Пептиды и их значение в косметологии 2

Продолжение....

Наиболее интересным для косметологической науки пептидным комплексом является пальмитоил трипептид-5  (крем с этим пептидом не представлен, могу по заказу сделать), который входит в составы дермальных редуктантов, трансдермальных препаратов, применяемых в антивозрастных процедурах. Это пептид, образованный тремя остатками аминокислот: аминоуксусной кислоты, гистидина и лизина. Хорошо проникает в кожу, активирует производство коллагена и лизина. Хорошо проникает в кожу, активирует производство коллагена и мукополисахаридов кожи, а также увеличивает её эластичность. Активирует фибробласты, стимулирует восстановление и регенерацию соединительной ткани и сосудистой стенки. Усиливая образование эндогенного ТРФ-бета (трансформирующего ростового фактора бета) способствует укреплению кожи и исчезновению глубоких морщин. В косметических составах используют так же аргирелин (ацетил гексапептид-3) – пептид, ингибирующий активность нейромедиатора катехоламина, вызывающего нервные импульсы (представлен в Сыворотке от мимических морщин). Предотвращает напряжение мышц, сокращение которых приводит к появлению мимических морщин. Данный эффект достигается путём блокирования кожных рецепторов, с которыми соединяется информационный протеин катехоламин. По своему действию аргирелин сопоставим с ботулотоксином А, однако его действие не вызывает паралича мимических мышц, что приводит к эффекту “маски”. Следующий пептид- матриксил ТМ (пальмитоил пентапептид-4) – регуляторный пептид, активирующий восстановление строительных компонентов кожи – коллагена, эластина, фибронектина и мукополисахаридов, путём активизации клеток, ответственных за синтез вышеперечисленных компонентов (фибробласты). Применение косметических средств на основе матриксила приводит к существенному улучшению состояния и внешнего вида кожи. В большинство современных депегментирующих косметических средств на основе пептидов входит меланостатин-5ТМ (аква-декстран-нонапептид-1) – пептид, придающий коже светлый цветовой тон. Ингибирует действие альфа-меланоцитов (клеток, вырабатывающих меланин под действием определённых гормонов). Препятствует активизации процесса производства меланина под действием гормонов, ингибируя гиперхромию и отбеливая кожу. Следующим в списке, так называемых косметических пептидов, стоит пальмитоил тетрапептид-3 – часть иммуноглобулина G, присоединённая к гексадекановой кислоте для более эффективного абсорбирования кожей; активный пептидный комплекс, изготовленный с применением современных технологий из сои и риса (представлен в Сыворотке для контура вокург глаз). Оказывает выраженное противовоспалительный и протекторный эффект, укрепляет иммунитет, увлажняет, подтягивает и повышает упругость кожи. Также активирует восстановление соединительной ткани и укрепление интимы капилляров. Служит основой косметических средств для устранения отёков и тёмных пятен под глазами. Ингибирует активность эластазы и коллагеназы, исключая сбои в процессе образования коллагена и эластина. Проявляет выраженные антиокислительные свойства. Ригин (пальмитоил тетрапептид-7) – пептид, тормозящий активность воспалительных медиаторов. Существенно снижает синтез интерлейкинов, в особенности интерлейкина 6, противовоспалительного цитокина, производство которого в организме с годами возрастает. Ригин способен оптимизировать соотношение цитокинов в организме, способствуя омоложению кожи. «New snap-8»  (ацетил октапептид-3) – пептид, содержащий 8 аминокислот. Разглаживает морщины путём дестабилизации длинной цепочки протеина, отвечающего за сокращение мимических мышц. Механизм препятствия воздействия биотоков на рецепторы мимических мышц сопоставим с эффектом вышеописанного аргирелина, однако расслабляющее действие от Snap-8 более выражено. И последним в этом списке пептидов находится «New Syn-Ake» (дипептид диаминобутирол бензиламида диацетат) – комплекс пептидов, воспроизводящий эффект нейро-мышечного антидота яда гадюки храмовой куфии. Данный комплекс блокирует холинергические рецепторы мимической мускулатуры, благодаря чему предотвращает их сокращения.

Теперь пришло время вернуться к вопросу целесообразности сочетанного применения косметики на основе пептидов дермальных редуктантов с инъекционными методами биоревитализации препаратами на основе гиалурновой кислоты. Не будем рассматривать всех свойств гиалуроновой кислоты в организме, однако хочется отметить следующее. Во-первых, не стоит путать свойства своей собственной, вырабатываемой в организме гиалуроновой кислоты и препарата биотехнологического, синтезированногоо на непатогенных штаммах стрептококка. На первый взгляд разница не столь очевидна, но все таки присутствует. Наибольшая опасность биотехнологической гиалуроновой кислоты состоит именно в остатках белка стрептококка, который неизбежно остается в продукте синтеза, не смотря на высокие степени очистки. Отсюда и всевозможные осложнения иммунного характера у пациентов косметологических клиник. В данной статье не стоит вопрос анализа иммунологического риска применения препарата биотехнологической гиалуроновой кислоты в косметологии, хотя таковой и без анализа, я думаю очевиден. Поэтому бесконтрольное применение современных биоревитализантов вызывает серьезные опасения. Во-вторых, наиболее внятным и клинически доказанным свойством инъекционной гиалуроновой кислоты является активация кожной клетки-фибробласта и вызываемая последней, активная пролиферативная реакция. Что же на самом деле таит в себе процедура биоревитализации? Нативная гиалуроновая кислота активно увлажняет, но только в том случае, если сухость кожи транзиторная, вызванная какими-либо временно действующими факторами. Если сухость кожи вызвана генетическими причинами или приобретена в результате перенесенных дерматологических заболеваний, гиалуроновая кислота уже будет оказывать только симптоматическую помощь. Для устранения такой сухости биоревитализант на основе нативной гиалуроновой кислоты явно не подойдет. Препарат на основе модифицированной гиалуроновой кислоты, назовем его классический биоревитализант, как раз и активизирует фибробласт и вызывает его активную пролиферацию. А дальше? А дальше вот что. Современной науке известен факт запуска процессов неоколлагенеза в различные периоды жизни человека. В среднем до 35 лет реструктуризация коллагеновых спиралей происходит без затруднений. Коллагеназа, как основной фермент, который и мониторит и в дальнейшем разрушает патологический коллаген, в этом периоде жизни прекрасно справляется со своими обязанностями. В результате разрушения патологического коллагена коллагеназой, в организме высвобождаются короткоцепочечные элементы, состоящие из двух-,трех аминокислот, соединенных между собой амидной связью. Это и есть свои собственные сигнальные пептиды, которые имея строго определенную последовательность аминокислот, и дают тот сигнал-код организму на запуск процессов восстановления своего коллагена, которые и начинаются в активном фибробласте. В этом возрастном периоде активация кожных клеток препаратами на основе гиалуроновой кислоты принесет видимый эффект лифтинга мягких тканей, который произойдет в результате замены организмом своего патологического коллагена на свой новый коллаген III типа. Однако после 35 лет под воздействием свободных радикалов  спирали коллагена модифицируются из-за формирования между ними дисульфидных межспиральных цепочек, которые делают коллаген не доступным для мониторинга на предмет целостности ферментом коллагеназой. В организме нет специфического фермента, который бы мониторил и разрушал модифицированный дисульфидными цепочками коллаген. А раз нет разрушения, то и свои собственные сигнальные пептиды не формируются. Сигнала-кода фибробласту  на запуск неоколлагенеза нет и восстановления не происходит. Белок стареет, а за ним стареет и кожа, явления птоза нарастают и никакая гиалуроновая кислота в форме биоревитализанта здесь не поможет. Нет никакого толка от активного фибробласта, если команды на запуск неоколлагенеза он не получил. Исходя из вышеописанного, косметологи получают невнятные и не особо эффективные результаты в пятидесяти процентах случаев от инъекционных биоревитализантов. Почему в пятидесяти процентах случаев? Процесс возрастной модификации коллагена длится  в течение 6-8 месяцев и далее под действием все тех же свободных радикалов, модифицирующие коллаген дисульфидные цепочки, разрушаются и последний становится доступным коллагеназе, которая уже высвобождает сигнальные пептиды, активирующие процессы восстановления кожных структур. Как раз процентное соотношение видимого лифтинг-эффекта или его полное отсутствие  зависит от того, на каком месяце существования дисульфидных цепочек обратился за помощью пациент. Обратился к процедуре биоревитализации в момент отсутствия дисульфидных звеньев у коллагена, - и получил четкий видимый эффект омоложения, а обратился в момент сформированных дисульфидных цепей, -эффекта не получил во все. На основании всего изложенного уже не возникает вопрос о необходимости сочетанного применения инъекционных биоревитализантов, которые стимулируют, активируют и способствуют пролиферации фибробласта и клеточной косметики дермальных редуктантов на основе короткоцепочечных олигопептидов, дающим стабильный сигнал, мотивируя активный фибробласт на восстановление собственного коллагена и как следствие, стойкого и видимого омоложения кожи лица. Синергизм применения пептидов и гиалуроновой кислоты диктуют современные научные исследования в медицинской косметологии и терапевтической дерматологии. Для некоторых косметологов остается открытым вопрос применения наружных средств, содержащих пептиды или инъекционных составов. На самом деле, это вопрос более чем риторический, и в данном случае это всего лишь путь доставки веществ, где каждый специалист выбирает этот путь сам. Или это инъекционное инвазивное воздействие вслед за уже нанесенной травмой после инъекций биоревитализанта, или полностью безболезненный и атравматичный способ введения пептидов кожи в условиях косметического кабинета или в домашнем уходе. Важнейшее преимущество пептидов по сравнению с другими компонентами, такими как аминокислоты и протеины в косметических средствах состоит в том, что их действие можно чётко дифференцировать и измерить. Хотя протеины и аминокислоты также биологически активны в организме, с точки зрения косметологии молекулы протеинов слишком крупны, чтобы абсорбироваться кожей, а аминокислоты слишком примитивны, чтобы оказывать существенный эффект в составе косметического средства. Пептиды же крайне малы по сравнению с белками, что позволяет им абсорбироваться кожей; в то же время их строение уже достаточно сложно, благодаря чему они способны оказывать влияние на биохимические процессы. Пептиды совершенно безопасны для организма, характеризуются высокой химической чистотой (в частности синтезируемые, в противопоставление появляющихся в результате расщепления протеина). В создании пептидных косметических средств вкладываются немалые интеллектуальные ресурсы. Перед тем, как в продаже появляется то или иное средство на основе пептидов, сам пептид проходит через многочисленные биохимические и клинические испытания. Все вышеперечисленные факторы указывают на то, что пептиды являются одними из наиболее перспективных компонентов косметических средств. Более того, сигнальные пептиды это очень не стабильные биохимические соединения, и малейшие агрессивные воздействия, такие как например, стерилизация, могут очень быстро разрушить амидные связи и нарушить последовательность аминокислот, дающих строго определенный сигнал-код к запуску того или иного процесса. Исходя из этого в терапевтической практике более целесообразно применение сигнальных пептидов либо в таблетированных средствах per os, либо в составе наружных средств. В косметологии эти средства относятся к группе дермальных редуктантов, благодаря своему содержанию олигопептидных сигнальных комплексов.

Пальму первенства в разработке и производстве пептидов, на мой взгляд, стоит отдать российскому производителю. Да, и как бы это не казалось для многих косметологов, странным, этот факт надо признать. Наша страна давно уже обскакала весь мир в трансдермальной пептидной биорегуляции, а ведь многие косметологи даже не догадываются об этом. Европа, к сожалению, в этом вопросе пока еще слаба. То ли финансовые бури последних лет и отсутствие внятного финансирования науки, то ли адресное тотальное производство филлеров, биоревитализантов и мезолосьонов, где Европа занимает лидирующее положение и российскому производителю пока уж как не грустно не угнаться, но в общем из-за каких то причин, европейский производитель очень и очень отстает. Чтобы хоть как то бежать за паровозом, европейские производители вводят пептиды в мезотерапевтические инъекционные коктейли, что не всегда грамотно из-за сильной не стабильности амидных связей, разрушающихся при стерилизации ампулированного продукта. А вот корейцы нагоняют, уже появляются некоторые интересные проекты, которые иногда заслуживают внимания. Америка, та вообще в области косметологии придерживается больше хирургических технологий и лазерных воздействий и пептидные препараты американского производства слишком пока примитивны по своему действию. Ну в конечном счете выбор того или иного производителя всегда остается за потребителем, т.е. в нашем случае,-за косметологом.

Заканчивая свою статью, хотелось бы отметить следующее. На самом деле не столь важно в какой стране произведен тот или иной пептид, главное понять современному косметологу насколько тема трансдермальной пептидной терапии кожи в технологиях антивозрастного воздействия важна и необходима. Только многогранный грамотный подход к формированию общего плана борьбы с возрастными изменениями, где будут использоваться и инъекционные препараты в синергизме с клеточной пептидной косметикой дермальными редуктантами, и аппаратные технологии с домашним уходом, и правильный режим питания, сбалансированный прием недостающих микроэлементарных составов и многое,  многое другое, даст неоспоримый эффект омоложения и поднимет уровень косметологической помощи на высокий профессиональный уровень.

Комментарии
Комментариев пока нет