Отчёт о поездке на "Саянское Кольцо"

Вчера я вернулась с «Саянского кольца». Ну что тут сказать: запоминающаяся была поездочка.

Говорят, если реализуется хотя бы 20% намеченных планов – это уже хороший результат. Если так, то я еще неплохо съездила: я заработала ровно в три раза меньше, чем собиралась.

Возможно, я слишком многого ждала от этого «Саянского кольца». Слишком на него надеялась. Такого рода эмоциональные ожидания практически никогда не сбываются.

Да и с самого начала все шло как-то наперекосяк, а закончилось и вообще аццким трэшем.

На самом деле, этот фестиваль недавно переребрендился и теперь называется «Мир Сибири». Довольно дурацкое название, на мой взгляд. Как «глобус Украины». Но народ упорно по старой памяти зовёт его Саянским кольцом – не буду выделяться и я.

Подготовка к отъезду

Мы с моей подругой Ольгой Колесниковой – это мастер по бересте и пламенный мотор арт-резиденции на Качинской, 38 – планировали эту поездку еще с прошлого года. Бессчетное количество раз мы обсуждали, как мы туда поедем и какие многие тысячи рублей там заработаем. У Ольги вообще были наполеоновские планы на это лето. Но, когда лето наступило, оказалось, что реализовать получится далеко не всё. Приходилось выбирать: либо одна часть планов, либо другая. Поэтому за несколько дней до отъезда Ольга решила, что она туда не едет, вернее, едет, но только на один день.

Новый план выглядел так: я своим ходом добираюсь как-нибудь до Кольца, там в последний день фестиваля встречаюсь с Ольгой, и мы вместе с ее знакомыми едем оттуда на их машине на следующий музыкальный фестиваль – Устуу-Хурээ – в Тыву, а по дороге заезжаем отдохнуть в живописные горы Ергаки. А с Устуу-Хурээ возвращаемся в Красноярск.

План был, конечно, хорош. Но меня беспокоило, как я оставлю Антошку с бабушкой на целую неделю. Волновалась я, в основном, за бабушку.

Сейчас, когда уже не сбылось всё, что после слов «своим ходом добираюсь как-нибудь до Кольца», я понимаю, что не очень-то мне и хотелось на это Устуу-Хурээ с Ергаками. И, как выяснилось, правильно: Антошка уже за выходные укатал бабушку до полусмерти. Нет, на фиг. Пускай сначала он подрастёт. Тогда и буду спокойно ездить в долгие поздки, а там и его начну с собой брать.

Так вот.

Ольга находилась у себя в деревне: не покладая рук, почти без сна и без еды, она делала свои берестяные штуки. Мобильная связь в деревне плохая: телефон ловит волну только в одной точке – в туалете типа «сортир». (Сортирная тема присутствует в этой истории с самого начала, и вы увидите, как потом она будет развиваться). Поэтому я сначала не удивилась, что никак не могу дозвониться до Ольги. Я хотела выяснить, с кем мы все-таки едем, и если что, кого мне там на фестивале искать. Наконец дозваниваюсь, и трубку берет какой-то мужик. Оказалось, Ольга забыла телефон у него, еще в Красноярске.

Тогда я звоню Маше, нашей подруге, которая тоже делает бересту вместе с Ольгой в деревне. Договариваемся держать связь через нее. Машин телефон тоже лежит в туалете типа «сортир». И этот телефон у нее оттуда крадут.

Ольга позвонила мне в последний раз уже с какого-то третьего телефона и пообещала завтра сбросить мне телефоны тех ребят, с кем я еду с Кольца на Устуу-Хурээ, потому что сама Ольга вообще никуда не едет  И с тех пор никаких вестей от нее так и не было. Ни на один из номеров я больше до нее не дозвонилась.

Я решила, что уж как-нибудь сориентируюсь там на фестивале, с кем и куда ехать дальше. И стала искать, с кем бы уехать для начала на само Саянское кольцо.

Надо сказать, на этот фестиваль ехали из Красноярска тысячи  человек. В том числе очень много моих знакомых на машинах. Можно было уехать и на поезде до Минусинска, а дальше на автобусе до Шушенского и оттуда на тачке до фестиваля. Возможно, это был бы самый эффективный вариант. Но меня угораздило отправиться на Кольцо именно в компании Лены…

Лена и Ко

С Леной мы когда-то жили по соседству и дружили ляльками. Мы вместе гуляли на набережной: я с Антошкой, она с Гришей. Потом Лена переехала в другой район, но мы продолжали общаться уже по рукодельным делам: она делает канзаши (кто не знает, это техника хитрого художественного плетения из ленточек). Мы не раз пересекались на разного рода выставках и ярмарках. И вот оказалось, что Лена набирает людей в целый микроавтобус до Кольца, и им не хватает одного человека. Ура, Лена, считай, вы его нашли.

Вообще-то мне следовало с самого начала хорошо подумать, прежде чем  с ней связываться. Она очень хорошая девушка, но с ней все время что-нибудь приключается. Как говорится, 22 несчастья. Она постоянно попадает в ситуации, где на ее хрупкие плечи внезапно падает какая-нибудь огромная ответственность. И она со всем справляется, но обычно ценой невероятного напряга – для себя и, частенько, для окружающих.

Так вот. Компания собралась такая.

Людмила – инвалид в коляске. Она очень позитивная и энергичная женщина, редактор газеты для инвалидов и тоже деятель хэндмэйда: делает картины из всяких подручных материалов и расписывает красками камни. Мечтала побывать на Саянском кольце, и Лена решила ей это устроить.

Кирилл, сопровождающий Людмилу молодой человек.

Татьяна, бывшая хозяйка прогоревшей лавки изделий ручной работы (я в свое время отдавала ей кое-что на реализацию), и с ней еще две дамы бальзаковского возраста. Они ехали на Кольцо в первую очередь отдохнуть, а там, глядишь, и что-нибудь продать.

Валера, непонятно откуда взявшийся мужичок неопределенного возраста. На фестиваль он вёз палатку и пакет апельсинов. Больше ничего из еды и снаряжения у него с собой не было.

Слава Ледовский,заслуженный тусовщик и турист, с подругой,  и бардесса Света Кравченко – этих двоих я знала давно и очень им обрадовалась. Еще две девушки, не играющие заметной роли в нашей истории. И водитель Дима.

Дорога и квартирный вопрос

Как мы грузились в микроавтобус – это  была отдельная песня. Утолкать туда Людмилу с инвалидной коляской, нас, кучу багажа, мои стол со стулом и сумку-коляску с моими фенечками оказалось непростой задачей. Наконец в половине 11 утра мы отъехали от северной окраины Красноярска. Наш путь лежал мимо Красноярского моря, затем по живописным хакасским степям с озерами, курганами и стоячими камнями, через Абакан и Минусинск – в Шушенское. Раньше село Шушенское было знаменито Лениным, который отбывал там ссылку, сейчас знаменито Саянским кольцом.

Мы рассчитывали добраться часов за 6. Но, так как автобус был тяжело нагружен, получилось гораздо медленнее. Но основная задержка вышла из-за проблем с жильем.

Мы с Татьяной и двумя другими дамами, а также водитель Дима, не парились: у всех были с собой палатки. Ледовский же со Светой и остальными собирались снять квартиру. Но когда Слава уже на подъезде к Минусинску позвонил хозяйке, внезапно оказалось, что эта квартира уже занята. И надо срочно искать другой вариант.

Одновременно выяснилось, что варианты, найденные Леной для Людмилы еще в Красноярске, не подходят: одни по расположению (не первый этаж), другие – по цене. Они почему-то не выяснили всего этого раньше ))  Лена взялась за мобильник. Вскоре был найден более или менее подходящий вариант для Славы и его женской компании, но с жильем для Людмилы наметились существенные сложности.

Ленин мобильник, кажется, раскалился докрасна. По мере того, как мы приближались к Шушенскому, а народ прибывал на фестиваль, количество свободных хат стремительно падало, а их цена росла ) Приехав в Шушенское и заселив на квартиру часть нашей компании, мы двинулись на фестиваль: ведь обладателям палаток тоже надо было уже где-то селиться. Перед этим потратили еще какое-то время на то, чтобы найти и купить местную газету с объявлениями и дождаться пропадавших по очереди Кирилла (он с самого начала мне не нравился) и Валеру.

В общем, мы доехали только к вечеру, а чай у костра пили уже в темноте. Мы расположились лагерем на бесплатной стихийной стоянке недалеко от обеих фестивальных сцен и от главной дорожки, где сосредоточена вся коммерция. Выпив чаю и привезенной с собой наливки для поднятия настроения, мы отправились гулять. И уже поздним ночером созвонились  с Леной.

Как выяснилось, только к тому времени ей удалось устроить Людмилу на самом фестивале, в бывшем пионерлагере, где живут организаторы и легальные торговцы. Организаторы вежливо поинтересовались, какого хрена ее вообще сюда притащили, потом сжалились и выделили в одном из деревянных домиков комнатушку без кровати. Кровать пришлось нести из другого домика, но в дверь она не пролезала. Кирилл предлагал взять молоток и стукнуть как следует по этой кровати, чтобы она пролезла  0_0 Но, к счастью, им с водителем Димой удалось затолкать кровать в комнатушку через окно. А Лене пришлось еще и вымыть там пол. Всё это происходило в кромешной темноте, потому что в лагере отключили свет. А Лене еще надо был встретить своих знакомых, которые глубокой ночью приехали на машине. Она сориентировала их так: «Идите туда, где громко матом ругаются!»

Кирилл к тому времени снова куда-то пропал. Он вернулся уже ближе к утру, начал есть и громко разговаривать. В общем, на следующее утро обитатели этого домика высказали Лене очень многое…

Первый день

На следующее утро… мне очень печально об этом писать.  Но что поделать, если так получилось. Много драгоценного времени было потеряно.

Кирилл, который должен был сопровождать Людмилу, возить ее коляску и т.п., снова сбежал. Он тоже никогда не был на Саянском кольце и развлекался, как мог. Значительную часть этого утра бедная женщина просидела в своей комнатушке, темной и сырой, а на улице светило солнышко и гулял фестиваль. В результате перемещениями Людмилы занялись мы с Леной. Потом Кирилл нашелся, но далеко не сразу.

К тому же я приехала на Кольцо вообще слишком поздно и с людьми, которые были совершенно не заинтересованы  в серьезных продажах. Вернее, Лена рассчитывала попродавать там  свои канзаши, но уже было ясно, что из этого у нее ничего толком не выйдет. И, в общем, мне неоткуда было узнать, КОГДА и ГДЕ именно нужно там  вставать с моими фенечками. Ясное дело, стоило заморочиться этим вопросом и выяснить всё заранее. Но я-то рассчитывала на многоопытную Ольгу Колесникову…

В результате сначала я нашла нам с Леной и Валей, которая приехала ночью и занимается заплетением кос, место_под_солнцем. Это был отрезок  дорожки между платной парковкой и главной сценой. Там под палящими июльскими лучами расположился стихийный рынок тех, кому не по карману место в Городе мастеров или в палатке на самом бойком месте (4000 за три дня и 4000 за один день соответственно). Народу на месте под солнцем ходило много, но был он одуревший от жары и не хотел ни хэндмэйда, ни косичек. Лена с Валей пожарились там немного, а я не стала там раскладываться: сначала решила сходить искупаться.

Мы вдвоем с водителем Димой отправились на Енисей. Енисей оказался очень холодный, ведь вода стоит высокая. Зато мы хорошо прогулялись через большое поле, под стрекотание кузнечиков и ароматы цветущих трав.

Как жаль мне было потом этого потраченного времени! Ведь именно тогда, утром субботы, когда бОльшая часть народа заезжала на фест, и надо было продавать. А мы с Димой еще потом пошли на речку Шушь… но, с другой стороны, если б не это купание – мы с девчонками так и промучились бы весь день на том месте под солнцем. А так по дороге на Шушь я обнаружила чудесную тенистую аллею, по которой народ двигался на фестиваль с другой стороны, из Шушенского. В праздничном настроении и, что очень важно, еще с деньгами – еще не дошедший до Города ремёсел  и основной дорожки. В эту аллею мы и перебазировались и стояли там до вечера, и потом весь следующий день.

Я была морально готова к тому, что нас будут оттуда гнать. Лиза и Антон, ветераны Саянского кольца – они делают и продают этнические музыкальные инструменты -  еще в Красноярске инструктировали меня так: сделать вид, что собираешься, но на самом деле никуда не уходить. Или, в крайнем случае, перейти в другое место. Всех не выгонят! – говорили они. Там слишком много нелегалов, а дорожка длинная.

Но к нам никто так и не подошел. Видно, к субботе организаторы получили все свои деньги и были уже пьяны и счастливы. Тётка с деревянными ложками и массажёрами, стоявшая рядом с нами, рассказала, что накануне с нее взяли две тысячи и оставили ее в покое. А Лиза с Антоном, как они рассказывали мне впоследствии, и вовсе ничего не заплатили – как всегда.

Вообще, надо сказать, на Саянском кольце коммерции гораздо больше, чем музыки. Две сцены, большая и малая – и великое множество ремесленников всех мастей, а также кафешек, детских аттракционов, шашлыков, светящихся  и пищащих китайских игрушек  - словом, полный набор летнего парка культуры и отдыха.

Несколько обламывает и озадачивает жадность организаторов. Туалеты на фестивале были платные: 20 (двадцать) рублей! Там стоял городок из двадцати деревянных сортиров, сколоченных в виде теремков и красиво выстроенных в одну линию. Хорошо еще, что бесплатный и гораздо более удобный – хотя бы без воды на дне – сортир нашелся в бывшем пионерлагере.

Причем половина из 20-рублевых теремков была закрыта – перетянута ленточками. Но народ, конечно же, туда все равно не ходил.

Лес и парк были основательно загажены. Там было протоптано множество троп, заканчивающихся зловонными кучами и россыпью отвратительных бумажек.

В лесу меня угораздило подорваться на одной из мин и после этого залезть в палатку. И снова я потеряла много времени, отмывая обувь и часть палатки.

Как видите, тема говна продолжает развиваться.

***

Город мастеров меня не впечатлил. Возможно, в пасмурную погоду там и хорошо. Но в 30-градусную жару он представляет собой корпоративный адъ для ремесленников. Мастера сидят за столами под навесами, но народ-то тусуется на жаре. Солнце бьет прямой наводкой, за деревянными стенами города стоит атмосфера сауны. Одуревший от жары народ толчётся между густо и хаотично расположенными столами. А настоящий handmade там просто очень сложно найти среди завалов китайской бижутерии и индийских шмоток.

Гораздо лучше и душевнее оказалось в этой тенистой аллее, где народ спокойно прогуливался. Я продала две авторские штуки и довольно много, по моим масштабам, фенечек с косточками дикой маслины. Но все равно получилось меньше, чем я хотела бы заработать. Время, потерянное  утром, было уже не наверстать Зато  теперь у меня есть опыт – сын ошибок трудных.

Пик продаж в тот день у меня пришелся часа на два дня. А к шести вечера продажи совсем стухли. Я решила, что уже хватит – надо ведь и отдохнуть, и потусить.

Вечер был прекрасен. Я оставила всё своё коммерческое добро в автобусе и спокойно отправилась на концерт вместе с Димой-водителем и многострадальной Леной. Мы попили отличной алтайской медовухи и послушали выступление группы «Волга». Они оказались просто классные, надо будет их скачать. Это этно-транс с сильным женским вокалом, под который можно и выпить, и  потанцевать.

Второй день

На следующее утро мы вышли на нашу работу в десять часов, но напрасно. Народ отсыпался  после вчерашнего и начал проявлять активность лишь часам к двум дня. Всё равно, конечно, кое-что продали, а Валя для тренировки заплела на моей голове аж пять или шесть кос.

Всё это время я не оставляла попыток найти тех знакомых Колесниковой, которых я даже не знала, как зовут. Я пыталась вызванивать людей, которые могли их знать, потом стала искать себе просто уже каких-нибудь попутчиков до Устуу-Хурээ. Но всё было напрасно. В конце концов я забила и решила вернуться домой с той же компанией. Ведь если что-то так фатально не складывается с самого начала – не надо упорствовать. Всё равно ничего хорошего из этого не выйдет. Я тоже знаю это по опыту, который дорого мне достался… К тому же я просто хотела поскорее домой: я ужасно соскучилась по Антошке.

Наша компания уезжала в 6 вечера, не попадая на гала-концерт. Именно таким был уговор с водителем Димой. В понедельник ему надо было на работу, и он не хотел ехать ночью. Компания же очень хотела гала-концерт с Нино Катамадзе. И почему-то всерьез озаботилась этим пунктом лишь перед самым отъездом.

Не буду описывать безобразные разборки между Леной, отдавшей все деньги вперед, и четырьмя или пятью бабами бальзаковского возраста. Легко можно представить себе, как эти бабы могли наехать на молоденькую девочку и каких собак на нее спустить. Они требовали вернуть деньги, говорили, что их ободрали и т.п. Но на удивление стрессоустойчивая Лена никому ничего не отдала, всех погрузила и повезла обратно…

…но далеко не сразу.

Сбор был объявлен в 6 часов. Как я и подозревала, в  6 у микроавтобуса я стояла в гордом одиночестве. Валера еще складывал свою палатку, бабы где-то бродили с разрядившимися телефонами, разыскивая и не находя друг друга, а Лена возилась с Кириллом.

Как выяснилось, Кирилл был не просто дурак, а с настоящим диагнозом. Почему, спрашивается, он тусовался с Людмилой? Он тоже инвалид. До сих пор он сопровождал ее только по городу, и проблем не возникало. Но тут, в поездке, вдалеке от дома, оказался совсем другой коленкор.

Лена чуть не сорвала голос на него орать. Кирилл был неадекватен. К тому же он еще и выпил, чего, понятное дело, было ему категорически нельзя. В конце концов Лена вызвала ему скорую. Врач вколол Кириллу феназепам и сказал, что скоро он вырубится. Поэтому с отъездом надо было торопиться.

Часть Людмилиных сумок  пришлось тащить мне. Подозреваю, что расписные камни, которых ей так и не удалось попродавать, лежали именно там, и их было много )) Наконец всех собрали, погрузили и поехали в Шушенское за Ледовским и оставшимися женщинами.

А Кирилл всё не вырубался. Он громко нес чушь голосом и интонациями пьяного Жени Лукашина, оскорблял Лену и при любой возможности пытался сбежать. Это удалось ему в Шушенском, когда все вышли из автобуса. К счастью, Кирилл вернулся сам и относительно быстро. Он ходил искать туалет ))

Наконец, на закате мы отъехали. А наш герой все никак не засыпал, обеспечивая нам театр одного актёра. То ли феназепам был накачественный, то ли Кирилл такой здоровый. В конце концов он уснул. Все вздохнули с облегчением. Но тут началось самое интересное.

Как будто дальше сценарий нашей эпопеи писал Владимир Сорокин.

Кирилл во сне обосрался.

Дорога обратно

Всю дорогу до Красноярска мы ехали, то открывая, то закрывая окна. Приходилось выбирать между ночным холодом и говном. Хуже всех пришлось Рите, подруге Светы Кравченко, которая сидела прямо перед Кириллом. А мне еще повезло: я хотя бы сидела у окошка.

Феназепама хватило всего часа на 4. Потом Кирилл проснулся и начал шевелиться, при каждом движении обдавая нас новыми волнами запаха.

Но в остальном мы доехали без приключений. Единственное – ночью мы остановились поесть в кафешке у подножия каких-то гор и потеряли Валеру. Его телефон был разряжен. Все ругались, Кирилл порывался идти Валеру искать. Но тот все-таки пришел сам. Он, оказывается, упал в крапиву и не мог из нее выбраться.

Валера, кстати, тоже инвалид с диагнозом. Пенсию получает.

В Красноярск мы въехали на рассвете. Людмилу и Кирилла сдали на руки Кирилловой маме, которая встречала его, как героя. Остальные, кроме меня, живут на правом берегу, а заезжать ко мне домой в центр города был полный неудобняк. К тому же мне не хотелось так рано будить маму и Антошку. Поэтому я вместе с Ритой осталась отсыпаться у Светы Кравченко.

Лена тоже поехала с нами на правый берег. Она живет в том же районе, где Людмила и Кирилл, но на ней опять лежала какая-то странная ответственность. Ей непременно надо было именно тогда, в 5 утра, что-то сбросить на флэшку, а потом уже ехать домой – опять через Енисей, на другой конец города.

Мы же завалились спать. Одно обламывало, что на всем правобережье сейчас отключена горячая вода – а нам чертовски хотелось помыться. Ну ничего.

Проснувшись, мы долго пили кофе и общались. В результате я уже окончательно не еду в Тыву на Устуу-Хурээ, а еду со Светой и Ритой на бардовский фестиваль «Высоцкий и Сибирь». Он будет в следующие выходные на реке Мана, в тех местах, где когда-то снимался фильм «Хозяин тайги». Фестиваль раскрученный, и народу на нем ожидается чуть ли на больше, чем на Устуу-Хурээ. А ехать туда всего ничего – пару часов на автобусе (а до Тывы тысяча километров). И, само собой, там есть ярмарка мастеров. Так что я уж лучше туда.

Лена, кстати, тоже сбирается на Высоцкого. Интересно, возьмет ли она с собой Людмилу и Кирилла?

Комментарии
Комментариев пока нет