Обновление пароля

 > Журнал > Блоги > Персональные записи > Для тех, кто любит читать! Русская литература: от истоков до наших дней. Часть 7.

Для тех, кто любит читать! Русская литература: от истоков до наших дней. Часть 7.

16.12.2017 14:06     Просмотров: 67     Комментариев: 4     
Для тех, кто любит читать! Русская литература: от истоков до наших дней. Часть 7. | Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade

Дорогие друзья!

Прошу извинить меня за то, что я пропустила прошлую субботу. Не успела подготовить статью, так как неделя была насыщена событиями и делами.

Но вот я снова с вами!

Ссылка на предыдущую часть:

https://www.livemaster.ru/topic/2655675-dlya-teh-kto-lyubit-chitat-russkaya-literatura-ot-istokov-do-nashih-dnej-chast-6?vr=1&inside=1

Итак, XVIII век продолжается. В литературе разных стран происходят огромные изменения, связанные с появлением классицизма. Не буду загружать вас подробным описанием этого явления, скажу лишь несколько слов о его эстетической программе. Эта программа была основана на нескольких принципах:

  1. Подражание художественным произведениям античности.
  2. Подражание природе.
  3. Подчинение голосу разума.

Поэты и писатели должны были воспевать общенациональные интересы, обращать пристальное внимание на психологию человека, наполнять свои произведения высокой содержательностью.

А еще приверженцы классицизма очень любили говорить о теории литературе. Например, Ф. Прокопович написал трактат «О поэтическом искусстве», В. Тредиаковский создал программный трактат «Новый и краткий способ к сложению российских стихов», М. Ломоносов – «Письмо о правилах русского стихотворства» и так далее.

Сейчас я должна была бы начать рассказывать об одах, сатирах и других тяжеловесных и трудночитаемых произведениях этого периода. Но я не буду, потому что хочу рассказывать вам только о том, что нравится мне. А оды – пусть простят меня любители этого жанра! – я не люблю. Будучи студенткой филологического факультета, я написала большую работу под названием «Жанровые разновидности оды М.В. Ломоносова». Так что если среди моих читателей есть поклонники оды, то я могу поговорить с вами на эту тему отдельно – в личных сообщениях.

Хотела сначала пропустить и А.П. Сумарокова, но вспомнила его замечательные трагедии и комедии. И мне сразу же захотелось поделиться с вами полученными впечатлениями!

книги

Александр Петрович Сумароков родился 14 (25) ноября 1717 года в старинной дворянской семье. Сумароков получил хорошее домашнее образование под руководством отца и иностранных гувернеров, среди которых был И.А. Зейкан, обучавший в то же время будущего Петра II.

30 мая 1732 года Сумароков был принят в только что учрежденный Сухопутный шляхетский кадетский корпус («рыцарскую академию», как его еще тогда называли) – первое светское учебное заведение повышенного типа, готовившее своих питомцев к «должностям офицеров и чиновников». Преподавание в корпусе носило довольно поверхностный характер: кадетов обучали прежде всего хорошим манерам, танцам, фехтованию, но интерес к поэзии и театру, широко распространившийся среди воспитанников «рыцарской академии», оказался полезным для будущего поэта. Кадеты участвовали в придворных празднествах (выступали в балетных дивертисментах, драматических спектаклях), подносили императрице поздравительные оды своего сочинения.

В 1740 году Сумароков был выпущен из Шляхетского корпуса и назначен на должность адъютанта к вице-канцлеру графу М.Г. Головкину, а вскоре после ареста последнего стал адъютантом графа А.Г. Разумовского – фаворита новой императрицы Елизаветы Петровны. В 1756 году он был назначен директором только что открывшегося постоянного Российского театра. На плечи Сумарокова легли почти все заботы о театре: он был режиссером и преподавателем актерского мастерства, подбирал репертуар, занимался хозяйственными вопросами, составлял даже афиши и газетные объявления. В течение пяти лет неустанно трудился Сумароков в театре, но в результате ряда осложнений вынужден был уйти в отставку в 1761 году. С этих пор Сумароков больше нигде не служил, всецело отдав себя литературной деятельности. В 1769 году он переехал в Москву, где, за редкими выездами в Петербург, прожил до конца своих дней.

Личная жизнь Сумарокова сложилась неудачно. С первой женой Иоганной Христиановной (камер-юнгферой великой княгини Екатерины Алексеевны) Сумароков разошелся. Последующий брак с крепостной девушкой Верой Прохоровной привел к скандалу и окончательному разрыву с дворянской родней. Незадолго до своей смерти Сумароков женился третий раз и тоже на крепостной девице Екатерине Гавриловне. Последние годы жизни Сумароков провел в нищете, дом и все его имущество были проданы в погашение долгов.

Сумароков написал 9 трагедий. Все трагедии Сумарокова – стихотворные. Почти все трагедии написаны на сюжеты из русской истории.

литература

Действие трагедии «Синав и Трувор» происходит в Новегороде. Основной конфликт в трагедии заключается в борьбе разума со страстью. Синав, влюбленный в Ильмену, которая любит его брата Трувора, не в силах отказаться от своих чувств. Его мучит совесть, он сознает, что может стать мучителем, тираном, но отказаться от Ильмены он не может. Чтобы сочетаться с Ильменой браком, Синав отправляет брата в ссылку. Трувор, не в силах выдержать разлуку, убивает себя. Узнав об этом, Ильмена «кинжалом грудь пронзила».

Синав потрясен, он пытается покончить с собой, но «Гостомысл с воинами вырывают шпагу из рук его». Раскаяние Синава столь сильно, что рассудок его помрачается.

О продолжители злой горести моей!

Вы отняли мой меч: в нем вся моя отрада.

Жить больше не хочу, отстав любезна взгляда.

Туман из глаз моих скрывает солнца свет...

Уж нет ни Трувора! ни, ах! Ильмены нет...

Моя кипяща кровь на сердце замерзает...

Или в сей страшный день вселенна исчезает!..

русская литература

Трагедия «Дмитрий Самозванец» стала наиболее актуальной из всех трагедий Сумарокова. Ко времени ее создания наследник престола Павел достиг совершеннолетия, и по российским законам престолонаследия он должен был начать царствование. Однако Екатерина II и не помышляла отказываться от власти. В оппозиционных кругах обсуждался вопрос о воцарении Павла. Поэтому изображение Димитрия как узурпатора носило самый злободневный характер.

В образе Димитрия Самозванца Сумароков представил законченного тирана, причем его порочная злодейская сущность не выясняется из его поступков, но прямо продекламирована устами самого героя, отдающего себе полный отчет в своей порочности. Дмитрий говорит:

Зла фурия во мне злодейско сердце гложет,

Злодейская душа спокойна быть не может...

Димитрий, осознавая свое «злодейство», даже не пытается преодолеть себя: «Нет сил и не могу превозмогать». Тираном он стал не только «по страстям», но и вполне сознательно:

Перед царем должна быть истина бессловна;

Не истина, царь – я, закон – монарша власть,

А предписание закона – царска страсть.

Невольник тот монарх, кто презрит те забавы,

В которых вольности препятствуют уставы...

Сумароков показывает презрение и ненависть тирана к русскому народу.

Российский я народ с престола презираю.

И власть тиранскую неволей простираю.

Возможно ли отцом мне бытии в той стране,

Котора, мя гоня, всего противней мне?..

Блаженство завсегда весьма народу вредно:

Богат быть должен царь, а государство бедно.

Ликуй монарх, и вся под ним подданство стонь!..

Пускай живут мои народы в ней стеня,

Не для народов – я, народы – для меня...

Противоположная сторона конфликта – Пармен, боярин Шуйский, его дочь Ксения, ее возлюбленный, князь Георгий Галицкий. На протяжении действия они ни на минуту не смиряются перед тиранией Димитрия. Они откровенно противопоставляют тиранической идеологии Димитрия свою концепцию праведной власти.

Пармен.  Когда б не царствовал в

России ты злонравно,

Димитрий ты иль нет,

Сие народу равно.

Георгий.  Благополучна нам монаршеска держава,

Когда не бременна народу царска слава,

И если властвовать ты будешь так Москвой,

Благословен твой трон и век России твой.

Димитрий противопоставлен в трагедии и народу, и мирозданию в целом. Он – один против всех и всего. Если бы Сумароков наделил Дмитрия противоречивым характером, то он вызвал бы сочувствие у зрителя. Но Димитрий представляет собой однотонный образ порока, поэтому сочувствия он не вызывает.

В конце добродетель торжествует, а порок наказан. Дмитрий закалывает себя кинжалом, избавляя народ от тирании.

Ступай, душа, во ад и буди вечно пленна! (Ударяет себя во грудь кинжалом и, издыхая, падущий в руки стражей.) Ах, если бы со мной погибла вся вселенна!

любители чтения

Очень интересна, на мой взгляд, трагедия Сумарокова «Гамлет». С трагедией Шекспира, конечно же, знакомы все. Но Сумароков создал своего Гамлета. «Гамлет» мой, – писал Сумароков, – на Шекспирову трагедию едва-едва походит». Сумароков не переводил трагедию Шекспира, не перелагал ее и не подражал ей. Он написал свою трагедию по ее мотивам.

Сумароков в трагедии оставляет только одну идею: власть берут силой или обманом, за нее борются на смерть. Изменен и сюжет. Так, из шекспировских героев у Сумарокова остались лишь пятеро основных: Клавдий, Гертруда, Гамлет, Офелия и Полоний. Причем Клавдий – не дядя Гамлета. В пьесе не стало героев Шекспира: Фортинбраса, Розенкранца, Гильденстерна, актеров, могильщиков. Взамен возникли Арманс – наперсник Гамлета; подруга Офелии – наперсница Флемина, а также ее мамка – Ратуда.

Сумароков добавляет вторую сюжетную линию, при этом значительно изменяя и первую. Например, у Сумарокова на сюжет активно влияет тема любви Офелии и Гамлета. Развивая проблему власти, Сумароков характеризует ее носителей.

Новый король Клавдий – отъявленный злодей. Добиваясь трона, он готов умертвить своих бывших союзников, начиная с королевы, и взять себе в жены Офелию.

Царедворец Полоний считает, что царь – это бог в принадлежащих ему странах, и все действия его оправданы:

«Когда кому дана порфира и корона,

Тому вся правда, власть, и нет тому закона».

Каким же, по мнению автора, должен быть идеальный правитель? Об этом он говорит устами Гертруды, которая возражает Полонию:

«Не сим есть праведных наполнен ум царей:

Царь мудрый есть пример всей области своей;

Он правду паче всех подвластных наблюдает

И все свои на ней устои созидает,

То помня завсегда, что краток смертных век:

Что он в величестве такой же человек,

Раби его ему любезные суть чады,

От скипетра его лиется ток отрады...».

Гамлет у Сумарокова лишен колебаний, раздумья и устремлен к одной цели – им владеет жажда мести. Он любит Офелию, но знает, что ее отец Полоний – участник злодейства, и выбирает между необходимостью убить его и сознанием несчастья, которое будет причинено Офелии:

«Что делать мне теперь? Не знаю, что начать.

Легко ль Офелию навеки потерять.

Отец! Любовница! О имена драгие!...

Пред кем-нибудь из вас мне должно быть в вине»

В конце концов Гамлет отказывается от мести Полонию. Таким образом, любовь побеждает.

Но сумароковский Гамлет думает не только о мести, но и о судьбе страны и народа. Автор наделил Гамлета готовностью к действию во имя восстановления справедливости. Он ощущает моральное право на трон, имея целью спасти народ, поэтому побеждает в ожесточенной борьбе.

В результате Гамлет остается в живых, живы и Офелия с Гертрудой, поскольку страна, по мысли Сумарокова, не может остаться без законного и добродетельного правителя, приведенного к власти самим Провидением.

Не менее интересны комедии Сумарокова.

Первые три комедии – «Тресотиниус», «Ссора мужа с женой» (позже переименованная в «Пустую ссору»), «Чудовище» («Третийный суд») – Сумароков написал с целью осмеяния своего литературного противника Тредиаковского, чей созвучный фамилии издевательский антропоним «Тресотиниус» (трижды дурак) вынесен в заглавие первой комедии, а карикатурный облик, воплощенный в персонажах Тресотиниусе и Критициондиусе («Чудовище»), составляет основной смысл действия в этих комедиях. Причиной возникновения памфлетных комедий явился крайне резкий отзыв Тредиаковского о трагедиях Сумарокова.

Сумароков ввел в комедию «Тресотиниус» ряд деталей, недвусмысленно намекавших на Тредиаковского. Так, уже в первом явлении Кларисса объявляет своему отцу Оронту, что лучше ей «век быть в девках, нежели за Тресотиниусом», и берет под сомнение его ученость: «Хотя он и клянется, что он человек ученый, однако в этом никто ему не верит». На это Оронт восклицает: «Безумная, он знает по-арабски, по-сирски, по-халдейски, да диво не знает ли он еще по-китайски, и на всех этих языках стихи пишет, как на русском языке». Переводческая деятельность Тредиаковского к этому времени была достаточно известна. Сумароков наделяет речь Тресотиниуса характерными для Тредиаковского оборотами: «прекрасная красота», «приятная прятность», «преобидных мне обид».

Песенка, сочиненная Тресотиниусом, является удачной пародией на стихи Тредиаковского.

Красоту на вашу смотря, распалился я ей! ей!

Изволь меня избавить ты от страсти тем моей!

Бровь твоя меня пронзила, голос кровь зажег,

Мучишь ты меня, Климена, и стрелою сшибла с ног.

             Видеть мне тебя есть драго,

             О богиня всей любви!

             Только то мне есть не благо,

             Что живешь в моей крови.

Иль ты меня, спесиха слатенька, любезный свет,

Завсегда так презираешь, о! увы! моих злых бед!

Хоть Климена, из-под тиха покажи мне склонный вид!

И не делай больше сердцу преобидных ты обид.

             Не теряй свою тем младость,

             Приклони ко мне себя,

             Мысль моя увидит сладость,

             Буду жить ся не губя.

Сумароков не ограничился лишь осмеянием своего личного противника. Он осмеял в комедии и схоластическую науку. Совершенно бесполезным был представлен зрителям спор двух ученых педантов, Тресотиниуса и Бобемиуса, о «литере твердо» (о букве Т) – «которое твердо правильнее, о трех ногах или обо одной ноге».

Выступил Сумароков и против «славенщизны». Третий педант Ксаксоксимениус употребляет как раз те обветшалые славянизмы, против которых выступил драматург в своей эпистоле «О русском языке»: «Подаждь ми перо, и абие положу знамение преславного моего имени. Его же не всяк язык изрещи может».

Среди других персонажей комедии: Брамарбас, забияка Эраст, влюбленная пара – Кларисса и Дорант, слуги, подьячий, сыгравший решающую роль в комедии: в брачном контракте он совершил подлог, вписав в него вместо имени Тресотиниуса имя Доранта. Таким образом, в развязке комедийного действия добродетель торжествует, порок наказан, влюбленная пара соединилась.

Начиная с комедии «Опекун» соотношение порочных и добродетельных персонажей резко меняется: если в ранних комедиях добродетельная пара противостояла массе порочных персонажей, то в «Опекуне» один порочный персонаж, Чужехват, противостоит группе добродетельных.

Сумароков создает образ ханжи, скупца, невежды, развратника, не знающего ни совести, ни жалости. Дворянин Чужехват обдирает сирот, которые попали под его опеку. В сложном портрете этого персонажа читатель видит обобщенный сатирический образ русского порочного дворянства того времени. Кстати, прототипом Чужехвата был родственник Сумарокова Бутурлин.

Раскрытию характера Чужехвата способствуют и речевая характеристика, и бытовые детали. Речь Чужехвата насыщена пословицами и поговорками:

«Мошна дело первое на свете: пуста мошна, пуста и голова».

«Щей горшок да сам большой».

«Брань на вороту не виснет».

«Что взято, то свято».

В ханжеском своем раскаянии Чужехват обращается к Богу, уснащая свою речь церковнославянизмами.

Чужехват одержим страстью к деньгам:

«Деньги всего преимущественнее в мире, и потому-то, что человек их иметь может, и создан он по образу и по подобию Божию. Естество две имеет души: солнце и деньги. Солнце сотворил Бог, а деньги сотворил человек, и потому-то он уподобляется создателю подсолнечный, для того что во всей подсолнечной ничего нет полезнее солнца и денег».

Комедия построена на резких контрастах: плотская страсть Чужехвата и высоко-духовная любовь Валерия; порочная мораль Чужехвата и одухотворенность положительных героев; справедливость и подлость, закон и беззаконие и так далее.

Положительные герои свято верят в торжество справедливости. Так, Валерий говорит:

«Добрых людей не вешают нигде, а воров, разбойников и грабителей по всем законам, и божеским и человеческим, во всех просвещенных и человеколюбивых народах вешают. А ежели бы это инако было, так бы не было добрым людям довольныя безопасности на свете. И чем меньше беззаконники погибают от правосудия, тем больше погибают невинные от беззаконников».

В финале торжествуют, конечно же, добродетель и любовь:

«Исчезни, беззаконие, и процветай, добродетель! А ты, любовь, дражайшая утеха в жизни человеческой, вкоренившаяся в сердца наши и увеселяющая нас прекрасными своими цветами, дай нам вкусить сладкие плоды свои!»

Комедия «Рогоносец по воображению» по праву считается бытовой комедией. В ней созданы сцены из быта поместного дворянства. Сюжет комедии довольно незатейлив. К захолустным провинциальным дворянам Викулу и Хавронье приезжает граф Касандр, оказавший Хавронье в Москве услугу: «А граф этот, сидя тогда со мною в одном чулане и разговорився прежде еще интермедии, что я его соседка, меня тогда мунгальской водкой, как я от страха обмерла, от смерти избавил». Викул приревновал свою шестидесятилетнюю жену к графу. Однако вскоре выясняется, что Касандр собирается жениться на бедной дворянке Флоризе, живущей в доме Хавроньи и Викула, и подозрения Викула в неверности Хавроньи рассеиваются.

Сумароков сумел вложить живые красочные картины быта невежественных мелкопоместных дворян в эту незамысловатую сюжетную схему. Особенно удался Сумарокову образ Хавроньи, типичной крепостницы с ограниченным кругозором, прижимистой, занятой целиком и полностью домашними делами. Простодушие и откровенность Хавроньи порой переходят границы приличия. Словарь ее состоит из конкретизированного до последней возможности мотива еды: свиные ноги со сметаной, да с хреном, каша размазня, с морковью пироги, пирожки с солеными груздями и дальше все о том же.

С большим мастерством воспроизводит Сумароков язык своих главных героев – грубоватый, просторечный, меткий. Язык их тесно связан с настроением. Так, в моменты затишья Викул называет Хавронью «моим сокровищем», «алмазным камешком», а она его «сильным могучим богатырем». Во время их частых ссор Хавронья именуется «навозной кучей», «дурищей», а Викул – «дурачищей».

Вместе с тем персонажи этой комедии лишены односторонности. Высмеивая дикость, нелепость этих людей, Сумароков показывает и черты, вызывающие к ним сочувствие. Викул и Хавронья трогают своей взаимной привязанностью. Они добры к своей воспитаннице, бедной девушке дворянского рода Флоризе. 

О трагедиях и комедиях Сумарокова можно говорить долго. Но, я думаю, что если вас они заинтересовали, то лучше их прочитать. Вот списочек трагедий и комедий, написанных Сумароковым:

Трагедии: «Хорев», «Гамлет», «Синав и Трувор», «Аристона», «Семира», «Димиза» («Ярополк и Димиза»), «Вышеслав», «Димитрий Самозванец», «Мстислав».

Комедии: «Тресотиниус», «Чудовище», «Пустая ссора», «Нарцисс», «Приданое обманом», «Опекун», «Лихоимец», «Три брата совместники», «Ядовитый», «Рогоносец по воображению», «Мать — совместница дочери», «Вздорщица». 

 

Владимир Игнатьевич Лукин родился 8 (19) июля 1739 года в Петербурге, в семье придворного лакея. Получил хорошее домашнее образование, свободно владел немецким, французским и латинским языками. В 1752 году поступил на службу в сенат копиистом. Прослужив четыре года, Лукин получил звание сержанта и вскоре был переведен в Преображенский полк. Во время Семилетней войны (1756 – 63) находился в действующей армии, побывал с русскими войсками в Пруссии.

В 1762 году Лукин был назначен на должность секретаря К.Г. Разумовского – президента Петербургской академии наук. К этому времени относится и начало литературной деятельности Лукина.

В 1764 – 74 гг. Лукин – личный секретарь И.П. Елагина, кабинет-министра и видного сановника, при содействии которого был принят в масонскую ложу. Сам Лукин основал масонскую ложу «Урания», отличавшуюся неприязнью к мистическим течениям и симпатиям к рационалистической философии. Собрания ее одно время посещал А.Н. Радищев.

В 1774 году Лукин перешел на службу в Главную дворцовую канцелярию, где и оставался до конца своей жизни.

Литературная деятельность Лукина развилась под началом Елагина. Он участвовал в переводе знаменитого французского романа Прево «Приключения маркиза Г., или жизнь благородного человека, оставившего свет», начатом Елагиным. В 1765 году на сцене появились четыре комедии Лукина: «Мот, любовью исправленный», «Пустомеля», «Награжденное постоянство» и «Щепетильник». В том же году они были напечатаны, составив два томика «Сочинений и переводов Владимира Лукина». За исключением «Мота», они являются переделками пьес Буасси («Le Babillard»), Кампистрона («L’amante amant») и французского перевода с английского оригинала пьесы «Boutique de bijoutier». После 1765 года Лукин переводит и переделывает еще несколько комедий.

Сквозной мотив всех комедий Лукина – «польза сердца и разума», идеологическое назначение комедии, призванной отражать общественный быт с единственной целью искоренения порока и представлять идеал добродетели с целью ее внедрения в общественный быт. Именно это служит у Лукина мотивацией комедийного творчества:  «... Принялся я за перо, – пишет он в предисловии к комедии «Мот, любовию исправленный», – следуя единому только сердечному побуждению, которое заставляет меня искать осмеяния пороков и своего собственного в добродетели удовольствования и пользы моим согражданам, доставляя им невинное и забавное времени провождение».

Все тексты Лукина преследуют, с одной стороны, цель изменить искаженную пороком существующую реальность в сторону нравственной нормы: «Наименовал я свою комедию «Мотом, любовию исправленным» для того, чтобы, показав в предосторожность молодым людям опасности и позор, от мотовства случающиеся, иметь способы угодить всем зрителям, по различию их склонностей».

С другой стороны, отразив несуществующий идеал в комедийном персонаже, комедия стремится вызвать этим актом возникновения реального объекта в реальной жизни: «Некоторые осуждатели, на меня вооружившиеся, мне говорили, что у нас таких слуг еще и не бывало. Станется, сказал я им, но Василий для того мною и сделан, чтобы произвесть ему подобных, и он должен служить образцом».

В комедии Лукина «Мот, любовию исправленный» мы видим столкновение порока и добродетели. Лукин задается важной целью: показать на сцене исправление человека, изменение его характера. Герой комедии Добросердов, запутавшийся в столичном омуте молодой дворянин, под влиянием любви к Клеопатре возвращается на путь добродетели и порывает с грехами юности. Судьба его должна служить примером молодым людям, которых автор хочет уберечь от «опасности и позора», вызываемых карточной игрой и мотовством. В предисловии Лукин подробно описывает игорный дом, сожалея об участи молодежи, попадающей в лапы карточным «художникам», «худа и зла творителям». Один из таких опасных людей изображен в пьесе; это Злорадов, мнимый друг Добросердова. Не умея еще заставить его действовать на сцене, раскрыть его натуру чисто художественными средствами, Лукин заставляет его самого говорить: «Раскаяние и угрызение совести совсем мне неизвестны, и я не из числа тех простаков, которых будущая жизнь и адские муки ужасают. Лишь бы здесь пожить в довольстве, а там что со мною ни случится, о том не пекуся. На мой век дураков и дур будет!..»

Добросердов, главный герой комедии, находится как бы между крайними точками – между пороком и добродетелью. Коварный Злорадов, дурное влияние которого способствует возникновению пороков в молодом Добросердове, противопоставлен слуге, дядьке Василию, который отличается «примерной добродетелью». Княгиня, влюбленная в Добросердова, противопоставлена добродетельной Клеопатре, которую, к счастью для себя, полюбил Добросердов. Таким образом, в комедии представлены две стороны, два «лагеря», борющиеся за Добросердова: один лагерь пытается приобщить его к пороку, другой – борется за добродетель. С этой же целью он внедрил в комедию «звучащие» фамилии: Добросердов, Злорадов, Пролазин, Правдолюбов и т. д.

В конце концов Добросердов понимает «сколь он порочен» и вступает на правильный путь. Восторжествовавшая добродетель устами Василия подводит итог комедии:

«И когда вы уже благополучны стали, то нам того лишь пожелать должно, чтобы все девицы вашей любовнице уподоблялись, а устарелые кокетки, которые во гроб с жеманством сходят, следуя ее сиятельству, от того отвращение получили. Все бы моты по вашему примеру на истинный путь обращались, а слуги и служанки, как я и Степанида, верно господам служили. Наконец, чтобы неблагодарные и лукавцы, страшась гнусных своих пороков, от них оставали и помнили бы, что бог злодейства без наказания не оставляет».

 

Василий Иванович Майков родился в 1728 году в семье ярославского помещика, любителя театра и покровителя труппы Ф.Г. Волкова. Серьезного образования Майков в детстве не получил, не стремился к этому и впоследствии. В 1742 году был привезен в Петербург и определен в Академическую гимназию, но вскоре, в том же году, был записан в лейб-гвардии Семеновский полк, где служил долгие годы и его отец. В начале 1743 года, согласно правительственному указу, Майков был отпущен домой для изучения наук, необходимых военному человеку: арифметики, геометрии, иностранных языков, артиллерии и др. Майков пробыл в Ярославле четыре года, однако больших знаний за это время не приобрел.

В 1747 году он начал солдатскую службу в Семеновском полку, особого радения к ней не проявляя и в 1761 году вышел в отставку в чине капитана. Майков поселяется в Москве, сближается с литературным кружком Хераскова и вскоре становится деятельным сотрудником его журналов «Полезное увеселение» и «Свободные часы».

В 1766 году Майков поступил на службу по гражданскому ведомству, заняв должность товарища московского губернатора. Он продолжает писать, пробует свои силы в басенном творчестве и выпускает в свет две книги своих «Нравоучительных басен». В 1767 году Майков был привлечен к работе в Комиссии по составлению «Нового уложения». Он оставляет московскую службу и переезжает в Петербург, где, помимо служебных обязанностей, начинает работу над ироикомической поэмой «Елисей, или Раздраженный Вакх».

В 1770 году Майков был назначен прокурором Военной коллегии под начальством графа З.Г. Чернышева и в том же году вступил в члены Вольно-экономического общества. В 1772 – 73 годах Майков участвует в журнале Хераскова «Вечера», помещает в нем оду «Война», эклогу «Аркас», стихотворные переводы Овидия, переложения псалмов и др. В начале 70-х годов он вступает в масонскую ложу В.И. Лукина «Урания», а с 1775 года становится провинциальным секретарем Великой провинциальной ложи, руководимой И.П. Елагиным. В 1775 году, в связи с отставкой Чернышева и возвращением Г.А. Потемкина, Майков уходит со службы и возвращается в Москву. Он сотрудничает в журнале Н.И. Новикова «Утренний свет», вступает в «Вольное российское собрание при Московском университете».

В 1777 году Майков в чине бригадира был принят на службу в Мастерскую и Оружейную контору. В начале 1778 года его вызвали в Петербург, чтобы предложить должность герольдмейстера – начальника конторы, ведавшей дворянскими кадрами. Майков согласился, вернулся в Москву для улаживания своих дел и – скоропостижно скончался.

В поэме «Елисей, или Раздраженный Вакх» Майков демонстративно и дерзко изображает «низкую» действительность – столичные кабаки, работный дом для проституток и так далее. Ее герой – Елисей, лихой ямщик и гуляка.

Сюжетное развитие поэмы идет как бы по двум линиям: реальной и фантастической.

Столичные откупщики повысили цену на водку, что вызывает раздражение простого народа. Гнев работных людей выражен в фантастическом сюжете: Вакх – бог вина – тоже недоволен повышением цен на водку, потому что ее меньше будут пить. Он отправляется в питейный дом, где впервые видит Елисея – кулачного бойца, буяна, картежника и пьяницу. Выпив пивную чашу анисовой, Елисей разбивает ее об лоб кабатчика так, что с полок падают ковши, бутылки и плошки, а между стойкой и окном ломается придел. Вакх с радостью наблюдает за подвигами Елисея и хочет сделать его орудием своей мести. Но тут происходит непредвиденное. На шум приходит объездной капрал и арестовывает Елисея, который не смеет ссориться с полицией.

Обеспокоенный судьбой Елисея, Вакх на крылатых тиграх летит к своему отцу Зевсу. Далее следует сцена, которая просто великолепна своим нарочито «низким стилем» и простонародным грубым юмором.

Увидел своего родителя с супругой,

   Юнона не в венце была, но в треухе,

   А Зевс не на орле сидел, на петухе;

   Сей, голову свою меж ног его уставя,

   Кричал "какореку!", Юнону тем забавя.

   Владетель горних мест, межоблачных зыбей,

   Заснул, и подпустил Юноне голубей,

   От коих мать богов свой нос отворотила…

Разбудив отца, Вакх, плача, просит помочь освободить Елисея из тюрьмы.  Зевс призывает к себе Ермия (Гермеса) и велит ему освободить Елисея.

Ночью Ермий под видом капрала пробирается в полицейскую тюрьму и безуспешно пытается разбудить пьяного Елисея, рядом с которым столь же крепким сном спит подвыпившая молодка в расстегнутом платье. Тогда Ермий раздевает их обоих, переодевает девицу в одежду Елисея, а его в женское платье, вылетает с бесчувственным Елисеем в окно и переносит его в Калинкин дом, где томятся под караулом распутные женщины.

Приключения Елисея на этом не заканчиваются. Но я не буду пересказывать вам, дорогие читатели, весь сюжет. Лучше прочитайте эту замечательную, яркую, искрящуюся юмором поэму!

Пушкин очень любил эту поэму. Он писал: „Елисей" истинно смешон. Ничего не знаю забавнее обращения поэта к порткам:

 Я мню и о тебе, исподняя одежда,

Что и тебе спастись худа была надежда!

А любовница Елисея, которая сожигает его штаны в печи,

Когда для пирогов она у ней топилась:

И тем подобною Дидоне учинилась.

А разговор Зевеса с Меркурием, а герой, который упал в песок

И весь седалища в нем образ напечатал.

И сказывали те, что ходят в тот кабак,

Что виден и поднес в песке сей самый знак.

все это уморительно!"
И действительно, несоответствие – жизнь высоких героев и богов в окружении низкого быта и людей низкого звания – рождает комизм повествования. В поэме действует низкий герой, ямщик Елисей, который поставлен в ситуацию, пародийно воссоздающую похождения богов и героев, описываемых в героическом эпосе. Отступив от правил, поэт смешал два типа поэм, сочетал два «склада», две группы различных героев в одной поэме.все это уморительно».

Елисей дан без идеализации, но и без презрения. Майков видит в Елисее и пороки – он пьяница, буян, драчун, – и его положительные черты – чувство собственного достоинства, силу, юмор, сообразительность. Язык героя вполне соответствует его духовному складу: ямщик о своих «низких» делах говорит «низким» же языком.

В поэме множество эпизодов, посвященных приключениям Елисея, в которых мастерски изображаются картины сенокоса, кулачного боя, быта тюрьмы, Петербурга и т. д.

... Удары громкие по рожам раздаются,

Лиется из носов кровавая река,

Побои чуствуют и спины и бока,

И от ударов сих исходят звоны...

... А именно сей дом Калинкин назывался;

В него-то были все распутные жены

За сластолюбие свое посажены;

Там комнаты в себя искусство их вмещали:

Единые из них лен в нитки превращали,

Другие кружева из ниток тех плели,

Иные кошельки с перчатками вязали...

Перед читателем предстали жизненно яркие бытовые сцены, воссозданные ярким сочным, близким к живой речи народа, исполненным юмор, свежести и силы выражения. Поэма пронизана истинно русской веселостью, задорным юмором. Смешны ситуации, в которые попадает герой, смешны предприимчивые действия никогда не унывающего, находчивого Елисея.

 

 

Ипполит Федорович Богданович родился 23 декабря (3 января) 1743 (1744) года в семье мелкопоместного дворянина. В десятилетнем возрасте был привезен в Москву, определен юнкером в Юстиц-коллегию и отдан учиться в Математическое училище при сенатской конторе. Интерес к поэзии, музыке и театру сблизил Богдановича с Херасковым, с разрешения которого он слушал лекции в Московском университете; затем в 1761 году перешел на службу в канцелярию университета. В 1760 – 62 годах Богданович активно сотрудничает в журнале Хераскова «Полезное увеселение», печатает в нем ряд стихотворений. В это время он сближается с группой Панина – Дашковой и при помощи последней начинает издавать журнал «Невинное упражнение» (1763), просуществовавший, правда, всего полгода.

В 1766 году Богданович переехал в Петербург и поступил в Иностранную коллегию переводчиком. В течение трех лет он занимал должность секретаря русского посольства в Дрездене. Вернувшись на родину, продолжал служить в Иностранной коллегии под начальством Панина. Он сотрудничает в журналах «Вечера», «Собеседник любителей российской словесности», «Новые ежемесячные сочинения» и др., публикуя лирические стихотворения, торжественные оды, переложения псалмов, эклог и т.д. В 1786 году совместно с Ф.Туманским Богданович издавал журнал «Зеркало света».

В 1780 году Богданович перешел на службу в С.-Петербургский архив, с 1788 года занимал должность председателя архива. В 1796 году он вышел в отставку, переехал в Курск, где и провел последние годы жизни.

Поэма Богдановича «Душенька» связана с жанром герои-комической поэмы. Как и в герои-комической поэме, в «Душеньке» снижаются образы царей, богов и героев, фантастическое смешивается с реальным. Но Богданович решительно отказывается от просторечия, не допускает грубых слов, отвергает «низкую» действительность, стремясь создать изящную картину.

Содержание поэмы он заимствовал из романа Лафонтена «Любовь Психеи и Купидона», который развивал одну из новелл романа Апулея – «Превращение, или Золотой осел». Апулей первым обработал античный миф о любви Амура и Психеи. Лафонтен, сохранив его фабулу, дополнил повествование новыми сюжетными приключениями. Французский писатель говорит о своих героях шутливо и иронически. Богдановича увлекла эта манера. Используя фабулу Лафонтена, Богданович во многом самостоятелен. Сохраняя большинство сцен французского романа, он сочиняет новые, по-своему, оригинально трактует образ Психеи. Поэт отказывается от раскрытия драматизма ее судьбы, от мрачных картин (например, посещение ада), смягчает те сцены, которые должны вызвать у читателя чувство сострадания к героине. Образ Психеи у Богдановича «приземлен» – это милая, кокетливая барышня, Душенька:

                       ... меньшая царска дочь,

От коей многие вздыхали день и ночь,

У греков потому Психея называлась,

В языках же других, при переводе слов,

Звалась она Душа, по толку мудрецов,

А после в повестях старинных знатоков

У русских Душенька она именовалась...

Все приключения Душеньки, о которых с иронической улыбкой рассказывает автор, – шутка, он не верит в серьезность встающих на ее пути испытаний. Все в созданном им сказочном мире условно и способно лишь вызвать улыбку.

В своей русской поэме на античный сюжет Богданович попытался воспроизвести фольклорный характер мифа об Амуре и Психее. Наиболее приближающимся к поэтике мифа является жанр русской сказки. Вся поэма насквозь пронизана фольклорными сказочными мотивами.

Душенька – царевна, которую

            ... везут на самую вершину

Неведомой горы за тридесять земель.

Действующим лицом поэмы является и Змей-Горыныч, Чудо-Юдо:

             ... царевна путь скончала,

          Явилася у вод

И, змею поклоняясь, умильну речь сказала,

Котору выдала впоследок и в народ:

«О Змей Горынич Чудо-Юда!

Ты сыт во всяки времена,

Ты ростом превзошел слона,

Красою помрачил верблюда,

Ты всяку здесь имеешь власть,

Блестишь златыми чешуями,

И смело разеваешь пасть,

И можешь всех давить когтями, –

Соделай край моим бедам,

Пусти меня, пусти к водам».

Сказочный русский Змей Горыныч прекрасно вписался в античный миф и наполнил его «русским духом».

В поэме появляются и другие герои русских волшебных сказок:

А в том или в другом саду, вблизи Атласа,

Жила напоследи царевна Перекраса.

Потомству все ее невдомы дела,

Но всяк о том слыхал, что подлинно была

Сих чудных мест она богиня иль царица

И в сказках на Руси слыла,

Как всем известно, Царь-Девица...

... Хоть не было тогда драконов там, ни змея,

Однако сад сей был под стражею Кащея,

Который сам, как страж, тех яблок не вкушал

И никого отнюдь их есть не допускал.

Дорога в подземное царство Плутона, где Душенька должна добыть таинственную шкатулку Прозерпины, пролегает через

         ... дремучий лес, куда дороги нет.

В лесу, он ей сказал, представится избушка,

А в той избушке ей представится старушка,

Старушка ей вручит волшебный посошок,

Покажет впоследи в избешке уголок,

Отколь покажет вниз ступени,

По коим в ад нисходят тени...

Таким образом, в царство Плутона Богданович отправляет свою героиню через избушку Бабы Яги.

Бытоописательные мотивы помогли Богдановичу свести в единый мирообраз греческих богов и русских фольклорных персонажей. Венера, отправляясь на Олимп в воздушной колеснице, велит «шестнадцать почтовых зефиров заложить»; раковиной, запряженной дельфинами, правят тритоны в качестве кучеров. Лихой тритон-кучер

Со встречными бранится вздорно,

Раздаться в стороны велит,

Вожжами гордо шевелит,

От камней Дале путь свой правит

И дерзостных чудовищ давит.

Экипажи похожи на дворянскую карету XVIII в., в небесном раю Душенька попадает в типичный мир русской дворянской усадьбы.

Лукавая, игривая, легкая и очень веселая поэма! 

 

Федор Александрович Эмин родился в 1735 году в семье не то венгра, не то поляка, принявшего магометанство во время своего пребывания в Турции. Подлинная биография Эмина не установлена.

Эмин учился в Киевской духовной академии, потом скитался по странам Ближнего и Среднего Востока, некоторое время служил янычаром в турецкой армии. В 1758 году он явился к русскому посланнику в Лондоне князю А.М. Голицыну и заявил о своем желании принять христианскую веру и вступить в русское подданство. Эмин был крещен в посольской церкви и получил паспорт, в котором было сказано, что рожден он от российских родителей.

В 1761 году Эмин переехал в Петербург и обратился к императрице Елизавете Петровне с просьбой принять его на службу. Он был назначен преподавателем итальянского языка в Сухопутный шляхетский кадетский корпус. В 1763 году благодаря покровительству Г.Г. Орлова Эмин был переведен в Коллегию иностранных дел на должность переводчика, а затем, с чином титулярного советника, определен в кабинет императрицы. Свободное от службы время Эмин заполнял литературной работой, темпы которой были поистине необычайны. В 1763 году, через два года после своего приезда в Россию, он издал романы «Любовный вертоград, или Непреоборимое постоянство Камбера и Арсены», «Приключения Фемистокла», «Непостоянная фортуна, или Похождения Мирамонда» и перевод с итальянского романа «Бесщастный Флоридор». В 1764 году вышли романы Эмина «Награжденное постоянство, или Приключения Лизарка и Сарманды», «Горестная любовь маркиза де Толедо, перевод с гишпанского» и «Басни нравоучительные». В последние годы Эмин публикует четырехтомный роман «Письма Ернеста и Доравры» (1766), перевод «Польской истории» французского историка Солиньяка (1766) и «Российскую историю жизни всех древних от самого начала России государей» (1768 – 69). В 1769 году он издает два сатирических журнала – еженедельную «Смесь» и ежемесячную «Адскую почту». За девять лет жизни в Петербурге Эмин опубликовал свыше 25 книг оригинальных произведений и переводов.

Литературные произведения Эмина, некогда популярные, потеряли своих читателей уже в начале XIX века. Очень жаль… Я надеюсь, что хотя бы кто-то из вас, мои читатели, заинтересуется творчеством Эмина и прочитает его произведения.

Роман Эмина «Письма Эрнеста и Доравры» – первое эпистолярное произведение в русской прозе.

Бедный дворянин Эрнест полюбил Доравру. Он пишет ей письма, в которых признается в своем чувстве. Доравра сначала отвечает шутливо, а затем пишет о взаимной любви. Однако брак между ними невозможен: мешает различное положение героев в обществе – Эрнест беден, Доравра – дочь знатного и богатого дворянина.

Когда Эрнест получает должность секретаря посла во Франции, перед ним открывается возможность карьеры. Казалось бы, основное препятствие устранено. Но неожиданно Эрнест получает от Доравры гневное письмо, в котором она упрекает его в обмане: оказывается, в город, где живет Доравра, приехала жена Эрнеста. Однако Эрнест не обманщик. Дело в том, что он считал свою жену мертвой. Эрнест предлагает Доравре бежать с ним, она согласна, но план влюбленных разрушает отец Доравры, узнавший от жены Эрнеста о любви дочери. Отец принуждает Доравру выйти замуж. Разлученный с возлюбленной и потерявший надежду Эрнест рассказывает о своих переживаниях и мыслях друзьям – Ипполиту и Пульхерии.

Спустя несколько лет в город, где живет Эрнест, приезжает Доравра, чтобы стать любовницей Эрнеста, но он не желает падения возлюбленной. Они вновь расстаются. Эрнест становится писателем, претерпевает гонения за свои сочинения, но мужественно отстаивает свои права.

Прошло время. Доравра овдовела, но соединиться влюбленным не суждено. Доравра разлюбила Эрнеста и вышла замуж за какого-то молодого человека. В последнем письме к Ипполиту Эрнест восклицает: «Но чего со смертными не делает судьбина!» И горестно замечает: «Горячая моя любовь весьма холодными кончилась рассуждениями».

Эмин целиком сосредоточился на закономерностях и природе эмоциональной жизни человека, воссоздав в своем романе историю многолетней, верной и преданной любви Эрнеста и Доравры, которая пережила все существовавшие преграды – богатство и бедность, вынужденный брак Доравры, известие о том, что жена Эрнеста, которую он считал умершей, жива. В тот момент. Когда эти препятствия исчезли, Эрнест и Доравра овдовели, дает о себе знать таинственность и непредсказуемость жизни сердца: Доравра вторично выходит замуж, но не за Эрнеста. Причин ее поступка Эмин демонстративно не пытается объяснить, предлагая читателю на выбор два возможных истолкования: браку с Эрнестом могло воспрепятствовать то, что Доравра винит себя в смерти мужа, который был потрясен, обнаружив у жены связку писем Эрнеста, и вскоре после этого заболел и умер. Браку с Эрнестом могло послужить препятствием и то, что Доравра просто разлюбили Эрнеста. В «Предисловии» Эмин пишет; «Я и сам то скажу, что такая сильная, добродетельная и разумная любовь не должна бы переменяться. Поверь, благосклонный читатель, что нетрудно бы мне было романическое постоянство еще выше вознести и окончить книгу мою в удовольствие всех, соединяя Эрнеста с  Дораврою; но такой конец судьбе не понравился, и я принужден написать книгу по ее вкусу...».

 

Биография Чулкова полностью не установлена, точно не известно, из какой семьи он вышел – мещанской или мелкокупеческой, но путь его характерен для карьеры писателя-разночинца, выходца из социальных низов.

Чулков учился в «нижней» гимназии при Московском университете (1755 – 58), в 1761 году он поступил в труппу придворного театра, но профессия актера ему, видимо, не далась: в 1765 году он сам заявил, что продолжать службу в театре «охоты не имеет». К этому времени относится начало его литературной деятельности. Он пишет для театра, одна из пьес его – комедия «Как хочешь назови» (1765), не изданная в XVIIIв., - ставилась на сцене. Из театра Чулков переходит в дворцовый штат на должность придворного лакея (1765 – 1766). В 1766 году выходит первая часть его романа «Пересмешник», после чего он оставил службу и начал заниматься литературным трудом. В 1769 году Чулков издает еженедельный сатирический журнал «И то и сио», в 1770 году – ежемесячный «Парнасский щепетильник»; выпускает первый бытовой нравоописательный роман «Пригожая повариха» и сборник «Собрание разных песен» (1770 – 74).

Неустойчивое материальное положение заставляет его вновь поступить на службу. В 1772 году он определяется в Коммерц-коллегию коллежским регистратором, потом служит в сенате, успешно продвигаясь по чиновничьей лестнице. Чулков изучает юриспруденцию и издает «Юридический словарь» (1781 – 88). В эти же годы выходит его «Историческое описание российской коммерции», выполненное по заказу правительственных учреждений и изданное Н.И. Новиковым на казенный счет. Как исполнительный и опытный чиновник Чулков был известен Екатерине, под конец жизни, в 1789 году, он получил чин надворного советника и приобрел имение с несколькими десятками крестьян.

Разносторонняя деятельность Чулкова содействовала приобщению народных масс к литературе, распространению просвещения в России.

С 1766 года Чулков начал выпускать сборники переделанных сказок под названием «Пересмешник, или Славенские сказки». Чулков свободно пользовался сюжетами западных и русских сочинений, смело соединяя мотивы сказок и популярных романов, и строил свое повествование, заботясь прежде всего о его занимательности. В предисловии Чулков писал: «В сей книге важности и нравоучения очень мало или совсем нет. Она неудобна, как мне кажется, исправить грубые нравы; опять же нет в ней и того, чем оные умножить; итак, оставив сие обое, будет она полезным препровождением скучного времени, ежели примут труд ее прочитать».

В жанровом отношении «Пересмешник» задуман как цикл новелл и повестей по типу сборника сказок «1001 ночь» с весьма свободной композицией. «Пересмешник» состоит из повестей разного объема, рассказанных двумя действующими лицами – Ладоном (имя, произведенное от славянского бога любви, Ладо) и беглым монахом, своего рода скоморохом, из «обители святого Вавилы». Оба они являются главными героями новелл, которыми открывается сборник. В этих новеллах Ладон рассказывает читателям о себе и описывает свое житье-бытье в доме полковника Адодурона, при дочери которого он состоит чем-то вроде приживала. В одной из этих новелл вводится новое действующее лицо, монах-весельчак, который остается также в доме полковника и в соответствии со своим характером начинает, наподобие Шехерезады, рассказывать из вечера в вечер плутовские новеллы, в то время как Ладон, в очередь с ним, рассказывает «романические», волшебные и любовные истории.

Все фантастические приключения и превращения героев держались на любовном сюжете – проходя через сложные перипетии судьбы, возлюбленные соединялись.

В «Пересмешник», наряду с развлекательными новеллами, фантастическими рассказами с идеализацией славянской старины, с собранием «слов и речей», включены и жанровые образования типа плутовского романа («Сказка о рождении тафтяной мушки»), реально-бытовые повестушки. Чулков заимствует сюжеты из разных источников: античной мифологии и Библии, «Тысячи и одной ночи» и рыцарской поэмы Ариосто и т. д. Он соединяет их с мотивами, почерпнутыми в русском народном творчестве, древнерусских повестях или бытовых анекдотах, усиленно русифицируя место действия и героев, подчиняя все своей цели – созданию «славенских сказок» – своего рода русского сказочно-рыцарского эпоса.

В некоторых сказках большое внимание уделялось изображению русского быта. Писатель создал прекрасные сатирические образы пьяниц, монахов, разбойников, плутов и мошенников. Иногда даже в отдельных живых сценках проступали черты современных читателю нравов.

В сказке «Ставленник» Чулков просмеивает глупость дьячка, которого экзаменует архиерей. Смех, который вызывают ответы дьячка, – это смех не только над этим глупым дьячком, но и над всем многочисленным сословием ему подобных. Чулков советует им «лучше пахать землю днем, а ночью примечать движение планет». Может, кому из них и повезет: «какой-нибудь басенный бог вместит тебя в небо и сделает новое созвездие под именем дурака».

Сказку «Пряничная монета» Чулков начинает размышлением о праведном богатстве и сопоставляет двух богачей: одного, скопившего состояние трудолюбием и бережливостью, другого — наглостью и жестокосердием. Описание «хитростей» отставного майора Верзила Тихиева, сына Фуфаева, служит иллюстрацией того, как приобретают богатство «наглостью», неправедно.

Верзил Фуфаев начал богатеть, воруя солдатское жалованье, а выйдя в отставку, принялся в своих деревнях курить вино и незаконно торговать им. Корчемство, наносившее ущерб казне, в России XVIII века сурово преследовалось, поэтому, чтоб уйти от ответа, Верзил решил придать своей торговле невинный вид.

Он завел у себя лавку, в которой стал продавать печатные пряники разной цены. И крепостные мужики, и приезжие, купив пряник, шли с ним на поклон к помещику, а уж там им наливали чарку водки, соразмерную цене пряника. Так и ходила «пряничная монета» из лавки к барину, а от барина снова в лавку. И получалось как бы, что водкой не торговали, а потчевали по барской милости.

«Драгоценная щука» начинается экскурсом в историю взяточничества на Руси вплоть до указа Екатерины II о переходе чиновников с «кормления» на «жалованье». Это запрещение «акциденции» (взятки), сообщает Чулков, породило «целые академии проектов», как обойти новый закон, и далеко не безуспешных, о чем свидетельствует описанная далее выдумка одного провинциального воеводы.

Этот вновь назначенный воевода объявил, что о «подношениях» и слышать не желает. Его единственная слабость: он любитель рыбного стола и не может отказаться, когда ему в подарок подносят хорошую щуку. Щуками же торговал в своем садке рыбак, который был крепостным крестьянином воеводы.

И щука в этом садке была все время одна и та же, но цена, которую просителям приходилось за нее платить, менялась, смотря по «состоянию» тяжебного дела, о решении которого воеводу просили. Так и заработал воевода, строгий противник взяток, с помощью «рыбных» подарков в пять лет двадцать тысяч рублей.

В «Горькой участи» Чулков описывает ряд эпизодов из жизни крестьянина Сысоя Дурносопова, от рождения до возвращения его из солдатчины. Здесь нарисована картина сельского «мира», которым заправляют богачи-«съедуги».

Сюжетную часть новеллы составляет описание загадочной гибели всего семейства Сысоя. По объяснению суда семью перебил напившийся под рождество отец, который и сам потом от страха повесился. Но в параллель Чулков приводит и версию «ученых людей», которые «гадательно» объясняли случившееся стечением случайных обстоятельств.

Сюжет рассказа о Сысое заимствован Чулковым из «Пестрых рассказов» римского писателя Элиана (II в. н. э.), а проделка с «драгоценной щукой» известна по сочинению «История», принадлежащему византийцу Никите Хониату (XII в.). Литературный первоисточник, однако, совершенно не угадывается сквозь живую ткань рассказа.

С ранней попыткой Чулкова создать плутовской роман мы встречаемся в «Сказке о рождении тафтяной мушки», включенной в «Пересмешник». Героем ее является никогда не унывающий Неох (на что и намекает его «говорящее» имя), студент будто бы существовавшего в древнем Новгороде университета. Веселые похождения Неоха, который в конце концов достигает и богатства, и важного положения, может быть, слегка намекают на студенческие годы самого Чулкова. Все остальное в повести имеет чисто условный литературный характер: действие ее происходит в Древней Руси, но никак исторически не мотивировано. Сцены древнерусской жизни описаны Чулковым в той же театрально-бутафорской манере, что и похождения славенских князей в рассказах Ладона. Действующие лица «Сказки о тафтяной мушке» — жрецы, князья,  министры, богатые купцы и таинственные красавицы — традиционные фигуры из романа приключений.

Любителям сказок, фантастических историй, смешных историй, плутовского романа и историй о любви советую почитать «Пересмешник»!

Одним из лучших произведений был роман Чулкова «Пригожая повариха, или Похождения развратной женщины». Сюжетные линии «Пригожей поварихи» близки европейскому авантюрному и плутовскому роману. Но роман Чулкова лишен нравоучительности.

Жена убитого под Полтавой сержанта поставлена у Чулкова перед выбором: либо погибнуть, либо подчиниться жестоким условиям окружающей среды. Она выбирает второе и становится развратной женщиной – не очень чистой на руку, не очень разборчивой в средствах, не очень пекущейся о своей репутации:

«Я думаю, что многие из наших сестер назовут меня нескромною; но как сей порок по большей части женщинам сроден, то, не желая против природы величаться скромною, пускаюся в него с охотою. Увидит свет, увидев, разберет; а разобрав и взвеся мои дела, пускай наименует меня, какою он изволит».

Сначала сводня пристраивает ее на содержание к камердинеру богатого барина; вскоре, однако, Мартона меняет слугу на господина. Застигнутая на месте преступления женой своего нового любовника, Мартона вынуждена начать все сначала. Она перебирается из Киева в Москву и устраивается кухаркой к приказному секретарю.

Затем она становится ключницей и любовницей отставного гусарского полковника. С этого момента в жизнь героини вторгаются искренние сердечные увлечения. Обманывая старика-любовника, Мартона под видом сестры поселяет в его доме переодетого в женское платье Ахаля, любовь к которому кончается для нее плачевно. Пообещав жениться, он подговорил ее обобрать полковника, а затем бросил Мартону на произвол судьбы и полиции.

Мартона попадает в тюрьму, откуда ее освобождают возвратившийся в Москву Ахаль и его друг Свидаль; познакомившись с последним, она впервые узнает, что такое истинная любовная страсть. С помощью инсценированной дуэли Свидаль удаляет из Москвы соперника и остается единственным обладателем мартониного сердца.

Исповедальная форма «Пригожей поварихи» носит лишь внешний характер, проявляясь в неограниченной откровенности Мартоны, и не используется писателем ни для облегчения ее души, ни тем более в назидание читателю. Поэтому автор не преследует цели глубоко раскрыть психологию героини, его больше интересует ее судьба как женщины из демократических слоев, не получившей нравственного воспитания, но чистой от природы, столкнувшейся с низменным бытом общества и не устоявшей на стезе добродетели. «Впрочем, – говорит Мартона, – добродетель мне была и издали незнакома».

Мартона быстро усвоила, что «богатство рождает честь». Разбогатеть – значит утвердить себя в качестве «госпожи», жить в свое удовольствие, обеспечить себе уважение. Пригожая повариха Мартона обогащается, и Чулков не осуждает ее за мошенничество, за бесчестные поступки. Он далек от морализирования и описывает Мартону такой, какова она была на самом деле, показывая при этом, что ее поступки определяются не ее порочной натурой, не ее «низким» происхождением, а нравами общества, в котором она жила.

Есть в характере Мартоны какая-то легкость. Она обладает удивительной способностью не предаваться безраздельно отчаянию даже в самых тяжелых ситуациях.

Мартона нередко говорит одно, а происходит с нею нечто другое. Цинизм, которым она так любит щеголять, кажется порой напускным. Язвительная насмешка над окружающими и над собой для Мартоны – способ психологической самозащиты. Ее манера вести повествование создает впечатление, что власть обстоятельств над ней не абсолютная и что ей удается провести фортуну, сохранив в себе человека, не поддавшись разлагающему влиянию социально-бытовых условий. Во всяком случае, Мартона оказывается способной и на искреннюю любовь к Свидалю, и на глубокое сочувствие к Ахалю, некогда обманувшему ее: «Прочитав сие письмо, почувствовала я в себе ужасное сокрушение. Дурной против меня поступок Ахалев совсем истребился из моей памяти, и одни только его благодеяния представлялися живо в моем понятии. Я плакала о его кончине и сожалела его столько, сколько сожалеет сестра о родном брате».

Чулков показывает индивидуальность Мартоны, проявляющуюся, например, в том, что она, развратная женщина, оказывается способной любить без торга, в том, что она не жадна, в том, что она никогда не унывает и не падает духом. Выжить в жестоких условиях, выпутаться из беды ей помогает вера в себя.

Первая часть романа вышла в 1770 г., вторая часть или была запрещена цензурой, или не была написана, что вероятнее, так как характер Мартоны к концу романа начал меняться в сторону добродетели, а это неизбежно привело бы к назидательности, от которой Чулков демонстративно отказывался.

 

На этом и остановимся сегодня. В следующую субботу я постараюсь завершить обзор литературы 18 века. А потом пойдем дальше - все ближе к современной литературе.

Спасибо за внимание!

До новых встреч!

Ключевые слова:  
Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade
 

Сообщение модератору

Отправьте сообщение модераторам, если считаете, что данная работа нарушает Правила Ярмарки Мастеров.

Модальное окно для уведомлений

Шаг 1 из 3: Создание магазина

Откройте собственный онлайн-магазин в несколько простых шагов и зарабатывайте любимым творчеством
Как будет называться магазин?
Какой у него будет web-адрес?

Шаг 2 из 3: Регистрация

Укажите контактные данные для своего магазина. Уже есть аккаунт?
Введите email
Придумайте пароль
Укажите свой город
< Назад

Шаг 3 из 3: Проверка email

  • Магазин
  • Регистрация
  • Проверка email
Остался завершающий шаг! Мы отправили Вам письмо, перейдите по ссылке в нем, чтобы подтвердить свою почту и начать работу с магазином.
Если письмо не пришло — можем отправить еще раз