Обновление пароля

 > Журнал > Блоги > Персональные записи > Для тех, кто любит читать! Русская литература: от истоков до наших дней. Часть 4.

Для тех, кто любит читать! Русская литература: от истоков до наших дней. Часть 4.

18.11.2017 14:18     Просмотров: 69     Комментариев: 3     
Для тех, кто любит читать! Русская литература: от истоков до наших дней. Часть 4. | Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade

Дорогие читатели!

Приветствую вас!

 

Ссылка на предыдущую часть:

https://www.livemaster.ru/topic/2620967-dlya-teh-kto-lyubit-chitat-russkaya-literatura-ot-istokov-do-nashih-dnej-chast-3?vr=1&inside=1

Вот мы и добрались до XVII века. Сегодня я представлю вашему вниманию «Повести» – увлекательные, наполненные юмором, похожие на сказки. Все они разные, но их объединяет одно – анонимный автор. Почему же вдруг снова исчезли имена авторов? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить историю.

Рассматривая XVII век, события и смену правителей, историки характеризуют этот период как «век бунташный», век, когда на царский престол мог взойти «неприрожденный государь». 

Начало XVII века ознаменовано восстанием Хлопка, ставшим предвестником Смутного времени. Возник слух, что «невинноубиенный» царевич Дмитрий (сын Ивана Грозного) чудесным образом спасся и желает взойти на престол. Сыгравший его роль самозванец вошел в историю под именем Лжедмитрий I.

Смутное время, смена правителей, тяжелое экономическое положение, постоянные восстания – это XVII век.  

Думаю, все уже вспомнили этот тяжелый для России период. И поняли, почему авторы не решались назвать свои имена. С недовольными, со смутьянами и бунтовщиками расправлялись жестоко. Кому же захочется пострадать из-за своего произведения? Пусть в нем и нет никакой крамолы, но ведь никто не знает, что покажется власть имущим!

Перехожу к литературе. 

книги

Повесть о Еруслане Лазаревиче

Повесть о Еруслане Лазаревиче, или – по старейшему русскому списку ее – об Уруслане Залазоревиче, появилась у нас, видимо, в первые десятилетия XVII века. Она восходит к не дошедшему до нас восточному источнику, представляя собой запись устного пересказа в основном тюркской переделки двух эпизодов из поэмы Фирдоуси «Шах-Намэ» (X в.) с центральным ее героем Рустемом – прообразом Уруслана – Еруслана. Возникла наша повесть, судя по таким выражениям, как «поехал в чистое поле козаковать», «таков ты молод, а поехал козаковать рано», в казацкой среде, неоднократно сталкивавшейся в XVI – XVII веках с восточными народами. Уже в ранней редакции повесть в такой мере отразила влияние русского фольклора, что ее следует причислить к оригинальным произведениям с заимствованным сюжетом.

Повесть о Еруслане Лазоревиче широко распространилась в лубочной литературе XVIII, XIX, начала XX веков и отразилась в народных сказках. Так, в сюжетном плане полностью совпадает с повестью русская «Сказка о славном, могучем богатыре Еруслане Лазоревиче».

Очень своеобразно звучит сказка «Еруслан Лазоревич» в Сибирском варианте. В ней действие происходит не в царстве царя Киркоуса Киркодановича, и не в королевстве Картауса, а в княжестве Володимера. В отличие от повести обе сказки начинаются с сюжета «победитель змея». Далее сюжетная линия совпадает с сюжетом повести. Богатырь Уруслан – Еруслан растет не по дням, а по часам. Когда исполнилось Уруслану десять лет, его сила начала приносить большие беды: во время игр со сверстниками «кого он возьмет за руку – тому руку вырвет, а кого за ногу – тому ногу выломает». Недовольные его поведением князья да бояре пожаловались царю. Перед царем встает неразрешимая проблема: «Распустить мне князей, и бояр, и гостей – тогда царство пусто будет; а выслать Уруслана вон из царства, тогда царю жаль Уруслана и отца его, князя Залазаря, а своего дядю, прогневить». В сказке (и в русском варианте, и в сибирском) правитель не предается столь мучительным раздумьям, он решает быстро: «Сына твоего я ссылаю в ссылку за каверзы. Каверзник он у тебя».

В повествовании о подвигах Уруслана-богатыря особенно ярко проявились фольклорные черты. Влияние фольклора заметно и в сюжетной линии, и в красочных эпитетах, свойственных устному народному творчеству, и в образных сравнениях, и, наконец, в самом образе богатыря Уруслана.

Уруслан Залазоревич предстает перед нами в образе истинного русского богатыря. От него веет «русским духом», «былинным духом». Очень характерно для русского устного творчества гиперболизация каких-либо качеств героя: силы, молодецкой отваги и т. п. То же самое видим мы и в повести. Уруслан разбивает вражеское войско Данилы, князя Белого, с которым не может справиться рать царя Киркоуса, побеждает Зеленого царя и Феодула-змея, в честном бою убивает непобедимого богатыря Ивашка, Белово поляницу.

Эпизод с Ивашкой раскрывает образ Уруслана с нескольких сторон. Ярко проявляется свойственная всем былинным богатырям черта, которую можно охарактеризовать как «чувство первенства». Уруслан разыскивает Ивашку, потому что «сказали мне про тебя, что ты удал». То есть движущей силой в этом служит уязвленное богатырское самолюбие. Особенно болезненно воспринимает Уруслан слова «красных царевн». Одной из них за такие «досадные» для него слова Уруслан даже «сшиб голову и подкинул под кровать». Одолев Ивашка, Уруслан откровенно признается «Брате Ивашка! не убил бы еси тебя: за то тебя убью, что тобою девки хвалятца».

Здесь же, в эпизоде поединка с Ивашкой, автор показывает бескорыстие и честность Уруслана, который не берет «того погрому ничего», так как не хочет «разбойником прослыть».

Противоречивые на первый взгляд черты характера Уруслана, если вглядеться поглубже, отражают истинно русское в нем, придают его образу реальность и жизненность. Автор не осуждает своего героя, лишь в конце повести устами сына Уруслана он мягко журит его: «Господине ты мой отец! пригоже ли ты так делаешь? покинул ты законную жену свою, а живешь не с законною женою?» В этом чувствуется влияние христианства. Автор понимает, что его герой поступает не совсем правильно, что он нарушает «законы», и, оправдывая его, он все-таки старается исправить создавшееся положение: «Сын де еси Уруслан! в том, и правда, виноват, да всякий человек хочет потешится молодостию, да всяко время бывает до поры; а ныне мне то все ненадобно и впредь того делать не хочу».

Мотив «узнавания сына» по камню (кольцу и т. п.) часто встречается в устном народном творчестве. В повести чувствуется влияние «Шах-Намэ» Фирдоуси:

Жене он камень отдал: «Да хранится

Он у тебя. И если дочь родится –

Мой талисман надень на косы ей,

А если счастье над судьбой твоей

Блеснет звездою на высоком небе

И сына даст тебе чудесный жребий,

К его руке ты камень привяжи.

И сыну об отце его скажи...

Но если Рустам убивает своего сына Сухраба: «Мгновенно он кинжал свой обнажил И сыну в левый бок его вонзил...», то в повести Уруслану сына убить «до смерти жалко», потому что юноша очень молод. От этой черты снова повеяло «русским духом».

Автор повести создал образ русского человека, отразил характерные русские черты, порой противоречивые, но близкие и родные любому русскому человеку.

 

чтение

Повесть о Горе и Злосчастии

Стихотворная «Повесть о Горе и Злостчастии, как Горе-Злосчастие довело молотца во иноческий чин» сохранилась в единственном списке. «Повесть» стоит вне традиционных жанровых систем. Оно возникло на стыке фольклорных и книжных традиций.

Начинается повесть «зачином», близким к духовным стихам, то есть стихам на библейские и житийные темы, сочинявшимся и распевавшимся народом. В зачине вспоминается лишение первых людей рая из-за нарушения запрета «вкушать плода виноградного». Обычно рассказывается, что Адам и Ева вкусили запретное яблоко, но в апокрифах и старинной живописи плод, вкушаемый Адамом – виноград. В «Повести» виноград к тому же символизирует источник злоключений молодца: виноград – плод, из которого делают вино.

«Человеческое сердце несмысленно и неуимчиво:

прелстился Адам со Еввою,

позабыли заповедь божию,

вкусили плода винограднаго

от дивнаго древа великаго;

и за преступление великое

господь бог на них разгневался,

и изгнал бог Адама со Еввою

из святаго раю из едемского,

и вселил он их на землю, на нискую,

благословил их раститися, плодитися

и от своих трудов велел им сытым быть,

от земных плодов».

Далее идет философское рассуждение о судьбе рода человеческого «на земле на низкой». Подобно Адаму и Еве, нарушившим заповедь бога-отца, все «злое племя человеческое» оказалось «ко отцову учению зазорчиво» и стало жить «в суете и в неправде». Отсюда пошли все «напасти великие». Такой взгляд на вещи обычен для древнерусских произведений, где все несчастия происходят из-за грехов наших, насылаемых, чтобы люди образумились и пришли «на спасенный путь».

После этого введения рассказывается судьба молодца, в лице которого обобщается жизнь человечества. История безымянного русского молодца отражает событии грехопадения человека. В повести проведена параллель между Адамом и Евой и русским молодцом.

Наставления родителей своему милому сыну – наставления бога Адаму и Еве.

«…Не ходи, чадо, в пиры и в братчины,

не садися ты на место болшее,

не пей, чадо, двух чар за едину!

еще, чадо, не давай очам воли,

не прелщайся, чадо, на добрых красных жен,

отеческия дочери…»

Искушение молодца «названным братом» – змей-искуситель в Эдеме.

«Испей ты, братец мой названой,

в радость себе, и в веселие, и во здравие!

Испей чару зелена вина,

запей ты чашею меду сладково!

Хошь и упьешься, братец, допьяна,

ино где пил, тут и спать ложися.

Надейся на меня, брата названова,

я сяду стеречь и досматривать!»

Изгнание молодца, которому он подвергает себя добровольно, от срама – изгнание Адама и Евы.

Основное отличие от библейского сюжета в том, что молодец сам выбирает свою судьбу. Горе-Злосчастие привязывается к нему только как следствие его собственного поступка. Избавившись от пагубного пристрастия к вину, молодец

«учал он жити умеючи:

от великаго разума наживал он живота болшы старова;

присмотрил невесту себе по обычаю

захотелося молотцу женитися».

Роковое «похвальное слово» сгубило молодца. Горе-Злосчастие, подслушав «хвастанье молодецкое», привязалось к молодцу. До момента падения героя Горе-Злосчастие бессильно, оно не может воздействовать на судьбу героя. Но, «излукавившись», явившись во сне молодцу в образе архангела Гавриила, Горе-Злосчастие одержало над ним верх.

«Тому сну молодець он поверил,

сошел он пропивать свои животы,

а скинул он платье гостиное,

надевал он гунку кабацкую,

покрывал он свое тело белое».

Молодец становится изгоем, «гулящим человеком». За ним по пятам идет Горе-Злосчастие. Многие исследователи указывали, что Горе как двойник молодца. В самом деле, оно неотступно, как двойник, следует за ним. есть и внешнее сходство Горя и молодца. Горе скачет «из-за камны, босо-наго, нет на Горе ни ниточки, еще лычком Горе подпоясано». И молодец, «покорившись», «поклонившись» Горю, так же «пошел-поскочил»  «по круту, по красну по бережку», и на нем нет «ни ниточки», одет он в «гунку кабацкую» – одежду из рогожи.

Слово «Злосчастие» происходит от прилагательного «злой» и существительного «часть» – злая часть, злая участь. В этом идейное содержание повести: отвергнув правильный, праведный путь, молодец получил в наказание злую участь.

Оптимистичен конец повести: молодец, отчаявшись избавиться от Горя,  

«спамятует... спасенный путь –

и оттоле молодец в монастыр пошел постригатися,

а Горе у святых ворот оставается,

к молодцу впредь не привяжетца!»

В «Повести» органически сливается народно-песенная и литературная традиции. Она близка к народным песням о Горе. Отдельные детали схожи с былинами. Однако, это письменное произведение, а не народное.

Достойны восхищения величавый тон, грустно-поэтическое чувство, живость образов «Повести». Рассказ ведется в строгой и стройной последовательности, передается прекрасным народным языком. Философские размышления придают «Повести» еще большее очарование.

 

литература

Повесть о Савве Грудицыне

В «Повести о Савве Грудицыне» описаны события в России от 1606 года приблизительно до 1650-х годов. Автор проявляет большую осведомленность в жизни купеческой и стрелецкой среды, он живо рассказывает то о событиях смуты, вынудивших именитого купца Фому Грудицына-Усова переселиться из Устюга в Казань:

«Когда в России начались несчастья для всех православных христиан, он покинул свой Великий Устюг и поселился в славном и царственном городе Казани - до Волги литовские бесчинства не докатились. Там Фома прожил с женой вплоть до правления благочестивого Царя и Великого князя Михаила Федоровича»;

то о торговых путях от Соли Камской и Казани до Персии и до Козмодемьянска и Шуи, то о польско-русской войне за Смоленск (1630 – 1632 гг.).

Купеческий род Грудицыных-Усовых был хорошо известен в Москве, Архангельске и Великом Устюге. Один из представителей этого рода послужил прототипом для героя повести Саввы. В повести отражена жизнь купеческой среды, наиболее подвижной из древнерусских сословий. Купечество было менее косным и замкнутым, более терпимым к чужой культуре. Купцам привычны были дальние странствия по Руси и за русские рубежи. Купцы знали языки, покупали, читали и привозили домой иностранные книги. В произведениях, героями которых были купцы, отражается эта сословная подвижность. «Давление этикета» в таких произведениях гораздо слабее, нежели в произведениях об «официальных» героях, о церковных подвижниках, о князьях, царях и воеводах. Автор «Повести о Савве Грудицыне» не случайно избирает именно купеческую среду, таким образом он освобождает себя от множества условностей, мешающих развитию сюжета.

Герой повести Савва Грудицын, посланный по торговым делам из Казани в один из городов в области Соли Камской, соблазнен замужней женщиной. Он находит в себе силы отказаться от этого «скверного дела», но его возлюбленная «ненасытно распаляема похотию блуда», не может успокоиться и оставить его в покое. Женщина готовит зелье, которое должно накрепко привязать Савву к ней.

«А после налила специально приготовленной отравы и поднесла ее Савве. Тот не боялся ее козней - думал, что она на него не держит зла, - и выпил, не подумав. Тут точно огонь зажегся в его сердце, и он подумал: "Чего только я ни пил в родном доме, а такого, как здесь сейчас, не пробовал." И когда он выпил, то начал сокрушаться сердцем по хозяйке. Та, словно львица, кротко поглядела на него и стала приветливо с ним разговаривать. А перед мужем своим потом возвела на Савву клевету, наговорила про него несуразностей и потребовала выгнать его из дому. Богобоязненный Бажен, хотя и жалел юношу, поддался женскому коварству и повелел Савве покинуть дом. И Савва ушел от них, сокрушаясь и вздыхая по той злонравной женщине».

Страдающий Савва готов на все, чтобы ее вернуть, – готов даже погубить душу.

«Если бы кто-нибудь, человек или сам дьявол, помог бы мне соединиться с ней, я бы стал слугой хоть самому дьяволу!" - такая вот мысль у него возникла, словно он в исступлении потерял рассудок».

С этого момента главной темой повести становится тема двойника. Бес, всюду сопутствующий Савве и наставляющий его, является, по существу, олицетворением темных сил, таящихся в человеке. Продав душу бесу, Савва отвернулся от света, открыл себя злу. Пороки, дремавшие до сей поры в юноше, проявились с небывалой силой. Бес – это сам Савва, его темная половина, его «скотская» сторона. Легкомыслие, слабая воля, тщеславие, любострастие Саввы приводят его к падению. Автор умело подводит сюжетную линию к закономерному, по его мнению, финалу: неизлечимая болезнь, раскаяние, покаяние и, наконец, исцеление и прощение. В борьбе с праведником бес бессилен. Только грешник может стать его добычей.

Автор осуждает пороки Саввы, он ужасается пагубными пристрастиями к плотским наслаждениям:

«Юноша был уловлен женским коварством, а правильнее сказать дьяволом, и вновь попал в сети блуда, вновь стал валяться с проклятой женщиной, ни праздников, ни страха Божия не помня».

Автор смотрит на жизнь сквозь призму церковной морали. Земное существование для совершенного христианина – тлен, суета, сон. Человек должен противиться искушениям, избегать пестроты и разнообразия жизни.

По стилю «Повесть» сближается то с агиографической легендой, то с историческим повествованием, то с традиционной повестью, то с повествованием типа «барокко», то с народным эпосом. Автор хорошо знал историческую, социальную и бытовую обстановку того времени и был начитан в старой византийско-славянской литературе. Он умело использует художественные средства, каждое слово «Повести» выразительно, эмоционально. Автор вводит в повесть неожиданное, непривычное, новое, переключается с одной сюжетной линии на другую. Вместе с Саввой читатель переходит из одного города в другой, совершает безумства и подвиги, страдает и радуется. 

 

 

любовь к чтению

Повесть о Фроле Скобееве

Повесть о похождениях ловкого плута Фрола Скобеева может быть отнесена к обширной группе произведений, известных в европейской литературе под названием «плутовской роман». Ее фабула – достижение богатства и высокого положения в обществе с помощью плутовства. В принципе, несложная фабула: обольщение дочери знатного и богатого стольника, похищение ее из родительского дома и затем примирение с родителями – все с помощью хитростей (переодеваний, подкупов прислуги, шантажа и т. п.).

Главное действующее лицо – Фрол Скобеев носит фамилию, часто встречающуюся в бежицких и кашинских документах XVII в. Автор повести говорит и о профессии Фрола: «ябедник». Для Московской Руси XVI – XVII веков ябедник – это поверенный по делам просителей, посредник между государственными учреждениями (приказами и их столами) и просителями; ябедник кормился тем, что писал и переписывал всякие документы (крепости), иногда вел экспертизу документов, вел дела своих челобитчиков. В конце XVII века на Ивановской площади в Кремле была палатка, где сидели площадные подьячие, их число достигало 40, они имели свою организацию, подчинявшуюся приказу Казенного двора. Мелкие бедные дворяне, вроде Фрола Скобеева, не брезговали этой профессией.

Композиционно повесть распадается на две приблизительно равные по размеру части. Рубеж между ними – женитьба героя.

Первая часть динамична, в ней все подчинено стремительно развивающемуся сюжету. В этой части мало жанровых сценок, еще меньше описаний. Автора не занимает психологическая сторона, к которой он переходит во второй части, его интересует только сюжет. Вначале – сближение Фрола Скобеева с Аннушкой. Фрол подкупает мамку Аннушки и благодаря этому в девичьем уборе попадает к Аннушке на вечеринку, во время которой, при по­мощи все той же мамки, уединяется с девушкой и, пользуясь её не­опытностью, соблазняет ее.

«И Фрол Скобеев, лежа с Аннушкою, и обявил о себе, что он Фрол Скобеев, дворянин новогородской, а не девка. И Аннушка не ведает, что пред ним ответствовать, и стала быть в великом страхе, и Фролко, не взирая ни на какой себе страх, был очень отважен и принуждением разстлил ее девичество».

Окрыленный удачей, Фрол задумы­вает жениться на Аннушке. Он прекрасно понимает, что родители не отдадут дочь за него, поэтому Фрол решается на похищение Аннушки из родительского дома. Похищение проходит удачно. Вскоре Фрол женится на Аннушке.

 Интересно то, что в первой части Фрол Скобеев как бы не имеет своего лица. Он изображается в качестве ряженого: «... уже много собралось дворянских дочерей у той Аннушки, и Фрол Скобеев тут же, в девичьем платье, и никто его не может познать», «... сам убрался в лакейское платье и сел на козлы и поехал к стольнику Нардину Нащокину по Аннушку».

Характеры героев четко очерчены в первой части: Фрол – это плут, Аннушка – покорная возлюбленная, мамка Аннушки – продажная пособница плута, Нардин Нащокин – обманутый отец.

Во второй части повести сюжет развивается медленнее, он «заторможен» диалогами и статическими положениями. Повествование переведено в другой план. Автор основное внимание теперь уделяет не поступкам героев, а их переживаниям. Вторая часть – психологическая. Автор великолепно передает переживания родителей Аннушки, узнавших, что Фрол Скобеев, плут, женился на ней.

«Повесть о Фроле Скобееве» – первое в русской литературе произведение, в котором автор отделил по форме и языку высказывания персонажей от своих собственных. О переживаниях героев читатель узнает из их реплик. Так, в короткой реплике Нардина Нащокина, с которой он обращается к жене: «Как, друг, быть? конечно, плут заморит Аннушку; чем ему, вору, кормить ее? и сам, как собака, голоден! Надобно, друг мой, послать какого запасу, хотя на 6-ти лошадях», звучит родительская любовь, боль за дочь, забота о ней и прощение. Мы чувствуем, что отец уже смирился, что он уже готов простить дочь.

Великолепно обрисован характер Фрола Скобеева. Мастерски показано в нем со­четание наглости, цинизма и угодливо-рассчитанной деликатности. На вопрос Ловчикова, женился ли Фрол и богатую ли девушку взял за себя, он отвечает: «Ныне еще богатства не вижу, что вдаль — время покажет». И тут же угрожает своему покровителю личными неприятностями, в случае если он не выручит его. Когда от Нардиных-Нащокиных приносят образ, Фрол вместе с Аннушкой при­кладывается к нему, ставит его в надлежащем месте и велит благо­дарить родителей Аннушки за то, что они «не оставили заблуд­шую дочь свою». В доме своего тестя он безропотно и покорно выслушивает его оскорбления и смиренно отвечает на обидные клички, которыми награждает его уязвленный в своем самолюбии и в своей гордости именитый старик.

«Что ты, плут, зделал? ведаешь ли ты о себе, кто ты таков? Несть тебе отпущения вины твоей! Тебе ли, плуту, владеть дочерью моею? Пойду к государю и стану на тебя просить о твоей плутовской ко мне обиде!»

Под стать Фролу и Аннушка по той свободе, с которой она от­носится к отцовским заветам и заповедям старины. Только соблю­дая чисто внешнюю условность, она, после того как ею овладел Фрол, обращается с укорами к своей мамке: «Что ты, проклятая, нужно мною сделала! Это не девица со мною была,— он мужествен­ной человек нашего града Фрол Скобеев!» Но когда мамка, при­творившись, что она ничего дурного не подозревала, предлагает за учиненную Фролом «пакость» укрыть его «в тайное место», Аннуш­ка, успевшая уже почувствовать к своему соблазнителю располо­жение, отказывается от расправы с Фролом, кратко мотивируя свое решение: «Уже быть так! того мне не возвратить!» Мало того! Она задерживает Фрола у себя на три дня, в течение которых он «ве­селился все с Аннушкой», а затем отпускает его, щедро одарив. Своим расположением и деньгами Аннушка не оставляет Фрола и по переезде в Москву, и по ее инициативе Фрол увозит Аннушку в каре­те, будто бы присланной теткой из монастыря. Ни тени раскаяния не испытывает она, бежав из родительского дома; ей не жаль ста­риков — отца и мать, потрясенных, как она хорошо понимает, ее поступком.

Контрастное построение «Повести о Фроле Скобееве» – это сознательный и умело использованный прием. Создавая контрастную композицию, автор показал, что он способен решать различные задачи – и строить динамичный сюжет, и изображать психологию человека. Повесть интересна и своим живым юмором.

Очень люблю эту повесть!

 

любовь к книгам

Повесть о Карпе Сутулове

Эти повесть дошла до нас в единственном, притом утраченном ныне списке. Сборник, в который вошла повесть, был разделен на отдельные тетради, некоторые из них не сохранились.

Это типичная сказочная новелла с замедленным действием, с неоднократными повторениями, с фольклорной трехчленной конструкцией и неожиданным, занимательным финалом. По сюжету «Повесть о Карпе Сутулове» – типичная плутовская новелла в духе Боккаччо. Имена и русские обстоятельства – это кулисы действия, они легко поддаются устранению и замене, и мы получаем «всеобщий» переходный сюжет, не связанный непременно с русским бытом XVII в.

Карп Сутулов, «гость велми богат и славен зело», появляется в повести лишь в самом начале и в финале. Повесть рассказывает о его жене Татьяне, с которой он жил «великою любовию». Отправляясь в торговую поездку в Литовскую землю, Карп наказывает жене в случае нужды попросить денег у своего приятеля, Афанасия Бердова, тоже купца. Через три года деньги у Татьяны закончились, и она «шед ко другу мужа своего ко Афанасию Бердову и рече ему: «Господине, друже муже моего! даждь ми сто Рублев денег до мужа... егда муж мой приедет от купли своей, и тогда все тебе отдаст». Афанасий соглашается дать ей денег, но только с условием: «Аз дам тебе на брашна денег сто рублев, толко ляг со мною на ночь».

Татьяна идет за советом к попу, который оказывается не лучше Афанасия Бердова. Он предлагает красавице Татьяне: «Аз тебе дам и двести рублев, но пребуди со мною на ночь».

Татьяна бросается к архиепископу, который дает ей совет: «Остави обоих их, попа и гостя, но пребуди со мною единым, и аз дам тебе и триста рублев». Татьяна притворно решает уступить всем троим и назначает им свидания у себя дома в разное время.

Первым приходит архиепископ. Когда в ворота стучится поп, Татьяна сообщает архиепископу, что это вернулся муж, и прячет первого гостя в сундук. Таким образом Татьяна спровадила в сундук и второго гостя. Обмануть Афанасия Бердова Татьяне помогает служанка, которая выходит за дверь и начинает громко стучаться.

Надо отметить еще один забавный факт: так как у архиепископа не было «мирской одежды, Татьяна нарядила его в женскую нижнюю сорочку.

Утром «благочестивая» Татьяна идет к воеводе и просит его: «Ты же мне пожалуй сто Рублев, аз тебе дам три сундука в заклад з драгими ризами и многоценными». Сундуки доставлены на воеводов двор. Татьяна отпирает их, и перед воеводой предстают во всей красе все три гостя. «Воевода же, видя их таковых безчинных во единых срачицах седяща в сундуках, и посмеяхся и рече к ним: «Кто вас посади ту в одних срачицах?»

Финал не только забавный, но и неожиданный. Воевода посмеялся вдоволь и похвалил разум и целомудрие Татьяны. Он взял с купца Афанасия Бердова пятьсот рублей, с попа — тысячу, а с архиепископа — полторы тысячи рублей. Воевода отпустил незадачливых соблазнителей домой, а деньги разделил пополам с женщиной.

Вскоре приехал Карп Сутулов, и Татьяна все ему рассказала. Он очень обрадовался премудрости своей жены.

Повесть принадлежит к числу «неполезных» повестей. Повести эти пользовались на Руси большим успехом, так как были занимательными, забавными и развлекали читателя разными «вымыслами». К жанру сказки эту повесть приближают и образ «умной жены», и предельно обобщенный характер персонажей, и условность места действия («град некий»), и символика чисел, и поэтика повторов. Татьяна трижды пугает горе-любовников и прячет их в три сундука. Ее муж три года отсутствует. Повторы замедляют повествование и придают ему сказовую тональность. Типичен для сказки и счастливый финал «Повести»: Татьяна удостоилась похвалы мужа за то, что не только сохранила супружескую верность, но и сумела обрести «сказочное» богатство. Воевода тоже не остался в накладе. А вот троица горе-любовников выставлена на посмешище!

Комизм в «Повести» проявляется открыто. Это комизм ситуаций. Он связан с обманом, переодеванием, прятаньем в сундуках, всенародным осмеянием. Автор умело использует прием «говорящего имени». Купец, нарушивший свое обещание ссудить жену друга деньгами и потребовавший взамен любовь, именуется Бердовым: «бердить» означает «отходить назад», а применительно к человеку – «отказываться от данного слова». Долго отсутствовавший муж Татьяны зовется Сутуловым: «сътулитися» – «скрыться». Имя находчивой женщины в переводе с греческого означает «устроительница». 

 

русская литература

Повесть о Тверском Отроче монастыре

Среди оригинальных русских повестей с романтическим содержанием, возникших во второй половине XVII века, видное место занимает «Повесть о Тверском Отроче монастыре». Повесть была задумана как сказание об основании монастыря. Как и в других подобного типа повестях, в ней сохраняются приемы агиографической формы, однако религиозные мотивы отошли в ней на задний план и не играют сколько-нибудь существенной роли. Внимание автора оказалось сосредоточенным на поступках людей, обусловленных их чувствами и переживаниями. Поэтичность повести и лирическое начало в ней усилено использованием народной свадебной поэзии и описанием свадебного обряда.

Повесть была написана в пределах Тверского княжества. Автор хорошо знает топографию окрестностей Твери. В повести использовано местное предание, связанное с историческими припоминаниями. Историческую достоверность описываемых событий автор подчеркивает указанием их точной даты. Однако повесть во многом расходится с реальными фактами. История занимает в произведении второстепенное, подчиненное положение.

«Повесть» рассказывает о любовной драме. Три ее героя образуют классический треугольник.

У великого Тверского князя Ярослава Ярославича был верный слуга, отрок именем Григорий. Доверял ему князь во всем, поручая даже ездить по своим селам и собирать дань. Случилось раз тому слуге быть в приволжском селе Едимонове, что от Твери в четырнадцати верстах, и остановился он в доме местного пономаря Афанасия. У хозяина же была дочь Ксения, красоты неописанной и нрава самого приветливого и благочестивого.

Увидал девушку Григорий и обомлел: такая красота! Влюбился с первого взгляда и задумал жениться. Князь попытался отговорить верного слугу, но понял, как сильна любовь Григория и дал свое согласие на свадьбу.

Однако не все так просто. В день свадьбы Ксения отвергает Григория. Она говорит отроку: «Встань, дай свое место князю. Он — жених мой, а ты был сват!». Великий князь взглянул на нее и обмер — будто лучи от лица ее сияют, такая она прекрасная! И сказал князь отроку: «Иди, ищи себе иную невесту, а эту беру я». Взял князь девицу за руку и повел в церковь и в тот же день венчался, как положено. И была великая радость у князя, и повелел он всех угощать во всю ночь даже до утра. 

Потрясенный Григорий скрывается от глаз людских, становится отшельником, потом строит Отроч монастырь, постригается в нем и умирает.

В повесть введена тема любви-судьбы. Прекрасное чувство предопределено судьбой, от которой невозможно уйти. У каждого из героев повести своя судьба. Трагична судьба отрока Григория. Ему не суждено жениться на Ксении, его удел – страдания. Любовь земная достается его господину. И Григорий, и князь очень молоды. Оба они любят со всем пылом юности. Не их вина, что они полюбили одну и ту же девушку. А вот Ксения? Она наперед знает, что ей «сужден» не отрок, а князь. Она говорит родителям: «Не удивляйтесь! Он так мыслит, а Бог все сделает по-своему. Не этому суждено стать моим мужем, а другому. Тому, кого мне Бог даст». Ксения ждет своего суженого и не предпринимает никаких шагов. Ее поведение порой кажется жестоким и безжалостным. Если родителям она хотя бы намекает на то, что Григорий «сват», а не «жених», то Григорий остается в неведении до самой последней минуты. А как жестоко звучат ее слова: «Изыди ты от мене и даждь место князю своему, он бо тебе больше и жених мой, а ты был сват мой». Безжалостно выглядит Ксения и в эпизоде, когда князь печалится об отроке, а она «печалитися ему всячески не велит и глаголет великому князю: «Богу убо так угодно изволившу быть мне с тобою в совокуплении, аще бо не божим повелением, како бы было мощно тебе, великому князю, к моей нищете приехати и пояти мя за себя. Ты же не печалися о сем, но иди с миром во град свой и мене поими с собою, ничего не бойся». Князь более человечен, он способен печалиться и винить себя в страданиях Григория. Ксения подчиняется судьбе, но слишком уж бездушна она в этом слепом подчинении. 

Таким образом, со стороны Григория – прекрасное большое чувство, со стороны князя – безграничная любовь, а со стороны Ксении – только «мудрое» подчинение судьбе. Но случайны ли ее слова: «он бо тебе больше»? Не в этом ли причина ее терпеливого ожидания? Автор, по-видимому, и сам сомневается в искренности Ксении, поэтому вводит в повесть идею судьбы. Если все заранее предначертано, то Ксению не в чем упрекнуть. Против судьбы нельзя идти. Но читатель волен судить по-своему…

 

Повесть о Бове Королевиче

Литературная родословная «Повести» восходит к средневековому сюжету о рыцаре Бово д’Антона. На Русь эта повесть попала сложным путем: в середине XVI в. в Дубровнике, славянской республике на берегу Адриатического моря, широко обращались издания соседней Венеции, в том числе и книги с итальянской версией романа о Бово д’Антона. Сделанный здесь сербсхорватский перевод был в том же XVI в. пересказан по-белорусски. К белорусской версии и восходят все русские списки. Московские читатели узнали «Бову Королевича» где-то в середине XVI в. К исходу столетия повесть снискала такую популярность, что имена Бова и Лукопер вошли в число русских имен, а имя Лигарда стало нарицательным в значении «рыцарь».

Из рыцарских романов, вошедших в русскую литературу в допетровское время, на долю «Бовы Королевича» выпал наибольший успех. Главное, что привлекало в «Бове», – изобилие приключений, сражений и измен, морских путешествий и переодеваний.

«Повесть» сближается с русской народной сказкой. Начало повести – это сказочный зачин: «Не в коем было царстве, в великом государстве, в славном граде во Антоне жил славный король Гвидон...». в дальнейшем повествование ведется в тональности богатырской сказки, в тональности русского эпоса. Главный герой из европейского рыцаря превратился в православного витязя.

Основные сюжетные узлы в повести сохранены.

"Храбрый витезь Бова-королевичь" – сын царя Гвидона, за которого его мать Милитрису выдали насильно. Чтобы соединиться с любимым ею Дадоном, женщина решает погубить мужа и сына. Отправив Гвидона на охоту за диким вепрем, Милитриса открывает городские ворота Дадону и его войску. Это заставляет Бову, "дѣтище младо и несмышленно", укрыться от грядущей расправы на конюшне, а затем со своим дядькой бежать в город Сумин. "Загонщики" Милитрисы догнали беглецов и захватили Бову, который в силу малолетства еще плохо держался в седле.

После того как Дадону приснился вещий сон ("кабы ездить Бова-королевичь на добромъ конѣ, в руце держитъ копие и прободает королю Дадону утробу и сердце"), герою грозит "злая смерть": по приказу Милитрисы он заключен в темницу, где закрыт железом, засыпан песком и на пять суток оставлен без пищи и воды. Мать пыталась отравить сына хлебцами из пшеничной муки "на змеином сале", но "добрая девка" спасла узника от смерти и помогла ему бежать, и пошел Бова "куды очи несутъ".

Через год и три месяца Бова попадает в Армянское царство к королю Зензевею Адаровичу. Тут начинается сквозная любовная линия повести: Бова влюбляется в дочь Зензевея Дружневну. К ней сватаются разные женихи, и дальнейшие бесчисленные приключения Бовы обуславливаются борьбой с соперниками. Читатель узнает о поединках Бовы с богатырями и о битвах, в которых Бова побеждает многочисленное войско. «И почели на Бову напускатца человек по пети и по шти. И Бова почел скакать, а метлою махать. И прибил Бова 15000».

В повести появляются вероломные соперники героя, Бову заключают в темницу. Приключения следуют одно за другим. Наконец, Бова соединяется с Дружневной, у них рождаются сыновья, но судьба снова их разлучает. Приключения продолжаются. В конце концов все оканчивается счастливо. Дружневна и Бова снова вместе.

Бова поражает окружающих своим "лепообразием", богатырской силой и зычным голосом, от которого "на море волны востали и корабль потресеся". Не имея меча, он одной метлой побил рать Маркобруна в 15 тысяч человек. Необычен сон богатыря, который может длиться то пять, то девять суток. Вместе с тем герой скромен и добродетелен, до свадьбы с Дружневной он старательно избегает тайных свиданий и любовных игр. Только жену Бова может держать за "белы руки" и целовать в "сахарные уста". Героем движет жажда подвига, а также рыцарская верность королю и своей прекрасной даме. Славный витязь платит добром за добро, выпуская из темницы девушку, которая когда-то спасла ему жизнь, и жестоко карает врагов: Бова повелел заживо погрести свою мать-злодейку, перед этим поднеся ей на блюде отрубленную голову Дадона.

В «Бове», как и в других авантюрных повестях, нет характеров. Эмоциональный мир героев беден, действие полностью подчинено авантюрному сюжету. Но русский «Бова» овеян фольклорной поэтикой, близок устному народному творчеству. Он более живой, чем западноевропейский рыцарь. 

 

Наша субботняя встреча подошла к концу. Думаю, сегодня я смогла немного развлечь и развеселить вас, дорогие читатели! Смутное жестокое время породило множество веселых, поэтичных, полных искрящегося юмора произведений. Таким образом неизвестные авторы выражали свое неприятие окружающей действительности.

Спасибо за внимание!

До следующей субботы! 

Ключевые слова:  
Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade
 

Сообщение модератору

Отправьте сообщение модераторам, если считаете, что данная работа нарушает Правила Ярмарки Мастеров.

Шаг 1 из 3: Создание магазина

Откройте собственный онлайн-магазин в несколько простых шагов и зарабатывайте любимым творчеством
Как будет называться магазин?
Какой у него будет web-адрес?

Шаг 2 из 3: Регистрация

Укажите контактные данные для своего магазина. Уже есть аккаунт?
Введите email
Придумайте пароль
Укажите свой город
< Назад

Шаг 3 из 3: Проверка email

  • Магазин
  • Регистрация
  • Проверка email
Остался завершающий шаг! Мы отправили Вам письмо, перейдите по ссылке в нем, чтобы подтвердить свою почту и начать работу с магазином.
Если письмо не пришло — можем отправить еще раз