой полусидела дракониха и тяжело дышала. Она заняла своей массой весь коридор и явно хотела напасть на мальчишку. Но, зажатая в узком пространстве комнаты, не могла и пошевелиться. Из огромной клыкастой пасти вырывалось угрожающее рычание.

Клацанье челюстей привело Витьку в чувство, он взмок мгновенно, и теперь чувствовал, как бешено стучит кровь в висках. Правда, самая страшная правда, с какой он когда-либо сталкивался! Дракониха медленно продвигалась к нему, и в последней надежде Витька быстро вскинул руки вверх – знак примирения у драконов.

И она остановила неумолимое приближение, удивленно замерла. Жуткое скрежетание чешуи по каменным стенам прекратилось, в коридоре слышно было лишь шумное свистящее дыхание звероящера.

Порядок, можно жить, - испытывая легкое головокружение, понял Витька. Огромная пасть захлопнулась. Дракониха, по совиному наклонила голову и внимательно осмотрела волшебника. Казалось, заглядывая  в самую его душу.

Я с ней справлюсь. Голодный Бек похуже будет,- с облегчением подумал  Витька.

Он оценивающе, точно дотошный эксперт, оглядел дракониху – ее морда отдаленно напоминала человеческое лицо, по крайней мере, у нее были некие человеческие черты. Это хорошо выделялось, когда она была спокойна – приподнимались надбровные дуги и уголки рта, так что выражение морды выражало симпатию и добродушие, высокий широкий  лоб говорил о наличии недюжинного ума. Она была невероятно тощей и слабой – дрожали колени и огромные потрепанные крылья. Сквозь толстую шкуру проглядывали ребра. И все равно сердце Витьки на секунду обожгло огнем. Несмотря на измученный вид он восхитился этим невероятным существом. И радость, от которой хотелось смеяться во всё горло, оттого что  дракониха потеряла к нему гастрономический интерес.

Послышался шум – кто-то тяжелый приближался со стороны входа. Брит испуганно фыркнула и снова постаралась вырваться на свободу, осыпав волшебника волной пыли. Витька быстро оценил обстановку, этому его выучили на тренировках, – путь только один, вперед по коридору. Но дракон прочно застрял и не сможет сдвинуться с места. Или волшебник пойдет один, и все равно застрянет на острове, или попробует освободить эту свирепую зверюгу, чтобы затем попробовать улететь на ней.

- Ты меня понимаешь? Я могу тебе помочь, и ты сможешь выбраться отсюда, хорошо? Но тогда ты меня не станешь есть, даже не будешь пытаться пожевать, а то знаю я вас!

- Я тебя есть не буду. Только немного пожую и выплюну.- обычные отговорки голодных  драконов, давших слово не есть, и  всё- таки сожравших свою добычу.

Звероящер судорожно кивнул, снова тщетно попытавшись выбраться и зашипев от боли, когда наступил на собственное крыло. Его тело охватила крупная дрожь, так что глаза закатились и стали видны только жуткие, в красных прожилках, глазные яблоки. Витька отошел от драконихи еще на несколько шагов – она явно начинала яриться, а в голове у мальчика и так была полная каша. Ему приходилось работать быстро. Он знал формулу заклинания, отдельные звуки, но собрать все воедино при таком шуме не мог. И этот грохот! Что же там такое приближалось, по узким коридорам и крутым лестницам? Словно камень рушится и падает, отбивая  куски от стен, и все стучит, стучит, стучит. Да ещё дракониха не переставая рычать, пытается освободить  хоть немного свои крылья.

- Замолчи хоть ненадолго! – воскликнул волшебник. Звуки за спиной тут же прекратились.

Витька, волнуясь и про себя повторяя заклинание, положил ладони на стену – камень был горячим. Нашептывая волшебные слова, мальчик проводил руками по булыжникам, из которых был построен дом. У него получилось не сразу, но подгоняемый отчаянием и страхом Витька пытался снова и снова. И вот камни начали слабеть – проседали под его пальцами, обращаясь в прах. Многие из них уже превращались в песок, падали верхние валуны, оставшиеся без опоры. В воздух поднялась густая тяжелая пыль.

- Вдохни поглубже! – крикнул Витька, первым перелезая через пролом. Весь дом заходил ходуном, грозя обрушиться в любой момент. Когда стена полностью осыпалась, дракониха смогла освободиться, и теперь ползла следом, едва держась на ослабленных лапах.

Разрушенная заклинанием земля, скрывавшая стены подвала, превратилась в пыль – это была еще одна большая удача. Вместо того, чтобы завалить землей, их окатило волной липкой пыли. Волшебник и дракониха выбрались все перемазанные грязью и сажей, но целые, без единой царапины. Едва они отошли на несколько шагов от руин здания, и упали от усталости, как с грохотом  дом прогнулся и разрушился совсем.

Первой пришла в себя дракониха. Неуклюже поднявшись на лапы и пошатываясь, она затравленно огляделась и припала брюхом к земле.

- Брит, - прошептал Витька, - ты мне обещала не есть меня,-  и спрятался за ее спину, подальше от зубастой пасти.

Звероящер зашипел, пятясь назад, и чуть не раздавил пытающегося увернуться теперь уже от хвоста, незадачливого волшебника. Они были не одни.

* * *

Весь остров заполонили какие-то темные и тощие существа-пауки. Эта живая масса рычала, визжала, сверкала глазами. Они явно боялись крылатого зверя, но подгоняемые кем-то, пока ещё не видимым глазу, настороженно продвигались к беглецам.

- Не дыши, - прошептал волшебник, сам случайно хватанув ядовитого воздуха и чувствуя, как земля начала качаться под ногами.

Дракониха уже хотела снова попятиться назад, но встала как вкопанная. Мальчишка едва держался на ногах, сохраняя равновесие только потому, что держался за ее хвост. Сделай Брит хоть шаг – и он упадет.

«Слишком быстро сдался, - раздраженно подумала дракониха, расставляя лапы шире для устойчивости. Она зарычала, отгоняя первых из подобравшейся близко стаи пауков. Они ее боялись – это она чувствовала прекрасно. И шанс беглецов спастись зависел от того, насколько этот страх был силен.

Переминаясь с ноги на ногу, Брит пыталась понять, что делать дальше. Твари подобрались уже близко, и она вся сжалась под их голодными жадными взглядами. И, показывая, что еще не сдалась, что еще будет жить! – она взъерошила чешую, сразу же став свирепой и колючей.

Она подняла голову в момент отчаяния, когда стало понятно, что стая ее не боится, и вот-вот разорвет на части. Бурое с желтыми облаками небо над головой было свободным от тварей. Собрав оставшиеся силы, Брит подхватила теряющего сознание волшебника и перекинула его себе через спину – неприятная стесняющая движения тяжесть мальчишки ощущалась весьма отчетливо. Руководствуясь одними только инстинктами, она расправила крылья и, оттолкнувшись от земли, загребла ими воздух. Это потребовало от нее глубокого вдоха. Дракониха взвизгнула, почувствовав, как ядовитые газы обожгли легкие, и шлепнулась о землю.

«Ничего, они у меня покрепче будут, чем у мальчишки», - подумала Брит, рыком отгоняя черную стаю и вновь пытаясь взмыть в воздух. И у нее это получилось! Крылья поймали тугой поток воздуха. Ветру ничего не стоило оторвать тощее тело от земли. И вот – дракониха уже парит в воздухе!

Почувствовав горячие потоки ветра, очнулся Витька. Мальчик в своей жизни много времени проводил на драконьей спине, и  когда Бек грузно ходил по земле, и когда парил в небе лучше любой хищной птицы, и даже когда он карабкался по отвесным скалам. Но когда он открыл глаза и обнаружил, что сидит на тощей, чешуйчатой спине Брит, то едва не свалился вниз. Витька крепко ухватился за шипы на ее шее, сохраняя равновесие. Сердце его сжалось от ужаса – куда ни глянь, кругом огонь и пепел. Да где же они оказались?!

Дракониха под ним летела неровно, неумело махая крыльями, то и дело проваливаясь в воздушные ямы. Грудь Брит распирала гордость и радость. Она летит! Сама, своими силами, своими крыльями! И по барабану, что под ней настоящий ад, на спине умело расположился юный волшебник, а она  не умеет приземляться!

Но раскаленной равнине не было видно конца. Дракониха поднималась все выше, в газообразное небо, обогнула острые скалы и, раскинув крылья, застыла на месте.

Под ней простиралась огромная черная бездна. Что-то приковало внимание Брит к этой дыре. Дракониха не была до конца уверена, что хотела знать, что же скрывает темнота, но что-то ее не отпускало. Она едва могла взмахнуть крыльями, и стала постепенно опускаться. Послышался нарастающий шум. Из бездны кричали, молили о помощи. Там, на немыслимой глубине, горели костры и звенели цепи, и множество людей двигались сплошной массой, словно были единым целым. Сначала в одну сторону, в другую, но везде их окружали только уродливые скелетоподобные существа. Они шептали людям, напоминали все их злые деяния, и хватали тех, кто подходил слишком близко.

Дракониха бестолково закружила на месте. С земли взлетели какие-то твари, издалека похожие на орлов, но немыслимо больших размеров. Твари быстро нагоняли дракониху,  а Брит была не в силах снова подняться вверх и попытаться оторваться от них. Она больше не могла лететь, крики, доносящиеся из пропасти, оглушили ее, лишили сил. Перед глазами все поплыло, и дракониха начала падать. Глаза стали необычайно зоркими, и она видела, как существа, точно пауки, выползают из своей ямы, и скалят на нее клыки. И вдруг над самым ухом зазвучал голос:

- Брит, закрой глаза. Доверься мне. Они нас не тронут, не посмеют. Не пытайся выровнять дыхание, просто сделай медленный и мощный взмах крыльями.

Она послушалась, и уже над самым краем пропасти выровняла полет. Ударом лапы загнала обратно в дыру протянувшего лапы существа. Но затем дракониха снова запаниковала, и взмахи крыльями стали хаотичными и слабыми.

- Нет. Продолжай так же, взмахи должны быть мощными и медленными, словно ты загребаешь воду, - Брит удивленно обернулась, и увидела волшебника. Он сидел на шее, держась за шипы  позади себя, и бросал свободной рукой в тварей небольшие светящиеся искры, которые так понравились ей. Дракониху бросало из стороны в сторону от каждого удара крыльев, и мальчишка сильно рисковал .

- Fiat lux[1]! – услышала Брит заклинание осветительной искры. Твари разлетелись от ослепившего их света в разные стороны.

Дракониха метнулась в  сторону, уворачиваясь от когтей крылатой твари. Все сыпались осветительные искры, и их мягкий, чуть золотистый цвет наполнял душу Брит силой и жгучим желанием жить, бунтовать, сопротивляться. Она металась от одной твари к другой, пыталась садануть их когтями задних или передних лап, ударить хвостом. Отчаяние пробудило в ней  дремавшие до сих пор силы. Медленно, капля за каплей, к ней приходили древние знания. Отрывки каких-то заклинаний всплывали у неё в голове, пока ещё не складываясь в одно, так нужное ей именно сейчас. Дракониха ревела и рычала, гордо выгибала шею, внушая страх у врагов.

Ей захотелось увидеть голубое небо. Сколько она его не видела! Брит показалось, что она ни разу в жизни не видела неба, и от этого желание только усилилось. Дракониха закрыла глаза, и стала шептать мольбы исчезнуть, куда угодно, только подальше от этого места.

Она полностью отдалась во власть своих чувств, и вдруг окуталась словно покрывалом белыми искрами и затем растворилась вместе со своим седоком. Две твари, собиравшиеся протаранить ее с обеих сторон, столкнулись, и, сцепившись когтями, отчаянно взмахивая крыльями, отчего ещё больше мешали друг другу, кружась, словно в  танце,  упали в черную пропасть.

* * *

 

Витьку и Брит закружил водоворот красок, искр и теней. Казалось, прошли годы, прежде чем их выбросило в другой, полный  яркого света мир.

Дракониха испугалась, не сориентировалась в новом пространстве, и рухнула на землю в буйную тропическую растительность.  Пропахав на животе десяток болезненных метров, Брит замерла и застонала от боли. Перед глазами у нее все плыло. А окружающий ее мир был непривычно ярким, светлым и  оттого внушал ей панический ужас.

Эйфория от полета испарилась сразу же после падения. От первого удара о землю Витька слетел с ее спины и теперь пытался выбраться из кустов, смягчивших приземление. Увидев его, дракониха с трудом поднялась и, зарычав, двинулась на мальчика. Ей показалось, что именно он виновен в ее бедах. Брит была слишком напугана и растеряна, чтобы разбираться в своих мыслях. Дракониха была очень зла, а перед ней стоял мальчишка, на которого можно было вылить всю свою ярость. Звероящер уже шагнул было к человечку, поднялся на задние лапы, словно хотел задавить своим весом и внушительным размером тела. Вот-вот она, грозная дракониха, лавиной обрушится на него, сметет с дороги, не оставит ничего, даже воспоминания! Она испытывала тошнотворный ужас, так пусть и этот мальчишка испытает тоже самое!

И, внезапно, с жалобным воплем дракониха взметнула крылья, обернулась и помчалась прочь.

- Эй, стой, ты куда! – хрипло воскликнул Витька. Его мучил кашель.  Его лёгкие пытались побыстрее очиститься от ядовитых паров подземного мира. Так радостно и непривычно было глотнуть свежего воздуха после того зловония! Признаться, он уже начал думать, что уже никогда не увидит голубого неба, яркого солнца и зелёной травы. Но сейчас вопросом жизни и смерти, было не упустить Брит из виду. Ведь только она могла перенести их из этого, может быть и  хорошего, но неизвестного ему места, домой.

И глубоко вздохнув, он побежал следом, стараясь не думать о том, что всего минуту назад, этот самый  шанс на возвращение домой, попытался его убить, причём уже не в первый раз.

Но как, же так случилось, что из самого кошмарного ада, какой даже во сне не приснится,  они перенеслись в этот рай? Это ведь сделала Брит, Витька был на все сто уверен в этом. Маленькая, перепуганная и слабая девчушка, могла становиться огромным драконом и открывать окна между мирами. Голова мальчика была готова лопнуть от вопросов к этой Брит, но ответы на них он постарается получить позже, а пока надо постараться не потерять ее из виду. А она довольно шустро продиралась через заросли. Спотыкалась, путалась в лианах и грудью врезалась в деревья, но бежала так быстро, словно препятствий перед ней и вовсе не существовало.

- Ну вот, опять двадцать пять,- подумал мальчик, завидев впереди разливающийся яркий свет и, прибавив скорости, успел ухватиться за драконий хвост, почти исчезнувший в окне. Брит снова протащила его через вихревой портал в новый мир. На этот раз  всё произошло гораздо быстрее. За вторым открывшимся окном последовало третье, четвёртое.

Иногда их выбрасывало в пустыне. В странном синем лесу, прямо под нос огромного осьминога, пожирающего не менее крупного жука. Брит открывала все новые миры, проносилась через окна с огромной скоростью, а за ее хвост отчаянно  пытался удержаться Витька. Дракониха бежала вперед до тех пор, пока не споткнулась и не упала, уставшая почти до беспамятства. Открытый портал разбрызгивал искры и лучи света прямо перед ее носом, но сил перейти ещё одну  границу, у нее уже не было. Сноп искр постепенно уменьшился и скоро  исчез, словно его и не было.

Дракониха с трудом легла на спину, и стала наблюдать, как медленно дрейфуют облака. Ах какое оно было, это небо! Пронзительно синее, так что глазам было больно долго всматриваться в его глубину. Она впилась когтями в теплую влажную землю, вдохнула полной грудью. Жизнь, хрупкая и звонкая жизнь наполняла все ее естество. Брит касалась земли и чувствовала, как копошатся в комьях грязи насекомые и черви, такие мерзкие, но  такие важные для этого мира. Она навострила слух, и различила копошение в деревьях и траве, прищурила глаза, и стали видны укрывающиеся в тенях существа. Жизнь подхватила ее в мгновение ока, закружила, растворила, и она стала ее частью.

Почувствовав легкое щекотание на щеке, дракониха провела по чешуе  когтистой лапой, и удивленно поднесла ладонь к глазам. На ее когте блестела маленькая капелька. Всё расплывалось, и новые слезы счастья так и текли по чешуйчатым щекам.

Изнеможенная, она накрыла себя крылом и уснула.

Витька сидел рядом, и рассматривал севшую на его коленку бабочку. Насекомое было огромным, размером с птицу, и переливалось от светло-голубого до темно-синего цветов. Волшебник протянул руку, и бабочка безбоязненно перелетела ему на палец. Она лениво шевелила крыльями, а Витька наклонил к ней голову так низко, что почти касался носом ее чутких усиков. Глаза у него были красными, а руки немного дрожали, так что бабочка испуганно вздрогнула и улетела.

Мальчик посмотрел на свою свирепую спутницу. Уже несколько раз она хотела на него напасть, а ее фокусы казались невероятными даже для волшебников. Так что же ему с ней делать? Витька проверил, насколько крепко спала Брит – ее сейчас и выстрел из пушки не разбудит. Волшебник аккуратно осмотрел  дракониху и нашел несколько неглубоких, но болезненных ран. Похоже, зажатая в коридоре черного дома, дракониха напоролась на торчащие из стен штыри. Крепкая чешуя спасла от опасных ранений, но в нескольких местах была пробита.

«Вначале отдохну, а потом уже попробую обработать эти царапины», - решил он, ложась рядом. Все тело мальчика болело, легкие и горло еще болели от попавших в них ядовитых газов, но голова перестала кружиться. Как ни старался Витька, уснуть ему так и не удалось. Слишком много событий произошло в этот день, и мысли теснившиеся в его голове никак не хотели выстраиваться в логическую цепочку.  Слишком много произошло и слишком много ответов нужно найти на  возникшие вопросы.

Когда солнце уже начало садиться за далёкий край горизонта, он с неохотой поднялся и отправился на поиски воды. Едва мальчик отошел от дракона, на него   набросились полчища москитов и гнуса. Выругавшись, Витька создал заклинание против насекомых. Оно не очень-то помогло. Нелепо размахивая руками, и шлёпая себя то по щекам, то по коленкам, мальчишка, пританцовывая, медленно продвигался по лесу в поисках воды.

«Вот почему возле драконов насекомые умирают, а возле волшебников нет? – с раздражением подумал мальчик, но он  на уроках не особо старался познать науку о Силе, а потому не знал ответа на этот вопрос.

Вскоре ему посчастливилось найти немного воды в широком толстом листе. Аккуратно сорвав его, мальчик отнес лист к драконихе и влил ей воду в пасть. В своих вместительных карманах он нашел пакетик с исцеляющим порошком и присыпал им самые большие раны. Как только Витька полил их водой, ранки стали зарастать прямо на глазах.

Уже стемнело, когда Витька разжег костер и начал поджаривать на палочках найденные в земле орехи. Вскоре они начали издавать тонкий пряный аромат, и мальчик едва сдерживался, чтобы не съесть их  наполовину сырыми.

Для мальчишки воздух был непривычно тёплым и влажным. Витька чувствовал себя не в своей тарелке. Он подсел поближе к костру, и принялся уминать горячие орехи,  не сводя при этом глаз со спящей драконихи. Как же ему быть? Он уже начал тосковать по своему дракону и школе. Подумать страшно, что подумают учителя и Бек, когда обнаружат, что он пропал! Наказания конечно же не избежать. И чем дольше он будет отсутствовать, тем жёстче будет наказание.

Да-а-а-а,  похоже, что единственным существом, кто мог его вернуть в школу, была Брит. Волшебник поморщился – в своих мыслях он зашел в тупик, очевидное решение он отвергал из-за опасного характера новой знакомой. Ну не мог он забыть, с каким аппетитом она его разглядывала всего несколько часов назад!

Закончив ужинать, Витька подстелил под голову свою легкую куртку и закрыв глаза, стал продумывать завтрашний день. Он так и не заметил, как его сморил сон. Половина ночи прошла спокойно, но ближе к рассвету волшебника стали мучить тревожные сны. Ему приснился его дракон по имени Бек – он был тяжело болен.

«Почему ты меня не послушался? Я же предупреждал: не надо делать то зелье. Теперь ты далеко от этого дракона. Беку очень плохо», - тихо шипел дракон, а он, Витька, стоял по другую сторону загородки  в стойле и никак не мог ее открыть, чтобы  помочь виверну.

Проснулся мальчик от сырости и холода – вся его одежда пропиталась росой и отяжелела, костер давно погас, остались лишь несколько тлеющих углей. Первое, что сделал Витька – подбросил в костер  чуть отсыревших дров и принялся раздувать  огонь. Дождавшись, когда огонь разгорится он осмотрел еще спящую дракониху. От ее ран не осталось и следа, чешуя приняла здоровый блеск. Теперь Брит выглядела намного лучше. Съев пару оставленных вечером орехов, Витька сел перед новой знакомой и стал ждать ее пробуждения.

Дракониха проснулась довольно-таки скоро. Приоткрыла глаза, тихо зарычав, и стала не спеша подниматься, расправляя и снова складывая крылья. Брит казалось, что она оживает. Темные и страшные времена закончились, впереди ее ждала новая, полная света, жизнь.  Солнце, ярко светившее с небосвода, казалось вливает в её мускулы силы, истраченные на борьбу с нечистью в подземном мире.

Заметив мальчишку, Брит обнажила зубы и сделала неуверенный шаг к нему. Чужак! Чужак, снова был рядом! Чего он от нее хочет, чего добивается, кто он вообще такой? Брит видела, что он может творить непостижимые вещи, пока что ей недоступные. Он может делать больно и лечить, ведь это он залечил ей бок? Так что же ей делать с этим странным чужаком?

Внимание драконихи привлек заманчивый запах, шедший с земли у её ног. Она склонила голову и увидела лист с водой, в которой отражалась она – взволнованный напуганный зверь с дико сверкающими глазами. Вода! Брит схватила широкий лист  и проглотила его вместе с водой в мгновение ока. Она заурчала, чувствуя, как охлаждается и смачивается разгоряченное пересохшее горло. Это было очень приятно и она на мгновение забыла о чужаке.

- Давай попробуем договориться, - первым заговорил Витька, осторожно подбирая слова от которых  зависела его жизнь.

– Ты меня понимаешь? – дракониха кивнула, - умеешь говорить на моем языке? Там, где я живу, многие драконы умеют говорить.

- Да, -  сдвинув тяжелые надбровные дуги прошипела она.

- Это здорово, это просто прекрасно! – выдохнул мальчик, но быстро взял себя в руки и продолжил спокойным ровным голосом.

- Мы с тобой попали в очень неприятную ситуацию: я не могу попасть домой, а ты, по-видимому так слаба, что не сможешь ни взлететь, ни поохотиться. Ты умрешь от голода, а я навсегда затеряюсь в этих лесах. Давай заключим временный союз – поможем друг другу. Я  добуду тебе немного еды, а ты  откроешь окно в мой мир. Мне совершенно необходимо попасть домой. Договорились? – Витька напряженно ждал ответа. Этот зверь еще размышляет, сомневается! Мальчик не мог представить, что ему придется делать, если сейчас дракон кинется на него. Кулаками от пятиметрового зверюги не отмашешься. Мысль, что рано он вылечил этого зверя, сверлила его мозг. Нужно было сначала заключить союз, а уж потом лечить. Теперь конечно, зверь и здоровенький, и с его помощью жажду утоливший, кушать наверно хочет. Витька выжидающе смотрел на дракониху.

«У меня есть вариант получше: я съем тебя и решу сразу две проблемы. Тебе не надо будет ломать голову, как вернуться домой, а я наберусь сил и смогу взлететь» - Витьке казалось, что вот-вот Брит произнесет эти ужасные слова.

Но дракониха утвердительно кивнула, соглашаясь с его предложением и Витька облегченно вздохнул.  Но в голове предательски крутилась мысль о  коварстве диких драконов,  слухи о котором бродили в  школе волшебников.

«Так, приятель, не расслабляйся. Дело еще не окончено и тебя в любой момент могут проглотить и не подавиться».

- Меня зовут Витька Сухов, я волшебник. Видела, какие вещи я могу творить? Так вот, это были самые простые заклинания, а так я могу и с тобой потягаться силой.

Он врал, как мог – да, осветительные чары и открывание запертой  двери было  простым делом, но его последнее заклинание, обращающее камни в пыль, было настолько сильным, что отняло у юного волшебника все силы. Повторить нечто подобное в ближайшие дни будет невозможно. А для того, чтобы победить дракона, нужно заклинание в несколько раз сильнее этого. Брит прищурилась, приоткрыла пасть. Как бы ни настораживал ее этот мальчик, это пока единственный её союзник. И к нему нужно прислушиваться. Хотя бы иногда. По крайней мере у него есть цель, и он может найти еды и воды. Это обнадёживало.

- Давай поищем место, где есть вода и отдохнем немного, а потом продолжим путь. Так как идти нам еще долго, то будем задавать друг другу вопросы и отвечать на них. Так мы узнаем друг друга получше

Снова кивок, и снова Витька слукавил. Какие будет задавать вопросы Брит, его не интересовало. А вот как девочка могла превращаться в дракона, и кем она вообще была, вызывало у мальчика острое любопытство.

Дракониха двинулась первой, ее вел запах близкой воды. Витька не отставал, уворачиваясь от ветвей и драконьего хвоста, которым Брит размахивала в такт шагам. Кончик  этого хвоста был чуть тоньше запястья мальчика и с легкостью одним ударом обламывал небольшие деревца и обрывал лианы. Понятное дело, что получить им по голове  мальчишке совсем не хотелось.

По пути дракониха сорвала листок,  и, поднесла его к носу.  С шумом втянула в себя воздух. Зеленый… Такой нежный, рассыпающийся зелеными осколками в ее когтях, весь насквозь пронизанный сеткой прожилок наполненных теплым душистым соком. Она рассматривала его пару секунд, затем поднесла к ноздрям, в последний раз вдохнув его запах и бросила в открытую пасть.

Вначале ее знания цветового спектра ограничивались черным и коричневым цветами, потом она увидела красный, желтый и оранжевый, теперь вот зеленый и синий. У Брит немного кружилась голова от быстрых перемен, происходивших с ней, и поначалу её это пугало.

- Вон там хорошее место! – она услышала крик волшебника позади себя, остановилась и огляделась. Через густые заросли искрилась гладь водоема. И едва слышалось тихое мягкое журчание, переплетающееся с шуршанием листвы и встревоженными криками птиц. Дракониха устала – лапы ее дрожали в коленях, ныли когти,  под которые забилась  грязь и трава. Брит была не прочь отдохнуть и восстановить силы. Она довольно заурчала, вытянув шею по направлению к воде, ей не терпелось напиться.

- Ты иди к  озеру, но только  не пей из него! Только искупайся. В воде могут быть микробы, от которых  у тебя заболит живот. А это очень неприятное дело, уж поверь мне. Я пока поищу немного еды, а  ты, если сможешь, налови рыбы, - сказал ей   юный волшебник.

Она медленно приблизилась к воде – это было небольшое озерцо, питаемое  родниками и небольшими ручьями, сбегавшими в него после обильных дождей. Лапы обожгло холодом, но это было приятное чувство, и дракониха с наслаждением погрузилась в зеленоватую воду.  Как же хорошо было нежиться в этих холодных водах! Брит ныряла раз за разом, смывая с себя грязь и ощущая небывалую легкость и радость. Что за чудесное место ей попалось!  Страшное прошлое смывалось водой вместе с копотью и пылью, она почти забыла о нем. Долой грязь и страхи! Вот они бегут, сбегают темными струйками с ее тела, и не удается им уцепиться за чешую, удержаться на ней!

В радостном возбуждении Брит начала изучать новый для нее мир – она осмотрела каждый подводный камешек, распугивая при этом стайки маленьких рыбёшек.  А потом, разогнавшись, выпрыгнула из воды и с шумным всплеском нырнула на дно, напугав водных обитателей покрупнее.

Мальчика все не было, Брит уже начала выдыхаться. Почувствовав усталость, она вышла на берег и легла отдохнуть и согреться на берегу. Тут совсем рядом  с ней кусты зашуршали, и из зарослей с трудом выбрался ее новый знакомый.   Он все еще был черным от сажи. Рубашка и штаны разорваны в нескольких местах, руки исцарапаны. Витька не обратил внимания на дракониху, зашипевшую при его приближении. К этому звуку он уже начал привыкать.

- Смотри, что мне удалось найти, - Витька сделал вид, что не обратил внимания на то, что Брит так и не разожгла костер. Хотя для этого ей нужно было всего лишь дыхнуть на ветки. – Я тут притащил ветвь, усыпанную какими-то ягодами. Похоже, что они съедобны. Но для начала лучше перекусить бананами. Правда, их мало, а ты такая большая! Думаю, будет лучше, если ты превратишься обратно в человека. Ведь мы уже далеко от того страшного места, в безопасности, и ничто тебя больше не напугает, - улыбнулся он, поочередно показывая драконихе свои находки.

Витька оторвал от зеленой связки бананов самый большой и бросил его под лапы Брит. Дракониха настороженно разглядывала плод, принюхивалась и пару раз дотронулась до него когтем. Мальчишка был прав. Она оказалась слишком велика, чтобы наесться этими закорючками. Почти что с ненавистью она глянула на мальчика. Он уже расправлялся со вторым бананом, мимикой лица показывая, насколько фрукт был вкусным, хотя тот совсем неаппетитно  хрустел на зубах  и по запаху был трава травой.

Смирившись с необходимостью, Брит неохотно вернула себе человеческий облик, и опустившись на колени, попробовала откусить плод. Почувствовав вязкость во рту, она выплюнула кусочек, и только потом догадалась очистить банан от кожуры.

«Так гораздо лучше!» - отметила она про себя, чувствуя как нежная мякоть понемногу утоляет нестерпимый голод. В следующий  раз Витька не перекинул ей фрукт, а приблизился, и положил совсем рядом.

Неспелый фрукт хрустел на зубах. Вначале она ела неуверенно и даже неохотно, но чувство голода разгоралось. Брит не заметила, как расправилась с остальными бананами и съела половину кисловатых, но вполне съедобных ягод. Остановилась, когда есть стало уже нечего.

- Ты так шумела в воде, что вся живность разбежалась. Мне ничего не удалось поймать. Надо подумать, что делать дальше, - сказал Витька, заметив, как девочка ищет взглядом  ещё какую-нибудь еду.

В кармане у волшебника завалялся старый сломанный гвоздь, и Витька превратил его в небольшой котел. Зачерпнув до краев воды из родника, он поставил котелок на огонь и стал ждать, когда закипит вода.

Удивительную вещь он заметил! Мальчик думал, что когда Брит превратится в девочку, тучи гнуса снова вернуться, но их не было. Там, где живут драконы, немногие животные выживают, паразиты, например гибнут. Но рядом с Витькой сидела худая и запуганная девчонка, не дракон. И кровопийцы были просто обязаны вернуться. Может быть и микробы живущие в воде погибли? Над этим стоило поразмыслить.

- Мы сможем завтра продолжить путь? – спросил Витька, на что Брит слабо пожала плечами. Поняв, что больше еды нет, она легла под дерево, свернулась калачиком, так там и уснула.

Волшебник ковырял палкой в  костре, поднимая при этом целые снопы искр. Сон не приходил. В голове возникало всё больше вопросов, ответы на которые могла дать спящая рядом тщедушная девчонка, с лёгкостью превращавшаяся в многотонное чудовище. Вот только захочет ли она отвечать на его вопросы.

* * *

 

Он сидел на берегу маленького озерца и подбрасывал ветки в костер. Найти еду становилось все труднее, приходилось углубляться в лес все дальше. Пару раз мальчик видел мелькавшие между деревьями тени, но не более. Витька попробовал просить Брит найти что-нибудь съестное. Она сердито посмотрела на него в ответ. Мальчик начал раздражаться – ему приходилось все делать в одиночку, а это уже надоело. Он привык, что Бек всегда помогал ему, да еще и брал на себя большую часть тяжелой работы.

Рядом с костром лежала темная пестрая тряпка – это некогда было сарафаном девочки. Витька отдал ей свою куртку, немного растянув ее заклинанием, и теперь часто мерз по ночам.

В зеленой, словно излучающей слабый свет воде по пояс стояла Брит. Они уже два дня провели возле этого озерца. Теперь девочка не так сильно робела перед Витькой и все реже превращалась в дракониху. Она была еще замкнутой и пугливой, лишь иногда на Брит накатывали «разговорчивые минутки» и она говорила о чем угодно без умолку. Но больше спрашивала об окружающем ее мире.

Сейчас девочка снова купалась в озерце, учась плавать. Теперь, когда она отмылась от копоти и грязи, стало понятно, что волосы ее были белыми, как грива у единорога. Витька видел единорога всего раз в своей жизни – эти чудесные звери больше любили дремучие леса, и неохотно выходили из них. Мальчик четко помнил тот момент, когда он, пролетав над равниной на своём драконе, увидел бегущего к лесу единорога. Снежно-белый зверь мелькал среди скал, стремясь поскорее укрыться в тени леса. От его гривы рассыпались искры, и падая, они освещали мертвые камни. Как он несся! Быстрее Бека, быстрее ветра – почти превратившись в сияющую стрелу. Почему-то чудесные белые волосы Брит напомнили Витьке гриву сказочного лесного животного.

Брит смеялась, когда холодные брызги воды касались ее лица и шеи. Она относилась к воде со смешанными чувствами. Примерно так же, как и к волшебнику. Дракон в ней уверенно говорил, что хватит хрустеть бананами и надо переходить на мясной рацион, а она сама считала, что... Нет, лучше вернемся к воде. Девочке она очень нравилась своею неповторимостью. Вода была холодной и колючей из-за родников, бьющих на глубине, обжигала кожу. Ступни Брит скользили по камню поросшему тиной, а ноги щекотали маленькие рыбки. Есть ли еще что-то более удивительное?

Витька разбежался и ласточкой нырнул в озеро. В чистой воде он был хорошо виден – узкая темная тень, скользившая по дну. Девочка внимательно и настороженно за ним следила. И все больше и больше удивлялась их внешнему различию.  Да и в чудесное спасение верилось  с трудом. Слишком часто она видела во сне, как сбегает из своей темницы. Как знать, может быть, и это все еще сон?

Она глубоко вздохнула и выпустила крылья. Они мягко погрузились в воду и слегка расправились. Брит беззвучно засмеялась, коснувшись своих драконьих крыльев рукой – как же они ей нравились! Крылья внушали ей спокойствие и чувство защищенности, было приятно чувствовать их тяжесть за спиной. Совсем рядом вынырнул Витька и, отфыркиваясь, подплыл к ней.

- Это еще что у тебя?!

Брит недовольно нахмурилась и отступила.

- Твои крылья! Я думал, что волшебники не умеют частично превращать себя в животных, - мальчик перевел  дух, с недоверием посмотрев на темные складки мембран, и подплыл еще ближе. – Как и превращаться в драконов.

Витька уже давно хотел это сказать. Наконец-то он сможет узнать, кем же была эта Брит! Мальчик в волнении соскользнул с камня, на котором стоял и хлебанул воды.

- Я не волшебница, а Лазурная, - нехотя сказала Брит и окунулась по шею. Стоять возле волшебника ей было странно, это ее смущало.

Крылья осторожно загребли воду и оттолкнули ее от берега на значительное расстояние.

- Лазурная? Это кто? – не понял Витька.

Брит замешкалась. Говорить сейчас совсем не хотелось. Но, может быть, волшебник ей сможет помочь? Прежде чем ответить, она сделала пару толчков, ощущая, как охлаждаются водой мембраны.

- Лазурные – это духи. Они охраняют от постороннего влияния окошки между мирами - Границы. Я могу становиться драконом, как и любым другим животным. .

- Ах, вот оно что, - едва проговорил Витька. Смерив мальчика тяжелым взглядом, Брит уплыла на другую сторону берега.

Мальчику едва удалось выбраться на отмель, его переполняли различные чувства, руки и ноги почему-то плохо слушались. Когда он сидел возле костра и сушил одежду, мысли, словно мотыльки возле костра кружились в его голове. Волшебники только гадать могли о других мирах, открытие окон между ними,  было что-то сродни сказкам. А эта девчонка, это невероятное существо, была создана для охраны окон, да еще и являлась наполовину драконом! Витька даже на минуту подумал, а не уйти ли ему подальше, пока не вернулась Брит? Быть рядом с ней было еще опаснее, чем он считал до этого. Успокоившись, волшебник решил остаться и расспросить свою новую спутницу. Тем более, что девочка обещала помочь ему вернуться домой. Волшебник будет ждать, когда Брит наберётся  сил.

Она вышла на берег, когда уже смеркалось. С непривычки у Брит болели ноги и крылья, но она чувствовала себя счастливой, свободной. Передохнув пару минут возле кромки воды, она отправилась к  стоянке.

«Сколько можно размокать? Мне бы на ее месте потребовалось минут пятнадцать, не больше. Или она там утонула?» - с толикой надежды думал мальчик. Совсем близко послышались шаги, затрещали под ногами веточки.

- Давно пора, - заворчал Витька. Мальчик округлил глаза, едва Брит подошла ближе. – Ты так сильно изменилась! С чего это?

- Ах, волшебник! – она улыбнулась и села рядом с ним – произошло это в первый раз, до этого момента девочка старалась держаться от него на расстоянии. Витька хорошо запомнил это мгновение. Он даже чуть было не отпрыгнул от нее, кашлянул, чтобы скрыть свое возмущение. – Вода прекрасна! Она лечит, она дает жизнь и силы! Я чувствую себя так, словно начала новую жизнь. Я бы хотела поблагодарить тебя, волшебник. За то, что освободил и помог мне! Теперь я поняла, что ты мне помог обрести! Чувствую… как горит сердце, как улыбка не сходит с лица, и мне это безумно нравится!

И вправду, перед мальчишкой сидела совершенно иная Брит – открытая, счастливая, дружелюбная. Ее глаза, кожа излучали чарующий свет, какой бывает у весенней луны, плечи расправились, исчезли под глазами тени. Это уже была не несчастная девчушка, а уверенная в своих силах девушка. Но если девчушка была так трогательно-человечна, слаба и вызывала сострадание, то новая Брит утратила эти черты. Она держалась как полный силы, дикий зверь – сказочный и могучий, уверенный в своем превосходстве. Это было заметно в прищуре глаз, в наклоне головы, в животной грации, в ней появилось что-то холодное и отчуждающее, и в то же время невероятно привлекательное.

Произошло то, чего так боялся Витька: Брит вошла в полную силу и теперь, как считал волшебник, ему ежеминутно грозила опасность. Кто знает, что еще может приключиться с этой Брит, и какими силы теперь ее поддерживают?

- Ты можешь ответить еще на некоторые мои вопросы? – мрачным и бесцветным голосом спросил Витька.

- На какие? – Брит внимательно и жадно посмотрела на него. Боже, как горели ее глаза! Пронзали волшебника насквозь добротой, любовью, радостью такой жгучей и нестерпимой, что Витька растерялся.

- Так кто же ты? И эти крылья… Я не понимаю, как ты можешь их создавать.

- Ха, волшебник! Я и сама многого не понимаю! Знания переполняют меня, это очень странное чувство. Но я постараюсь тебе хоть что-то объяснить, это поможет и мне понять происходящее. В общем, дракониха сейчас у меня внутри, она моя душа. И крылья мои, я с ними неразделима. А если я превращусь в дракона, то душой станет человек. Но я боюсь своей души-дракона. Мне кажется, что она постоянно что-то замышляет, она может творить страшные вещи, она думает, что ей все дозволено. Я чувствую, как душа моя, мой огонь, рвется из грудной клетки, и рвется наружу, становясь моими крыльями. Позволь чуть больше – и она появится наружу, а я спрячусь внутри нее, буду в безопасности и тепле, наблюдать со стороны за жизнью и за ней, и направлять…

- Ну хорошо, про этих Лазурных ты мне потом расскажешь, - перебил ее Витька. Голова у мальчика разболелась, когда он попытался понять все те вещи, о которых говорила Брит, - как ты попала туда, вниз?

Она вся подобралась и задрожала. Воспоминания о пережитом до сих пор пугали ее.

- Я не помню, - жалобно ответила Брит, - совсем ничего! Словно моя жизнь и началась там. Но стражникам когда-то от меня что-то было нужно. По-видимому, у них ничего со мной не получилось, и они оставили меня в той комнате. А еще они очень хотели, чтобы я была злой. Они говорили, что хорошо, когда злишься, и обижаешь других, что ярость и сила главнее всего, это проникло в мою дракониху, совсем чуть-чуть! Говорили они и о многих других глупых вещах, - Брит совсем съежилась, и стала похожа на маленькую испуганную девочку, какой ее нашел Витька.

- Но теперь я свободна и далеко от них! Я только и могу, что превращаться в дракониху и не знаю, как мне защититься от этих существ, если они снова нагонят меня. Я надеюсь, что эти знания скоро придут ко мне, тогда и буду чувствовать себя увереннее. Мой заклятый враг – Темный, он долго мучил меня. И теперь пустится в погоню, не оставит в покое.

Лазурные и Темные находятся в разных мирах и пересекаются их дорожки крайне редко. Только вот я где-то посередине между ними. Но я уверена, что скоро светлые за мной придут, и заберут к себе, спасут от него… Нас направляет Совет Великого Трио. Иногда они нам помогают, советуют, велят. С ними может общаться только сильноперый Лазурный, то есть самый главный… Все, я рассказала тебе все, волшебник. Все, что знала сама.

- В это невозможно поверить, - оценил Витька, пытаясь обдумать сказанное. – И как же вы появляетесь? В смысле, ангелы – это души умерших людей, оборотни – покусанные простаки и волшебники, а кто вы?

Уголки рта Брит опустились. Ей не нравились вопросы, которые задавал волшебник, но не отвечать она не могла – слова так и сыпались с ее губ неудержимым потоком.

- Лазурные – души воинов и храбрецов. Темные – избежавшие заточения духи Безымянные, набравшие огромную силу убийствами.

Брит смущенно замолкла и опустила голову на колени. Вот он сидит перед ней, угрюмый и холодный волшебник и смотрит на нее с опаской и, Брит надеялась, что ей показалось, с презрением. Он-то был живой, с настоящим бьющимся сердцем, горячей кровью. А она – всего лишь дух. Едва ее сердце перестанет биться, как Брит исчезнет, словно ее и не было. И хотя ее оберегала ярая и дикая дракониха, годы ее жизни были неисчислимы, она тайно завидовала этому мальчишке и боялась этого чувства.

- Давай ложиться спать. Хватит на сегодня впечатлений, - пробурчал волшебник, и правда ища место для сна.

Брит еще некоторое время сидела возле костра, хлюпая носом, а когда ночь вошла в полную силу, как и прежде, легла спать среди корней дерева.

Когда Витька проснулся, уже вовсю светило солнце. Костерок  давно погас и лишь маленькая ниточка светло-серого дыма, вилась над ним. Под деревом дремала Брит – огромная серебристо-голубая дракониха.

Витька задумчиво подошел к Лазурной и потряс ее за плечо. Брит вздрогнула, стала грузно переворачиваться на другой бок.

- Надо идти дальше. Хватит уже сидеть возле этого озера. Ты ведь обещала помочь мне найти окно в мой мир.

- Я помню, - устало вздохнула дракониха, поднимаясь. Распростертые по земле крылья сложились на спине, земля  задрожала от ее движений. Вчерашнее плавание дало свои плоды – лапы стали сильнее, но их сковывала такая тяжесть и боль, что Брит едва могла оторвать конечности от земли.

- Надо уходить отсюда как можно скорее, – снова сказал Витька.

- Я еще плохо умею открывать Границы, так что не сердись, если перенестись в твой дом получится не сразу, - предупредила его дракониха и шагнула в возникший прямо перед ее носом вихрь.


[1] Да будет свет – (лат.) заклинание света.

Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade
 

Сообщение модератору

Отправьте сообщение модераторам, если считаете, что данная работа нарушает Правила Ярмарки Мастеров.

Шаг 1 из 3: Создание магазина

Откройте собственный онлайн-магазин в несколько простых шагов и зарабатывайте любимым творчеством
Как будет называться магазин?
Какой у него будет web-адрес?

Шаг 2 из 3: Регистрация

Укажите контактные данные для своего магазина. Уже есть аккаунт?
Введите email
Придумайте пароль
Укажите свой город
< Назад

Шаг 3 из 3: Проверка email

  • Магазин
  • Регистрация
  • Проверка email
Остался завершающий шаг! Мы отправили Вам письмо, перейдите по ссылке в нем, чтобы подтвердить свою почту и начать работу с магазином.
Если письмо не пришло — можем отправить еще раз