Обновление пароля

 > Журнал > Сообщество > Свободное общение и взаимопомощь > Беседка > Отшельницы: на даче, в лесу....

Отшельницы: на даче, в лесу....

03.08.2013 10:36     Просмотров: 1099     Комментариев: 1     
Отшельницы: на даче, в лесу.... | Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade

    В печи потрескивали поленья, создавая рыжие отблески в углу и на стене одинокого кирпичного дома. Аля заварила чай с сухой малиной и смородиновым листом, бережно укутав чайник ручным полотенцем. Ее дачный домик еще не совсем прогрелся в это, скудное на тепло, ноябрьское утро. Но Вита, как и положено, быстро занялась уборкой, принесла дров, налила воды в бидон и занялась привычным комфортом.

    Подруги не искали какого-то экстрима в это ненастное для дачи время года, а просто затосковали по деревенской жизни и по живой, летней природе! Подготовка Алины к этой поездке была впечатляющей: запас трех литров меда, сухих ягод и грибов, кедрового ореха, брусники, прокрученной с сахаром, сливовового  самодельного вина, а также, свежей вяленой рыбы!

    Натуральная еда была опять непременным условием их трехдневной «зимовки». Вита сама помогала подруге в заготовке урожая и, с удовольствием, сейчас смотрела на все это «богатство», утрамбованное в самодельные берестяные торбочки на веранде, в беспокойстве за то,  чтобы не испортилось от печного жара…

    Снег еще не сильно обметал землю, и некоторые посадки пришлось повторно утеплять, так как синоптики обещали мороз. Когда девочки выехали за город, то сразу поняли, что состоялось нечто долгожданное и важное, будто не два месяца назад уезжали с этого клочка забытой пустоши, как им показалось на данный момент, а вообще впервые видят эту деревню и этот грустный пейзаж. Но, не смотря на унылую атмосферу поселка, одинокие улицы и тяжелые снежные облака над домами, Вита и Аля сразу поняли, как они счастливы, что вернулись в свою дачную «обитель». Их не пугал ни холод, ни отсутствие ларьков и супермаркетов, ни голодные собаки, рыскающие по дачам в поисках пищи, ни гнетущее безмолвие, ни короткий световой день. К тому же, эти отважные и закаленные летними лишениями подруги были готовы практически ко всему! А Вита, так вообще, хотела провести здесь минимум месяц, чтобы действительно ощутить всю тяжесть деревенской зимы.

Но, к сожалению, обстоятельства были не примиримы, и зимовать надо было поскорее и посуровее…  

 Даже прежние, уже довольно знакомые, ранее приятно-необходимые, постельные принадлежности не готовы были прогреться и через пять часов их приезда. Даже самый главный атрибут алиной дачи, шерстяной плед, не помог подругам сразу же скинуть верхние одежды, для того чтобы, накрывшись им, с кружечкой чая, как обычно, начать, наконец-то, обсуждать свои зимовьи планы….

 Для Виты лето было совершенно иным временем для таких вылазок на природу, но именно она предложила идею отказаться от теплых квартир и рвануть в поселок.

 - Необычно тут очень в это время. Заметила? Тишина невозможная, все звуки за километр слышны.

- Листва вся опала, ветра нет, вот и слышно все хорошо…

Переговаривались изредка подруги…

 У Виты шла сессия и она набрала книг к экзаменам. Аля же взяла вышивку, а также какое-то свое чтиво. Телевизором и ноутбуком они решили не пользоваться, а по вечерам читать сказки или рассказы о зиме и природе. В библиотеке Али нашлись прекрасные книги Пришвина и Сладкова, про животных, о том, как они готовятся к зиме. Но лишь один рассказ сейчас мог в действительности описать самое нелегкое время года и его драматическую развязку. Это рассказ Д.Н. Мамин-Сибиряка «Зимовье на Студеной». Аля даже не ожидала, что он так повлияет на Виту, которая после его прочтения вслух долго еще не хотела вставать за чаем, а все грустно сидела под пледом и задумчиво смотрела на иллюстрации.

 Зимовье на Студеной

 Старик лежал на своей лавочке, у печи, закрывшись старой дохой из вылезших оленьих шкур. Было рано или поздно – он не знал, да и знать не мог, потому что светало поздно, а небо еще с вечера было затянуто низкими осенними тучами. Вставать ему не хотелось; в избушке было холодно, а у него уже несколько дней болели и спина и ноги. Спать он тоже не хотел, а лежал так, чтобы провести время. Да и куда ему было торопиться? Его разбудило осторожное царапанье в дверь, – это просился Музгарко, небольшая, пестрая вогульская собака, жившая в этой избушке уже лет десять...

Не хотел Елеска, чтобы волки съели мертвого Музгарку, и закопал его в казарме. Три дня он долбил мерзлую землю, сделал могилку и со слезами похоронил в ней верного друга.

Остался один петушок, который по-прежнему будил старика ночью. Проснется Елеска и сейчас вспомнит про Музгарку. И сделается ему горько и тошно до смерти. Поговорить не с кем. Конечно, петушок – птица занятная, а все-таки птица и ничего не понимает.

– Эх, Музгарко! – повторял Елеска по нескольку раз в день, чувствуя, как все начинает у него валиться из рук.

Бедным людям приходится забывать свое горе за работой. Так было и тут. Хлебные запасы приходили к концу, и пора было Елеске подумать о своей голове. А главное, тошно ему теперь показалось оставаться в своей избушке.

– Эх, брошу все, уйду домой на Колву, а то в Чердынь проберусь! – решил старик.

Поправил он лыжи, на которых еще молодым гонял оленей, снарядил котомку, взял запасу дней на пять, простился с Музгаркиной могилой и тронулся в путь. Жаль было петушка оставлять одного, и Елеска захватил его с собой: посадил в котомку и понес. Отошел старик до каменного мыса, оглянулся на свое жилье и заплакал: жаль стало насиженного теплого угла.

 – Прощай, Музгарко…

Трудная дорога вела с зимовья на Колву. Сначала пришлось идти на лыжах по Студеной. Это было легко, но потом начались горы, и старик скоро выбился из сил. Прежде-то, как олень, бегал по горам, а тут на двадцати верстах обессилел. Хоть ложись и помирай… Выкопал он в снегу ямку поглубже, устлал хвоей, развел огонька, поел, что было в котомке, и прилег отдохнуть. И петушка закрыл котомкой… С устали он скоро заснул. Сколько он спал, долго ли, коротко ли, только проснулся от петушиного крика.

«Волки…» – мелькнуло у него в голове.

Но хочет он подняться и не может, точно кто его связал веревками. Даже глаз не может открыть… Еще раз крикнул петух и затих: его вместе с котомкой утащил из ямы волк. Хочет подняться старик, делает страшное усилие и слышит вдруг знакомый лай: точно где-то под землей залаял Музгарко. Да, это он… Ближе, ближе – это он по следу нижним чутьем идет. Вот уже совсем близко, у самой ямы… Открывает Елеска глаза и видит: действительно, Музгарко, а с Музгаркой тот самый вогул, первый его хозяин, которого он в снегу схоронил.

«Ты здесь, дедушка? – спрашивает вогул, а сам смеется. – Я за тобой пришел…»

Дунул холодный ветер, рванул комья снега с высоких елей и пихт, и посыпался он на мертвого Елеску; к утру от его ямки и следов не осталось.

 

Летом весь живой мир занят тем, что готовиться к зиме, а зимой бережно расходует свои запасы. А в деревне в это время по вечерам мастерят предметы обихода, делают лодки, коробья, плетут сети или другие рыболовные приспособления, а охотники занимаются своим промысловыми делами.

Вита четко представляла себе, как с летом, именно как с временем года, была завязана жизнь обычного крестьянина, фермера. Надо успеть сделать все вовремя. Летом один день год кормит.

Вита как обычно взяла с собой на дачу блокнот для записей, делая их вручную, а не в электронном виде:

«Интересно течет обычный день за городом. Точнее он пробегает, незаметно так. Не успеют лучи пробиться в окошко, сквозь плотно-серые облака, как опять наступает вечер.

В основном ты пребываешь в каком-то сумеречном безликом пространстве, с черными штрихами домов и сараев. Лишь немногие здесь держат скот, кур и кролей. Для них что зима, что лето – постоянная работа и заботы.

Выйдешь вот так во двор подышать свежим воздухом, вспомнишь, как это все выглядело в июле и удивишься, какой странной бывает природа. Лишь на веранде, пока солнце светит в окна, воздух кажется стеклянным от морозца и соприкосновения с натопленным воздухом комнаты. Такой перепад будоражит и веселит. А потом снова тепло, духота, брусничный морс и теплые шерстяные носки…

 Интересно преображается все вокруг, когда темнота опускается на мир. Тогда небо становится пепельно-розовым, а деревья на горизонте приобретают глубокий оттенок тиоиндиго. Как стражи леса они немного пугают своими размерами и неприступностью, словно все там превращается в один большой заслон от внешнего мира и как граница ночи и дня вбирает в себя весь мрак.

А здесь, в доме, только треск поленьев в печке и тепло спасает от зимней тоски и оцепенения. Только здесь ты воспринимаешь весь окружающий мир как сказку и хочешь творить чудеса» .

 Первобытное жилище

 Как-то летом Вита и Аля набрели в лесу на высохшее русло реки. Алине было известно, что в этих краях археологами велись раскопки. Она также знала о древних поселениях на территории их поселка.

Рядом с этим руслом девочки обнаружили приличное углубление с размерами примерно 4 на 6 метров. С одной стороны этой ямы было прорыто еще углубление, которое явно служило выходом из древней землянки. Аля сразу поняла, что перед ними жилище либо эпохи бронзы, либо еще древнее. Люди здесь обитали, начиная с конца палеолита. Обилие животных приводило их в эти места. И таких стоянок было много.

Виту очень привлекло это место, которое оказалось очень мшистым и почти незаметным среди разлапистых елей. Конечно, в то время природный ландшафт, скорей всего, здесь был иным. Она представила себе древних обитателей, как они спускались к реке, которая явно текла здесь не одно тысячелетие назад.

Аля, как опытный эксперт, рассказала как, примерно, выглядел первобытный дом. Внутри все крепилось на балках – бревнах, очаг мог быть не один, сверху крыша выстилалась дерном и глиной, оставлялись лишь отверстия для дыма. Внутри сушились шкуры и рыба, а также висели первые детские люльки, могли быть и, в качестве трофея, висящие рога лосей.

Эти люди были прекрасными гончарами, при этом, не зная гончарного круга. Их сосуды расписывались углубленным орнаментом, в котором выражалось все их представление об устройстве мира. Они отливали различные фигурки из бронзы, которые являлись либо нательным украшением, либо культовым амулетом. Фигуры имели звериные или растительные формы, очень напоминающие скифский звериный стиль. Об этом свидетельствует найденная в этих местах бронзовая пантера, свернувшаяся клубком и оформленная как известная находка близ Причерноморья.

 У Али в музее показывали видеореконструкцию такого жилища, воссозданную с помощью компьютерной графики. Во время ее просмотра, Вита наглядно уже могла заглянуть внутрь неолитического сооружения, представить их быт, хозяйство, устройство дома и атмосферу первобытности.

 Девочки решили, что обязательно почувствуют себя жителями такого поселения, которые были прекрасными мастерами, но главное охотниками.

И вот, одним зимним утром Вита и Аля надели старые лыжи ее дедушки, нарядились в меховые жилеты поверх курток и направились как первобытные охотницы в лес. Температура была приемлемой, было сухо и слегка морозно.

Домик Али стоял на краю деревеньки и позволял фактически сразу через полянку попасть в лес. В него вела дорожка, проложенная меж деревьев и покрытая нехоженым свежим снежком. Утреннее солнышко искрилось в ледяных кристалликах снега и заставляло с радостью продвигаться на деревянных лыжах вперед в зимние лесные дебри. С веток периодически спадали белые шапки снега от внезапно вспорхнувших испуганных птиц. Долгожданных зверьков, которых должны были якобы подстрелить юные охотницы, так и не было видно. Бурундуки и белки давно сделали свои аппетитные запасы и без дела не прыгали по веткам. К тому же охотницы из оружия взяли с собой только фотокамеру, а свои лук и стрелы припасли для тренировки на лето, поэтому убивать они никого не собирались.

Лесной воздух даже зимой был совсем не похож на городской. Кора сосен еще источала смолистый аромат, а хвоя под белым пушистым покровом оставляла в пространстве тонкую пелену лесного духа.

Вита дышала полной грудью, делая это через нос, защищая рот шарфом. Аля же была в смешной вязаной шапочке с длинными ушами и бомбонами на их концах. Шапка была украшена норвежским орнаментом и таким же на рукавичках. Сама девушка напоминала выходца из северной Европы странным образом забредшую в русскую тайгу.

Вита все время их вылазки безмятежно занималась фотосъемкой и нарадоваться не могла своей «Соньке» за прекрасную работу на морозе. Солнышко уже собиралось постепенно затеряться за кронами хвойных стражей леса, оставляя лишь золотые косые лучи меж ними. Девочки начали поворачивать обратно. Идти тем же путем было не интересно, и они решили проложить лыжню вдоль дороги, но меж деревьев, чтобы еще насобирать интересных снимков.

Ангкор Ват

И вдруг, в преддверии жгучих зимних морозов, Вита и Аля перенеслись во влажные джунгли Индокитая, где непролазные лианы преграждают путь к единственному божественному храму-городу, подобного которому нет ни на небе, ни на земле.

В районе великого озера Камбоджи, примерно в пятистах километрах от Сайгона, с трудом пробиваясь сквозь джунгли, натуралист Анри Муо внезапно натыкается на тропу, по которой двигалась группа паломников. Было это в 1861 году. Последовав за ними, через несколько дней пути ему открылись башни фантастического города, сплошь покрытые рельефами, статуями и орнаментами.

«Чем дальше в лес углублялся исследователь, тем удивительнее были вещи, которые он встречал. Башни с гигантскими масками, высотой в несколько этажей, колоннады. Галереи, лестницы то из серого известняка, то из красного латерита, сохранившие остатки краски и позолоты.

В бесчисленных заброшенных дворах бушевали джунгли; стены, испещренные рельефами, наполовину вросли в землю; между камнями пробивались кустарники, но ничего не могло уменьшить ощущение грандиозности и великолепия.»

Так описывается открытие  Ангкора в книге «Покинутые города» Б. Бродского, которую, кстати, Аля нашла в музейной урне, когда вечером уходила с работы. Видимо издание 1963 года уже никому не было нужно, а сейчас, на зимней даче была самой необыкновенной книгой для двух подруг, затерянных среди снегов старого поселка и питающих свое воображение описаниями этого великолепного тропического мертвого города…  

 «Камбоджа – страна воды и непроходимых джунглей. Всюду, где нет рисовых полей и где плуг камбоджийского крестьянина в течение нескольких лет не касается почвы, поднимаются вечнозеленые великаны.

В I – VI веках н.э. в южной части Индокитая в дельте Меконга существовало королевство, которое было известно в Китае под названием Фу-Нан. Сохранились описания его городов. Они были не велики, имели форму квадрата, были окружены земляным валами и широкими каналами. В каналах разводили бесчисленных крокодилов, которые должны были устрашить любое войско.

Эта своеобразная система обороны не спасла, однако, Фу-Нан от вторжения народа, жившего к северу в государстве Чен-Ла. Примерно в 550 году Фу-Нан и Чен-Ла составили новое государство, во главе которого стало семейство Камбоджаев, королей народа, именовавшего себя кхмерами».

 Далее один из кхмерских принцев приносит учение о божественности королевской власти. Он объявляет себя спустившимся на землю индуистским богом вселенной Вишну.

«Согласно учению о боге-короле, символы королевской власти должны быть помещены в центральной башне храма, являющегося копией ДВОРЦА БОГОВ в центре мироздания».

Принц построил храм о пяти башнях, и каждый из приемников короля следовал его примеру.

«В районе Ангкора осталось множество полуразрушенных пятибашенных храмов, воздвигнутых разными королями, но ни один не может сравниться с Ангкор-Ватом, построенным в ХII веке Сурьяварманом II.

В незапамятные времена предки камбоджийцев жили в горных районах, возможно в далеком Тибете. С течением времени они были оттеснены на юг на равнины Индокитайского полуострова, но воспоминания о прошлом оставались жить в народе и приняли форму веры в то, что в горах живут боги и что храмы должны быть похожи на горы. Поэтому-то в Камбодже каменные здания воздвигались только для богов. Даже для самого царя жилище делалось только из дерева».

 Аля не помнила, когда впервые увидела изображения Ангкор-Вата, но первое впечатление осталось с ней на всю жизнь. Ее поразило органичное соединение джунглей и архитектуры. Подобная конструкция действительно напоминала небесное происхождение. Будто инопланетные предки посетили непролазные чащи и соорудили святилище для людей, чтобы они помнили о своем происхождении. Девушке было не понятно, как люди, живущие в домах на сваях, сделанных из бамбука, произвели на свет такое! Даже автор книги «Покинутые города» пишет, «что и современному человеку трудно убедить себя, что это не мираж, навеянный пряными испарениями тропического леса…»

«В Ангкор-Вате почти нет внутренних помещений. В башнях устроено несколько полутемных комнат. Огромные башни служили декорацией, и богослужение было похоже на СПЕКТАКЛЬ. Жрецы, певцы и танцоры разыгрывали сцены из жизни богов, а верующие, неся плетеные корзины цветов на головах, шли мимо них, пройдя по украшенным рельефами галереям, под тихую музыку ставили на землю корзины и насыпали вокруг ПОХОЖЕГО НА КАМЕННУЮ ГОРУ храма многоцветные горы цветов».

 В одной статье старого издания «ДИ СССР» Аля нашла интересную информацию об Ангкоре. Тема называлась «Система пропорционирования в ангкорской архитектуре» автора Т. Проскуряковой. В ней говорилось, что принцип соразмерности являлся главным путем в странах Юго-восточной Азии выражать духовное через материальное.

«В числах, определяющих отношения протяженностей, кодировались свойства объекта, и соразмерности в этом случае обретали смысловой образ, несущий сжатую информацию о сущности объекта, его функции, содержательности символов.

Числовые соотношения как знаки мифологических символов скрыто присутствуют в каждом ангкорском памятнике, составляя его внутренний сущностный смысл, композиционный замысел создателей, благодаря которому целенаправленно и последовательно осуществляется восприятие архитектуры памятника».

Автор статьи с подробными схемами-чертежами Ангкора, уверен, что архитектурные ансамбли Камбоджи обнаруживают реализацию космологического текста, философии жизни. И то, что древние кхмеры искали эти соразмерности очень тщательно и не случайно. При этом зримая гармония форм выражает гармонию духовную, нравственно-эстетическую вершину знания, порожденную определенным обществом с определенным уровнем его культуры.

Ключевые слова:  
 

Сообщение модератору

Отправьте сообщение модераторам, если считаете, что данная работа нарушает Правила Ярмарки Мастеров.

Модальное окно для уведомлений

Шаг 1 из 3: Создание магазина

Откройте собственный онлайн-магазин в несколько простых шагов и зарабатывайте любимым творчеством
Как будет называться магазин?
Какой у него будет web-адрес?

Шаг 2 из 3: Регистрация

Укажите контактные данные для своего магазина. Уже есть аккаунт?
Введите email
Придумайте пароль
Укажите свой город
< Назад

Шаг 3 из 3: Проверка email

  • Магазин
  • Регистрация
  • Проверка email
Остался завершающий шаг! Мы отправили Вам письмо, перейдите по ссылке в нем, чтобы подтвердить свою почту и начать работу с магазином.
Если письмо не пришло — можем отправить еще раз