Сказка про росток винограда и природный карнавал.

Виноградный Росток рос на участке где-то в средней полосе, а точнее в Тверской области. Был он гостем из южных краев, хоть и районированный, но признаться честно, в данном месте расти ему не очень нравилось, и все казалось вокруг чужим и холодным. Ну, летом еще ничего - солнце, розы цветут, малина сочная и яркая на веточках светится, а вот осенью совсем стало грустно. Небо серое, и нет просвета, холодный дождь как зарядит с утра, так до вечера льёт без перерыва. Грустно стало ростку, и совсем хандра одолела, да еще услышал он разговор хозяина, что надо бы виноград снять со шпалеры и уложить на зиму спать под теплым настилом. 

– Спать три месяца зимы да еще часть осени! Да что же это такое?! Почему же мне так не повезло расти в такой холодной стране? – грустил Виноградный Росток. 

И вот однажды утром его заметил Кабачок, он один остался на своей грядке. Раньше он никогда не обращал внимания на Виноград, ведь у него была большая кабачковая грядка и все братья и сестры галдели и переговаривались с утра до ночи, тут не только соседа не увидишь, тут себя бы не потерять. А тут всех собрали, а кабачка оставили на семена дозревать. И вот не привыкший к одиночеству кабачок стал крутить головой и интересоваться, а что же делается вокруг и кто растет поблизости. И тут он увидел совершенно грустного, захандрившего Виноградный Росток. 

– Эй, браток, чего приуныл? – радостно приветствовал Кабачок. 

– Это вы мне? – смутился Виноградный Росток, который совсем не привык к общению и даже засмущался от неожиданности. 

– Тебе, кому же еще? – закричал Кабачок, широко улыбаясь всеми своими семенами. 

– Я не люблю осень, я не хочу спать и мне очень тоскливо в таком суровом и неприветливом месте, – честно признался Виноград. 

– Ты что не любишь осень?! – искренне изумился Кабачок и просто задохнулся от негодования. – Да осень же – это… это… Это пора Урожая! – только и смог выдавить Кабачок. 

Но, похоже, его слова не очень-то убедили Виноградный Росток. 

– Какой же это Урожай, когда все так уныло? Вон посмотри, такие гибкие полные жизни побеги огурцов все пожухли, сникли, скоро их снимут и отнесут на компостную кучу. Кусты помидоров потемнели от первых ночных заморозков, скукожились и смотрят на мир только парой оставшихся зеленых помидорок. Разве это радость? Вот помню на юге… – и росток мечтательно закрыл глаза, – большие спелые грозди винограда, и даже осенью через них просвечивает солнце, и спелые грозди, словно откликаясь солнцу, все переливаются в его лучах, просвечивая лишь точечки косточек в самой своей сердцевине. А хурма? Такая крепкая, кряжистая, а потом на ней, словно стайка птиц, загораются яркие оранжевые плоды, и она спеет до самых заморозков. А когда ударит первый морозец, она становится еще слаще и вкуснее. А айва, гранат, инжир? Ты знаешь, как нас было много, как мы были дружны и как нам было весело?! Вот там сбор урожая – это действительно праздник, а здесь просто осень, серая безрадостная и холодная. – И Виноградный Росток отвернулся в сторону, чтобы скрыть набежавшие на глаза слезинки. 

– Да ты что, браток? – искренне расстроился за Виноград Кабачок, – Не надо, не плачь! 

Но Виноградный Росток только тихо отвернулся и уставился на стену дома, по которой барабанил дождь. Кабачок был хоть и ветреный парень и зубоскал, но душа у него была нежная и добрая, как у многих простаков. 

 

Вечером у компостной кучи он устроил сбор местных овощей и фруктов. Вкратце изложив свой разговор с Виноградным Ростком, он обратился к собравшимся с вопросом: «Ну, друзья и товарищи, что мы можем предложить нашему южному гостю, чем можем его порадовать и повеселить?» 

– Ишь, какой цаца выискался, – начала дискуссию Мадам Тыква. Она как раз росла на компостной куче и сейчас восседала на ней как в президиуме. – Климат ему наш не нравится, почва, видишь ли, скудная и соседи, понимаешь, неказистые. А сам-то, сам, за целый год всего-то семь листиков и дал, я уж о гроздьях винограда и не говорю! Не нравится ему, понимаешь, наши деревья, не хороши, а сам-то, сам! 

– Тише ты, тише, раскипятилась, надулась, что, того и гляди, лопнешь, – одернул ее стручок Боба. – Что плохого, что малыш грустит о родине? Он не выбирал, где появиться и расти. Нас дичится… Так кто виноват? Мы сами-то с ним не очень и общались. Каждый был занят своими делами. Вот ты, Тыква, все старалась, росла, стремилась стать лучше, чем в прошлом году. Кабачки и огурцы в своей дружной семье как сами-то не теряются, ума не приложу? А с малышом кто общался, кто говорил, кто рассказал про климат наш и порядки? Вот и кажется ему все так грустно и безрадостно, ведь на юге тепло, там некоторые и листву не сбрасывают, а в тропиках и того чуднее – круглый год лето. А у нас, – и Боб загадочно закатил глаза, – да это же чудо как хорошо, если знать и понимать! Так что мы можем предложить нашему гостю, нет, лучше нашему новому другу? 

– Давайте устроим ему праздник, – предложили юные кочаны Цветной Капусты.  

– Да с песнями и плясками на всю ночь, – выкрикнули горячие алые стручки горького Перца. Они росли в теплице и, как никто, лучше понимали Виноград.  

– Совершенно согласен, – отозвался и Баклажан, – нам давно надо всем встретиться: и тем, кто в теплице растет, и тем, кто на грядках, – узнать друг друга, посидеть вместе, песни попеть у костра. 

– Значит, так и решим, – подытожил Боб. – Да чтоб это была не просто овощная солянка, а тематическая вечеринка, пусть каждый хорошенько подумает, придет и даст ответ на вопрос, для чего нужна нам осень. И оденется пусть в соответствии со своими выводами. 

На том и порешили. 

Следующий день проходил, казалось бы, как обычно: небо пасмурное, дождь с утра, да и в огороде все овощи были какие-то неразговорчивые и задумчивые. Виноградный Росток смотрел по сторонам и не мог понять, в чем тут дело, даже словоохотливый Кабачок уткнулся в землю и о чем-то напряженно думал и не обращал на него никакого внимания. И вот где-то часов около шести дождь вдруг прекратился, а в еще влажном воздухе засияла от края и до края неба радуга, да такая яркая! Она светилась и переливалась всеми цветами, так что даже капельки дождя на листиках Винограда засветились и засияли.  

– Какое чудо! – захлопал в ладоши Виноградный Росток. – Какая прелесть! 

И тут, словно по мановению волшебной палочки, все преобразилось, стали собираться растения, овощи да все такие забавные, чудные. Первой, отдуваясь и пыхтя, приковыляла Мадам Тыква. Она была такой круглой, такой объемной, что все невольно расступались, пропуская её, уважительно кивая головами. – В этом году вы краше прежнего, вот это объемы вам хоть на выставку! – Тыква гордо покачивала боками и от удовольствия еще больше румянилась. 

Скромно склонив красивую крону и гибко извивая тонкий ствол, пришла Рябинка. Она была так красива и изящна, что все не могли налюбоваться на это чудо природы. 

 

– Какая ты красивая! – восторженно выдохнул Виноградный Росток. Какие у тебя роскошные и красивые грозди ягод! Наверное, люди любят и ценят тебя. 

– Не только люди, да и не столько люди. Я ведь не садовое дерево, меня природа создала для всех: и для людей, и для зверушек, и для птиц. Пташек я от голода зимой спасаю. Ведь где им искать еду под снегом, а как холода ударят, мои ягоды еще вкуснее и слаще становятся. 

– А это кто семенит по дорожке, такие смешные и забавные? – спросил Виноградный Росток. 

– Да это грибы, они растут за забором вон в том пролеске, прознали про наш праздник, вот и пожаловали себя показать да на нас посмотреть. Знакомься, обитатели местных лесов, грибы съедобные, те, что всё пляшут да вертятся, веселые рыженькие Лисички, а тот солидный и важный старичок – это его величество Белый Гриб. 

Потом пришли и Патиссоны, и Репка, и Горох, всех и не перечислишь. Пожаловали и парниковые гости: Перцы Болгарские и Жгучие. Весь вечер они забавляли всех шутками да заздравными песнями. 

Росток смотрел на всех широко раскрытыми глазами и удивлялся: «Как же так случилось, что я не увидел таких хороших, добрых и замечательных друзей? Ведь все они росли рядом со мной, и я их не замечал…» 

Увидев, что Росток немного загрустил и смутился, старый Боб шепнул ему на ухо: «Ты, малец, не грусти, не кори себя. Лето у нас, сам понимаешь, короткое, иногда холодное, теплых дней по пальцам сосчитать можно, вот и стараемся, изо всех сил растем, сил набираемся. А для чего все это? Для праздника нашего. Ведь для нас это не просто осень, это природный карнавал. Все вместе мы на славу потрудились, а теперь перед долгой зимой мы устраиваем себе и всем окружающим праздник из калейдоскопа красок. Вот ты видел такое буйство красок?» 

– Нет, – признался честно Виноградный Росток. – У нас было красиво, но не так, здесь всё совсем другое, такое яркое, игривое. 

И как будто в подтверждение его слов в калитке появился Клён. Он рос за калиткой, был еще молодой и отличался легким игривым характером. Все лето он шелестел листьями, словно смеясь и играя, а сегодня вырядился в такой причудливый наряд, что все только ахнули. Клён всю ночь колдовал со своими листьями и раскрасил их во всевозможные цвета и оттенки: от желтого и до алого – так что не было и двух листочков, похожих друг на друга. 

– Ну что, дружок? – обратился он к Росточку. – Такая осень тебе больше нравится? 

– Да! – восхищенно прошептал Виноград. – А для чего вы так листья раскрасили? 

– Да так, – уклончиво ответил Клён, – готовлюсь к зиме, да и людям забава, смотри. 

И засмеявшись, клен легким движением вскинул ветку и бросил в поток ветра пригоршню листвы. Ветер обрадовался, закрутил их, завертел и стал бросать под ноги прохожим. 

– Какая красота! – закричал малыш, гулявший в переулке. – Мама, давай соберем гербарий из листьев! 

– Ну, давай, – ласково улыбнулась мама. И они стали собирать кленовые листья. 

– Видишь, – засмеялся Клён, – я усну, буду спать зимой, а люди будут смотреть на мои листья и вспоминать нашу осень, наш карнавал красок. 

И тут в вечерней тишине раздался треск и в потемневшее небо взлетели каскады семян. Это салютовал Бешеный Огурец, а рядом с ним довольный и запыхавшийся стоял Кабачок. Его размышления не прошли даром, вместе с Бешеным Огурцом и Портулаком они утроили салют. Утомленный и счастливый Виноградный Росток закрыл глазки. Хозяин заботливо снял его со шпалеры, уложил на мягкую душистую подушку из сена и накрыл укрывным материалом. 

– Спокойной ночи, Кабачок, – успел прошептать Виноградный Росток.  

– Спокойной ночи, до весны! – прокричал Кабачок и радостно замахал ему. 

Солнце село и над садом и огородом сгустились сумерки. Виноградный Росток спал спокойно и счастливо улыбался во сне, ему снились цветные сны и карнавал красок на празднике осени. – В следующем году я тоже подготовлюсь и приду на праздник во всей красе, я выращу не семь, а много-много листочков и, может быть, даже успею вырастить гроздь винограда. Вот Кабачок удивится-то. Хорошо, что у меня появилось столько друзей, как хорошо, что я расту в таком замечательном месте! 

Автор-Никулина Татьяна, то есть я осень, красота, карнавал, садовая скульптура, сказка, сказки, сказки старого города, сказки огорода, сказка про росток, природный карнавал, сказка для взрослых, сказка со смыслом, осенние краски, яркая оссень

Комментарии
Комментариев пока нет