Обновление пароля

 > Журнал > Публикации > Занимательные истории > Samuel Morse — художник, придумавший телеграф

Samuel Morse — художник, придумавший телеграф

27.04.2017 20:15     Просмотров: 556     Комментариев: 12     
Виды творчества:   Живопись и рисование
Живопись и рисование > Живопись
Samuel Morse — художник, придумавший телеграф | Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade

Сегодня 27 апреля 1791 день рождение американского художника Сэмюэла Морзе, изобретателя телеграфа со специальным кодом, названным азбукой Морзе.
Морзе родился в богатой американской семье Джедида Морзе — прославленного проповедника в Новой Англии и известного географа и был старшим ребенком. Юноша отличался большой любознательностью и непоседливостью.
Из Академии Филлипса, где Сэмюэл зарекомендовал себя эксцентричным студентом, отец в 1807 году перевёл его в Йельский университет. Морзе относился к науке равнодушно, к тому же, к беде строгих родителей, он любил рисовать миниатюрные портреты знакомых.

В это время он познакомился и стал студентом художника и литератора Вашингтона Олстона (1779 -1843), который был на двенадцать лет старше. Художника очень уважали в Бостоне за идеализм его пейзажей, в первой половине девятнадцатого века Олстон стал самым почитаемым художником Америки.

сэмюэль морзе

С. Морзе. Высадка паломников.

Живопись так увлекла Морзе, что в июле 1811 года родители, хотя и выступали против этого увлечения сына, всё же разрешили Сэмюэлю сопровождать Олстона в Англию.
Морзе сразу же начал готовиться к поступлению в Школу Королевской Академии художеств, куда и был принят с первой попытки в октябре этого года.
Морзе подавал большие надежды как художник, но его сковывало то обстоятельство, что он безоговорочно принял на веру модную тогда интеллектуальную концепцию, будто живопись, посвященная исторической старине, гораздо выше искусства, отображавшего жизнь современников.

история художника

Во время войны 1812 года между Великобританией и Соединёнными Штатами, поддерживающими Наполеона, Морзе показал себя ярым патриотом.
Однако в 1813 году, когда Морзе представил в Лондонскую королевскую Академию художеств картину «Умирающий Геркулес» (Галерея Йельского университета, Нью-Хейвен, Коннектикут), он удостоился золотой медали. Над огромным полотном (восемь на шесть футов) художник работал в течение года.

По возвращении домой в 1815 году Морзе обнаружил, что американцы считают его английским художником и мало интересуются живописью. С другой стороны, Америка 1815 года любила портреты. В Бостоне в этом жанре «царствовал» Гилберт Стюарт, поэтому у Морзе не было даже надежды на успех.
Он начал путешествовать в поисках заказов: Конкорд, Ганновер и Портсмут в Нью-Гемпшире в 1816 году. Сэмюэль влачил скудное существование и рисовал портреты.
Следующие несколько лет Морзе провел Чарльстоне, штат Южная Каролина (зимы 1817-18, 1818-19, 1819-20 и 1820-21). Уже в 1817 году Морзе получал шестьдесят долларов за портрет, а он мог писать четыре портрета в неделю.

акулова светлана живопись

Десять лет ему пришлось вести жизнь странствующего живописца. После «творческого круиза» по Югу Морзе в 1818 году вернулся домой с тремя тысячами долларов, что позволило ему жениться на Лукреции Уокер из Конкорда.

С этим капиталом Морзе уже с молодой женой вернулся в Чарльстон, забросил портреты и следующие полтора года посвятил работе над огромным историческим полотном для Палаты представителей в Вашингтоне.
Художник стал активным участником создания в Южной Каролине Академии изящных искусств, но со временем разочаровался в своей административной и деловой хватке и снял свою кандидатуру. Законченную картину для Палаты продать не удалось. Деньги кончились, и в конце 1821 г. он снова поехал в Нью-Йорк.

В Вашингтоне Морзе заказали картину для интерьера палаты Конгресса в Капитолии. Это должен был быть триптих, на котором были бы изображены президент со своим кабинетом в окружении двух палат Конгресса.
Но работа не была сделана. Вместо этого, в 1823 году Морзе провел свои выставки в Нью-Хейвене, Бостоне и Нью-Йорке. После короткого возвращения в Нью-Хейвен, где теперь жила его семья, Морзе снова начал жизнь странствующего портретиста.

В 1825 году Морзе вместе с Генри Инманом, Эшером Дюраном, Уильямом Данлепом и Чарльзом Ингама основал в Нью-Йорке общество живописцев - Национальную Академии дизайна (National Academy of Design), которое избрало его президентом, которым он пробыл в течение первого десятилетия существования Академии.
Краеугольным камнем концепции Академии у Морзе было то, что ее членство будет ограничено только профессиональными художниками. Он пытался организовывать все на примере лондонской Королевской Академии. Не всегда получалось лично присутствовать и следить за работой академии, ведь Морзе продолжал активно трудиться в качестве художника.

А в 1829 году Академия отправила Морзе в Европу для изучения устройства рисовальных школ и выдающихся произведений живописи, что позволило претворить в жизнь давно запланированную мечту вернуться в Старый Свет.
Друзьями и спонсорами был собран Фонд в размере $ 3000, что позволило Морзе три года путешествовать и учиться в Европе, побывать в Лондоне, Париже, Северной Италии, Риме и Швейцарии, где он часто находился в компании американских товарищей — художников, которые приезжали учиться за границу.

В Америке художники, преданные избранным жанрам, были обречены на полуголодное существование или же, подобно Пилу, открывали частные музеи, где наряду с всякими диковинами выставляли свои полотна. Опыт Пила натолкнул Морзе на мысль написать картину, которая заинтересовала бы Америку, никогда не видевшую ни в подлиннике, ни в копии «Мону Лизу», «Тайную вечерю» и другие шедевры мирового искусства.

Практически весь 1931 год Морзе провел в Париже, работая над картиной «Галерея Лувра» (Музей американского искусства, Чикаго), которую он окончил уже после своего возвращения в Нью-Йорк в конце 1832 года. Художник изобразил Квадратный Салон Лувра, а на заднем плане изобразил столько шедевров знаменитого музея, сколько могло вместить полотно.

На самом деле произведения гораздо крупнее и висят в разных залах музея.
Художник изобразил себя на первом плане, а писателя Джеймса Фенимора Купера с супругой Сьюзен Делонсей Купер и их дочерью — в левом углу помещения возле мольберта.
А вот один из эскизов к картине, копия с луврского оригинала.

В 1832 году Морзе, преисполненный надежд, упаковал холсты и вернулся в Америку на пакетботе «Сэлли». Он взошел на борт «Сэлли» художником, а высадился на берег изобретателем.
В этом же 1832 году Морзе представил картину на всеобщее обозрение, но ожидаемого эффекта «бомбы» не произошло: коллеги и специалисты восхищались, публика осталась равнодушна.

А на изобретение телеграфа Морзе вдохновила случайная беседа на пароходе. Зашел разговор о европейских опытах по электромагнетизму. Незадолго до этого была опубликована книга Фарадея, а его опыты повторялись во многих европейских лабораториях. «Извлечение искр из магнита» было одним из чудес того времени.
Какой-то пассажир в ходе беседы сказал: «Если электрический ток можно сделать видимым на обоих концах провода, то я не вижу никаких причин, почему сообщения не могут быть им переданы».
Морзе тут же высказал предположение, что сочетание искр может быть использовано как код для передачи сообщений по проводам. Эта идея захватила его, несмотря на то, что ему были почти неизвестны даже самые основные правила электричества. К тому же идея электрического телеграфа выдвигалась и до Морзе, но он-то полагал, что был первым.
Морзе в то время твердо верил, что американцы могут добиться чего угодно, стоит только крепко взяться за дело. Что из того, что нет специальных знаний и подготовки?

За время месячного плавания Морзе набросал несколько предварительных чертежей.
Следующие три года он потратил на безуспешные попытки построить по ним аппарат, работая на чердаке в доме своего брата Ричарда. В довершение к полному невежеству в вопросах электричества у Морзе не было ни времени, ни душевного покоя.
Он посвящал почти всё своё время живописи, преподаванию в университете Нью-Йорка и политике.
К тому же, скончалась жена, и на его руках осталось трое маленьких детей.

В 1834 году у Морзе появился честолюбивый замысел написать исторические картины для четырех еще пустующих панелей Ротонды в здании Капитолия. Другие четыре расписал Джон Трамбал к 1824 году.
Морзе обратился с просьбой к целому ряду конгрессменов, но Джон Квинси Адамс не поверил в то, что американский художник способен писать в нужном для подобной работы стиле.
Художник был уверен, что он будет выбран среди всех художников, тем более, что он считал свою вторую поездку в Европу конкретной подготовкой к выполнению этого заказа для Капитолия.
Почти два года решался вопрос Комиссией, но в 1836 году предложение было отклонено, и панели оставались пустыми еще в течение более десяти лет.
Причиной отказа, по всей вероятности, считают тот факт, что в 1836 Морзе сделал неудачную попытку баллотироваться на пост мэра Нью-Йорка, заручившись поддержкой американских индейцев.
Отказ явился таким тяжелым разочарованием для Морзе, что он фактически забросил живопись, хотя ему было всего сорок три года, и он находился в расцвете сил и таланта.

В 1835 году Морзе был назначен на пост профессора живописи и рисования в только что открытом Нью-йоркском университете, созданном силами таких просвещенных умов Нью-Йорка, как Фенимор Купер, Вашингтон Ирвинг и другие.

Но после того как в университете в 1836 году ему показали описание модели телеграфа, предложенной В. Вебером в 1833 году, он полностью отдал себя изобретательству.
Морзе получал небольшое жалованье, на которое можно было прожить. «Вчерашний художник» вернулся к работе над электромагнитным телеграфом.
Его карьера как художника, увы, не смогла выйти за рамки портрета, все надежды на достижение своих художественных амбиций было разрушены. Как образованный человек, Морзе «повернулся лицом к науке», увидев в этом путь к продвижению вперед и достижению цели. Хотя, может и стоило стремиться и дальше, «через тернии к звездам» именно в области изобразительного искусства. Понятно, что картины Морзе очень академичны, (не забывайте, на дворе еще середина 19 века, у нас царит Брюллов (кстати, манера похожа, не правда ли?), но, тем не менее, они точны по психологии, выверены по композиции, в общем, производят впечатление.

Годы работы и учёбы потребовались, чтобы его телеграф заработал.
В распоряжении Морзе было несколько гальванических батарей, железных стержней и проволока. Он соединил их по схеме, которую сам начертил, и замкнул цепь. Никакого результата! Он сделал несколько переключений. Снова ничего! Много дней он безрезультатно бился над установкой. Наконец, отчаявшись, он обратился за помощью к коллеге с химического факультета Леонарду Гейлу. Гейл взглянул на беспомощную конструкцию Морзе и сжалился над ним. Морзе от кого-то слышал, что для того, чтобы сделать электромагнит, нужно обмотать проволокой подковообразный кусок железа. Гейл, который был знаком с работами Генри, объяснил Морзе, что обмотка сделана как попало, без всякой изоляции. Он показал Морзе, как производится намотка и как включать батарею в такую цепь. И тогда, наконец, аппарат Морзе подал признаки жизни.

В 1837 году изобретатель развил систему передачи букв точками и тире, ставшей известной во всём мире как азбука Морзе.
В сентябре 1837 года Морзе демонстрировал свой телеграф в Нью-йоркском университете. Сигнал был послан по проволоке длиной 1700 футов.
Среди приглашенных в зале присутствовал преуспевающий промышленник из Нью-Джерси Стефен Вейл, который согласился пожертвовать 2 тысячи долларов и предоставить помещение для опытов при условии, что Морзе возьмет в помощники его сына Альфреда. Морзе согласился, и это был самый удачный шаг в его жизни.
Альфред Вейл обладал не только настоящей изобретательностью, но и острым практическим чутьем. В течение последующих лет Вейл во многом способствовал разработке окончательной формы азбуки Морзе, введению телеграфного ключа вместо соединительного стержня и уменьшению размеров аппарата до компактной модели, которая стала общепринятой.
Он изобрел также печатающий телеграф, который был запатентован на имя Морзе, в соответствии с условиями контракта Вейла и Морзе.

В декабре 1837 года Морзе обратился за помощью к Конгрессу США. На председателя сенатского Комитета по делам коммерции Фрэнсиса О. Дж. Смита демонстрация аппарата Морзе произвела такое впечатление, что он оставил свой пост и стал партнером Морзе. Но Смит был нечистоплотным дельцом, его дар публичной риторики и склонность к двурушничеству доставляли Морзе одни неприятности.

И все же, сначала Морзе не находил поддержки ни дома, ни в Англии, ни во Франции, ни в России, встречая везде отказ.
Смит отослал Морзе в Европу, чтобы получить там патенты на изобретение. В Англии Морзе сказали, что Уитстон уже изобрел электромагнитный телеграф, в чем он может убедиться, заглянув в ближайшую почтовую контору.
На континенте Морзе стало известно, что электромагнитный телеграф уже изобрел Стейнхейл: «Можете пойти на ближайшую железнодорожную станцию и убедиться в этом!»
Находясь во Франции, Морзе подружился с другим неудачливым изобретателем — Дагерром, который с не меньшим трудом, чем Морзе, пытался получить патент на открытый им способ фотографии. Товарищи по несчастью, они условились, что каждый из них будет отстаивать интересы другого в своей стране.
В России Морзе узнал, что барон Шиллинг изобрел электромагнитный телеграф еще в 1828 году, он получил указание правительства построить телеграфную линию между Петергофом и Кронштадтом. Смерть Шиллинга в 1837 году прервала эту работу.
Сама идея мгновенного сообщения между людьми в дальних концах страны показалась Николаю I настолько крамольной, что он запретил даже упоминать об этом изобретении в печати.
Морзе поспешил обратно в Америку с тяжелым сердцем.

Друзья восхищались его упорством перед бедностью и разочарованиями от неудач.
Изобретатель не оставлял надежды, хотя его положение никогда не было столь отчаянным. Он решил немного подработать. С этой целью, помимо занятий живописью, он открыл маленькую студию фотографии по способу Дагерра. Но и это предприятие потерпело крах.

В 1843 году Морзе, наконец, получил от правительства субсидию в 30 000 долларов для строительства первой телеграфной линии от Балтимора до Вашингтона. История получения субсидии тоже трогательна.

Когда билль о субсидии, наконец, был представлен на рассмотрение палаты представителей, депутаты отнеслись к нему как к забавной шутке
Пятидесятидвухлетний Морзе слушал с галереи для гостей плоские остроты депутатов и в отчаянии покинул зал, не дождавшись голосования. Сессия кончала свою работу на следующее утро. Даже если билль будет принят, президент Тайлер не успеет подписать его.
Морзе заплатил по счету в гостинице и купил билет на поезд до Нью-Йорка, после чего у него осталось всего тридцать семь центов. На следующее утро дочь его друга, правительственного комиссара патентов, явилась с фантастическим известием, что друзьям Смита удалось протащить билль без всяких глупых поправок, и Тайлер подписал его в полночь.
Морзе был счастлив. Он обещал девушке, что передаст первую в мире телеграмму в ее честь, и предложил ей самой придумать содержание. Девушка выбрала слова из Библии: «Чудны дела твои, господи!»

На следующий год после первой публичной демонстрации телеграфа Морзе был переизбран на пост президента Академии дизайна, вторым президентом стал Эшер Дюран.

В 1858 году от десяти европейских государств Морзе получил за своё изобретение 400 000 франков.
Морзе купил имение в Пончкифи, близ Нью-Йорка, и провёл там остаток жизни с большим семейством среди детей и внуков. В старости Морзе стал филантропом. Он опекал школы, университеты, церкви, библейские общества, миссионеров и бедных художников.

Но стоит заметить, что хоть Морзе перестал рисовать, он никогда не терял интереса к Академии, поддерживая ее и словом, и делом.

Когда в 1863 году был создан стипендиальный Фонд для сбора денег на строительство новой штаб-квартиры Академии, Морзе сделал взнос в размере 1000 долларов, а два года спустя, незадолго до открытия этого здания, он сделал подарок Академии — портрет своего учителя Вашингтона Олстона кисти Чарльза Роберта Лесли. Позже Морзе передал в библиотеку Академии свою коллекцию книг по искусству.

После смерти в 1872 году слава Морзе как изобретателя угасла, так как телеграф потеснили телефон, радио и телевидение, зато его репутация художника выросла.

Он не считал себя портретистом, но его картины, на которых изображены Лафайет и другие видные люди, знают многие американцы.
Его телеграф 1837 года хранится в Национальном музее США, а загородный дом теперь признан историческим памятником.

Вот такая занимательная история художника и изобретателя.

С уважением, Светлана Акулова.

Ключевые слова:  
Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade
 
Жми «Нравится»
и подписывайся на нас в Facebook!

Сообщение модератору

Отправьте сообщение модераторам, если считаете, что данная работа нарушает Правила Ярмарки Мастеров.

Шаг 1 из 3: Создание магазина

Откройте собственный онлайн-магазин в несколько простых шагов и зарабатывайте любимым творчеством
Как будет называться магазин?
Какой у него будет web-адрес?

Шаг 2 из 3: Регистрация

Укажите контактные данные для своего магазина. Уже есть аккаунт?
Введите email
Придумайте пароль
Укажите свой город
< Назад

Шаг 3 из 3: Проверка email

  • Магазин
  • Регистрация
  • Проверка email
Остался завершающий шаг! Мы отправили Вам письмо, перейдите по ссылке в нем, чтобы подтвердить свою почту и начать работу с магазином.
Если письмо не пришло — можем отправить еще раз