Обновление пароля

 > Журнал > Блоги > Персональные записи > Луиза

Луиза

25.08.2009 21:18     Просмотров: 573     Комментариев: 1     

Этот рассказ победил в литературном конкурсе "Добрая Лира" и я решила выложить его здесь.

 

            Жарким и душным летом маленький пыльный городок страдал от засухи.  Однообразные пятиэтажные дома, зияющие дырами подъездов. Сломанные скамейки. Блеклая зелень…

            Оживляли эту невыразительную картину воробьи, упругими мячиками скачущие по асфальту, да черепаховая кошка, наблюдающая за ними.        

            Мелисса, так звали ее люди, девять лет жила в этом бесцветном городке. Она, вся вываленная в пыли, уже больше часа лежала на раскаленной земле, и вдруг кошка вспомнила о своих обязанностях.

            Ее дом был совсем близко – на первом этаже алая дверь с серебристыми цифрами «79». Кошка натренированным движением легко проскользнула в кошачью дверцу и оказалась в коридоре маленькой квартиры.

            Громко и резко мяукнув, Мелисса оповестила домочадцев о своем присутствии и прошла в неуютную, всю заваленную вещами комнатку. Ей навстречу выпрыгнула русская голубая кошка – Руссика. Животные обменялись дружескими обнюхиванием мордочек, и Мелисса прошла дальше. Хозяйка была поглощена поливкой цветов на подоконнике и не заметила прошмыгнувшую мимо нее кошку.

            Эта немолодая уже женщина приютила и накормила Мелиссу, не утопила ее котят. Но гордая кошка и не думала пресмыкаться перед нею. Женщина была довольно высокой, с короткими с проседью волосами цвета меди и огромными зелеными глазами, из-за чего была сама похожа на кошку.

            Своих троих новорожденных котят она разместила на нижней полке ветхого шкафа. Двухнедельные малыши давно ждали свою мать. Для Мелиссы они были самыми чудесными и прекрасными малышами. Они были пестрые и очень маленькие. Порой котята образовывали такую кучу малу, что невозможно было разобрать кто где. На этот раз Мелисса сразу же почувствовала присутствие кого–то постороннего. Рядом с ней зажглись два огромных глаза, и к ней навстречу выпрыгнул крупный котенок, скорее, двухмесячная кошечка с голубыми глазами. Ее трехцветная шерстка обещала стать красивой и пушистой.

         - Ур-р-р? – спросила Мелисса.

         Инстинкт подсказывал ей, что у нее такого крупного котенка не было. Но нос говорил обратное. Подкидыш достаточно долго находился с ее детьми, и стал пахнуть так же, как и они.

         Лизнув подкидыша в нос и взяв за шкирку, одураченная Мелисса потащила его к остальным. Котенок оказался очень ласковым и сообразительным. Как и рассчитывала хозяйка, кошечка скоро прижилась, но она полностью игнорировала приемную мать и ее детей. Через месяц  усиленного питания киска стала похожа на меховой бочонок. Кошечка-найденыш всегда играла в одиночестве, игнорируя Руссику и Мелиссу с ее котятами. Чаще всего она тихо сидела в углу, подобрав под себя лапы и хвост, и низко опустив маленькую, по сравнению с грузным телом, голову, дремала.

            Женщина при виде такой картины всегда качала головой. Она нашла котенка в помойном ведре, где лежали ее мертвые братья и сестры. Котенок отчаянно пищал, взывая о помощи. По чистой случайности кошечка-найденыш тоже была черепахового цвета. Так началась жизнь кошки Луизы.

Жизнь в квартире «79» шла своим чередом. Котенку исполнилось семь месяцев. Большие глаза стали зелеными, прибавилась резвость, и появилось желание общаться с сородичами. Кошка никогда не урчала и не нуждалась в ласке. Предательство, совершенное человеком отдалило ее от людей, и посеяло в маленьком сердечке недоверие. Несмотря на маленький возраст, кошка полностью сформировалась. У нее была небольшая голова, с чуть закругленными ушами, грузное тело, немного короткий хвост ершиком, и толстые сильные лапы.

А что бы говорили кошки, обладая речью человека?

Возможно, сидели бы где-нибудь в уголке три крошечных котенка, а перед ними породистая бирманская киска, и рассказывала бы им перед снежной холодной ночью сказки. Котята бы сонно щурились, и тихо сидели, все обратившиеся в слух.

 - В далекой-далекой стране, высоко в горах, был огромный храм со множеством золотых статуй и драгоценными камнями. Много монахов жило в нем, и поклонялось своему богу, а охраняли храм не собаки, а пушистые зеленоглазые кошки с белоснежной шерстью. У этих монахов было поверие, что если умрет уважаемый и чистый душою человек в этих стенах, то его душа переселится в кошку. Однажды страшное горе нарушило идиллию храма: до него добрались грабители, и стали разворовывать сокровища. И случайно был убит главный монах храма. в великом горе его подчиненные положили тело монаха на позолоченный жертвенник, и вдруг случилось чудо. Кот умершего – Синх, запрыгнул хозяину на грудь, и душа монаха вселилась в тело кота. И изумрудно-зеленые глаза Синха вдруг окрасились в цвет утреннего неба, а морда, уши, лапы, и хвост окрасились в золотистый цвет. Так появился первый отпрыск священной бирмы.

И подойдет какой-нибудь старый подранный кот, и протянет: «а-а, опять кошачьи сказки рассказываешь? А ведь ты сама бирма!» А котята дружно стонали, и требовали продолжения. Но «няня» уже грациозно запрыгивала на шкаф, и принималась вылизывать шерстку, и котятам бы ничего не оставалось, как ложиться спать.

Но кошки не обладали такими словами, и не имели понятия о своих предках. Но они могли подолгу сидеть без движения и сонно щуриться на потрескивающее пламя в камине какого-нибудь английского дома. Или сидеть и смотреть на ночной зимний пейзаж за окном, как падают и серебрятся в свете фонарей снежные хлопья. Кто знает – может быть, и они творят свои сказки?  

Иногда большой кошачьей семье не хватало еды. Хозяйка с тяжестью на сердце решила отдать котят в хорошие руки, и поэтому она почти ежедневно ходила на рынок. И вскоре из четверых котят остались кошка-найденыш и чахлый Барсик. Киска-подкидыш после  разлуки с остальными котятами сильно привязалась к братцу, заботилась о нем, ласково расчесывала языком его шерстку. Эту странную пару часто можно было увидеть, свернувшимися калачиками в углу.

Но однажды пришли и за ней. Когда длинная блондинка увидела толстую кошку, она возмутилась:

- Нелли, я думала, что ты мне предложишь что-нибудь покрасивее и попородистей, а не этот бочонок на сардельках.

- Ты даже не представляешь, какая она умная. Однажды, когда ей надоела моя болтовня по телефону, она подкралась и нажала на рычаг, - мешая ложечкой чай ответила хозяйка.

- Уговорила, - немного помедлив,  сказала богатая дама. – Она, надеюсь, не гадит? Надо ее назвать как-нибудь красиво: Катрин, Софья, Луиза…

Заспанную кошку наскоро затолкали в дорогую машину. Когда дверь захлопнулась, молодая киска очнулась от дремы и стала рваться наружу, истошно мяукая.

- Тихо! Учти: кошка не только домашнее животное, но и отличная шкурка.

Новая хозяйка на миг встретилась со спокойным укоряющим взглядом своей питомицы, и ей стало вдруг неловко.

- Назову я тебя Луизой. Неплохое имя, правда? – спросила она, нажимая на педаль.

-У-р-р-р?

- Луизой, глухая! Иди сюда, рассмотрю тебя получше, все равно светофора надо ждать.

Они ехали долго, казалось, душной поездке не будет конца. Луиза была в этом страшном ревущем и воняющем месте впервые, и страшно перепугалась. Она бегала по чистым сидениям, с тревогой смотрела в закрытые окна автомобиля, и громко мяукала. Но вот Натали резко затормозила, и кошка  последний момент успела вцепиться когтями в чехол, чтобы не упасть. Стена сбоку от Луизы исчезла, и руки в золотых кольцах подхватили ее и куда-то понесли.

- Владимир! Посмотри, что я тебе принесла, - позвала Натали сына.

            Выскочивший из-за угла восьмилетний курчавый малыш увидел затравленно оглядывающуюся кошку. Луиза настороженно принюхивалась, вытягивала шею и приседала на задние лапы.

            - Я не хочу кошку,- заявил мальчик.

            - Зато я хочу! - нетерпящим возражения голосом сказала мать.

            Так кошка-найденыш Луиза стала жить в новой семье. Хозяйка ласкала ее, угощала вкусненьким, но киска не была счастлива, она тосковала по родной маленькой захламленной квартире. Луиза до тех пор теребила атласную ленту на шее, пока не избавилась от нее. Она билась в оконные стекла, потому что они казались ей дорогой на улицу. Кошка очень хотела вернуться домой.

            Последней каплей кошачьего терпения стали последующие события. Скверный мальчишка, лишенный всякого чувства уважения к кошачьему племени, решил привязать к ее хвосту жестянку. Луиза ответила ему на эту вольность молниеносным ударом короткой лапки, вооруженной пятью большими рыболовными крючками. Вой оскорбленной России взорвал дорогую квартиру. Выбежавшая на крик Натали с чисто-женской ловкостью запустила в кошку книжкой. Луиза каким-то чудом увернулась от тяжелого снаряда, проскользнула в открытую женщиной дверь, и была такова.

Желанная свобода оказалась не такой, как представляла себе кошка. Неделями она голодала и не наедалась до сыта. По вечерам Луиза бродила в поисках пищи, забиралась в помойки, вынюхивая что-нибудь съедобное и зачастую не находила ничего.

            Однажды, обыскивая помойку, она наткнулась на серого очень худого кота. Луиза не собиралась уступать место, но решила вступить в переговоры.

- Ты кто?

- Серый, - немного помедлив с ответом, мяукнул незнакомец.

- Гениально! Как же еще можно назвать серого  кота? – хмыкнула кошка.

Серый обиженно зашипел, но не убежал.

- Странная ты! Домашняя, наверное?

- Уже нет. Сбежала.

- Ты долго не ела, у тебя нет прибежища, и ты не умеешь жить на улице? – махнув драным  хвостом, спросил Серый.

            Приняв молчание за знак согласия, он предложил:

- Я могу научить тебя выживать. А взамен ты мне расскажешь… каково это: жить дома у людей.

- Зачем тебе это? Ведь коты не помогают друг другу? – недоверчиво спросила Луиза.

- Я никогда не знал этого. Когда мне был месяц, меня выбросили на помойку. Я очнулся рядом с орущей сестрой, в железном баке. Нам помогла одна кошка. С тех пор я живу в подвале.

            Серый научил Луизу осторожности, ловле мышей, и, в конце концов, дикие ее признали за то, что она никого не боялась и могла постоять за себя.

            Луиза с Серым даже придумала, как не умереть с голоду и быть всегда сытой. Кошка каждый раз усаживалась на пороге лавки мясника с мертвой мышью в зубах, и хозяин приказывал подкармливать кошку-мышеловку, а она делилась едой со своим другом.

Но однажды настал момент разлуки. Серый научил ее всему, что знал сам, а Луиза рассказала коту про дома людей. Ранним утром, когда кошка еще спала под трубами в подвале, Серый покинул ее и больше не вернулся.

             Луиза полностью освоилась с дикой жизнью, но тосковала по Серому. Погода с каждым днем становилась хуже, чаще лил дождь. Иногда из окон выбрасывали вкусные объедки, и кошки в поисках съестного рыскала по газонам. Но однажды ей не повезло. На нее вылили ведро с водой. Луиза, зашипев, бросилась в подвал вылизывать мокрую шерсть. Купание в ледяной воде не прошло бесследно: вскоре кошка простыла и заболела.

            Луиза неподвижно лежала под трубами в подвале, ее шерсть свалялась и стала сальной, в животе урчало, она ощущала страшную слабость, ее мучил кашель.

            Проснувшись утром, Луиза вспомнила про рыбью голову, которую она спрятала на черный день. От еды ей стало немного лучше. Кошки знают, как надо лечиться, знала об этом и больная Луизка. Она поспешила в другой двор, где были клумбы с лекарственными растениями. Руководствуясь инстинктом, Луиза стала, есть только некоторые травы, они были горькими, но она знала, что только это поможет ей вылечиться. Каждый день кошка занималась траволечением, и, наконец, вылечилась.

            Наступил октябрь. В подвале под горячей трубой произошли важные события. Если бы сюда явился Серый, он увидел бы трех котят, свернувшихся в объятьях Луизы. Но тощий кот не приходил, и вскоре Луиза позабыла о нем. Настало и для трехцветной киски счастливое время. Кошка испытала великое материнское счастье, она с большой нежностью облизывала своих детей.

            В ее безрадостную жизнь пришло счастье, но прибавились и заботы. Теперь все силы Луизы уходили на поиски пищи, которую становилось найти все труднее, и труднее.

             Маленькие непоседы росли очень быстро. На ее глазах из слепых и беспомощных они превращались в крепких и самых красивых на свете котят. Через семь недель они начали вылезать из подвала на улицу, косолапя и путаясь в собственных лапах. У диких кошек нет привычки давать имена, но что-то заставило Луизу отступить от правил.

            Луна. Луна была рыже-белой прекрасной киской, с рыжими пятнами на спине и носу, она взяла ум матери и телосложение отца. Луна даже умела улыбаться, по-настоящему, распахивая пасть в радостном оскале. Она отличалась покладистым и тихим характером. Будучи самой маленькой в семье котенком, Луна была ее душой, Луиза – сердцем, Роман – настроением, а Рика – ногами..

            Роман. Характером этот невозмутимый, но шустрый котик пошел в Серого. Хладнокровный, дерзкий, но благородный. Котенок был очень красив. Несомненно, в будущем он станет завидным женихом. Роман жив и по сей день. Он носит кличку Ромашки, уже очень стар, и утерял былую красоту. Но характер у него не изменился: всегда спокойный и решительный, Ромашка доживает свой век.

            Рика. Забота матери! Рика всегда норовила улизнуть от Луизы. Целыми днями  она носилась по подвалу, отчего создавалось впечатление, что Рика никогда не устает. То она сидит на месте, а через мгновение может раствориться в воздухе, словно приведение. Кошечка была жизнерадостной, непредсказуемой и игривой. К сожалению, что случилось с Рикой дальше, я не знаю, и ее ветвь семейного древа от Луизы пропала вместе с ней.

Благополучно пережив зиму, кошки вступили в самую противную для них пору- весну. Пора воды и слякоти. Дети выросли, и малышами-непоседами их уже нельзя было назвать. Котята уже переросли свою мать, и вот-вот должны были покинуть Луизу.

Однажды, когда семья решила освежиться на улице и пощипать молодую проросшую травку, чтобы получить немного весенних витаминов, к ним подошла маленькая девочка. Луиза побежала прочь, думая, что котята последуют за ней, но Рика, Роман и Луна остались. Выглянув из подъезда, встревоженная мать увидела, что девочка держит на руках Луну, а та ей улыбается своей коронной улыбкой. Над ними склонились два взрослых человека, наверное, родители.

Забыв об осторожности, Луиза устремилась к дочери. Но женщина вдруг бросила перед ее носом что-то удивительно хорошо пахнущее. Кошка застыла на месте: колбаса! Не раздумывая, Луиза впилась зубами в кусок, рядом уплетали свою долю Роман Рика. Пока кошки наслаждались едой, люди унесли Луну в свой дом. Сердцем Луиза понимала, что расставание с детьми неизбежно, но первая потеря досталась ей не легко: она тосковала по своей дочери.

Не прошло и недели, как пропала и Рика. Ее исчезновение мать пережила намного легче, а вскоре забыла ее, как, впрочем, и Луну. Уж такова была память кошек.

Роман ушел от матери, когда ему исполнилось десять месяцев. Луизе повезло: судьба двух ее котят была устроена. Много кошек гибнет по вине человека, который выбрасывает своих питомцев на улицу, когда они ему надоедают. Свободные животные зачастую не знают ласки, любви, их унижают, обижают, обращаются с ними жестоко и бессердечно. Такая жизнь была у нашей героини, пока не произошел один случай, благодаря которому и была написана эта повесть.

А Луиза стала свободной от материнской заботы. Она была молода, красива и беспечна. Кошка успешно охотилась, избегала встреч с собаками и мальчишками, кидающими в нее камнями.

Однажды ночью страшный голод разбудил ее, и Луиза отправилась на охоту. Желудок недовольно урчал, невыносимо хотелось есть. И вдруг кошка услышала звук падающих предметов. Луиза принюхалась и почувствовала запах съестного. Перед ее носом лежали сочные и соблазнительные кости.

Быстро избавившись от половины неожиданного сюрприза, Луиза перетаскала остальную часть, косточку за косточкой, на свою трубу. Надо делать запасы: зима была не за горами.

Наступал 2001 год. На узких улицах выли метели, хлопья снега кружились в бесконечном бальном танце. Темную улицу освещал только слабый свет от фонарей. Снег блестел и искрился, когда попадал в полоску света от окон или фар машин.

Пестрая кошка, щурясь от колкого снега, вышла из подвала. Ветер рвал ее длинную шерсть. Луиза немного поправилась, накопила какой-никакой жирок на случай голода. Кошка осмотрелась, и ее зоркий глаз заметил что-то в сугробе снега. Она подошла к нему и сильными короткими лапами начала разгребать смерзшиеся снежинки.

Ее чуткий нос уловил запах, сомнений не было – ей повезло. Прибавив усилия, Луиза раскопала окоченевшего сизого голубя. В зимнюю пору птицы часто гибнут от холода и голода. Напрягшись, кошка вцепилась в добычу зубами и потащила в подвал.

Следующим вечером Луиза опять вышла на свежий морозный воздух. Люди радовались чему-то, маленькие человечки смеялись и повторяли: «Новый год», а большие тащили огромные колючие деревья. Это повергло в шок молодую кошку. Луиза решила понаблюдать за миром людей, уж очень он отличался от прежнего – скучного и бесцветного.

Она запрыгнула на крышу подвала и в окно увидела дерево, украшенное блестящими штуковинами и огоньками. Трое сидели за большим столом. Они с аппетитом что-то ели, о чем-то разговаривали. Луиза сердцем почувствовала, что перед ней дружная семья. Она с тоской вспоминала о своих детях, ей стало грустно и одиноко. Кошка спрыгнула с крыши и побрела к своему грязному жилищу.

Она никому не нужна,… Что ж, Луиза будет жить, пока живется. Кошка обречена на одиночество, но в этом есть своя прелесть - она свободна, спокойна и ни в ком не нуждается. С этими мыслями Луиза проскользнула под горячую трубу, и забылась в тяжелом сне. Но тревога осталась глубоко внутри нее и выжидала случая для новой атаки. Кошка почти каждый день по неизвестной причине подходила к крыше подвала и долго сидела на одном месте.

Дни проходили чередой, к Луизе стали подбираться болезни, сокращая и без того короткий кошачий век. Что-то тянуло ее к тому окну, где она видела людей за столом, полным всякой еды. В один из таких дней окно открылось, до смерти напугав кошку. Луиза, как всегда, сидела на крыше, когда в открытое окно показалось круглое бледное лицо, обрамленное светлыми кудрями. Тонкая, худая рука вдруг потянулась к опешившей кошке, девочка держала большую куриную кость с кусочками мяса. Бросив кость кошке, маленький человек быстро отдернула руку обратно. Луиза, быстро схватив добычу, пустилась наутек.

Она не позволяла себя гладить, но за едой появлялась периодически. Новое знакомство помогло пережить ей самые тяжелые зимние месяцы, но ее осторожность не позволяла подходить близко к человеку. У девочки так же не было доверия к кошке, слишком быстро и жадно она выхватывала еду из рук, показывая при этом зубы и когти. Но кошка ей понравилась. Смешная, толстая, и коротколапая с хвостом-ершиком, Луиза  вызывала восторг у девочки.

Шло время, и зиму сменило холодная весна. Не смотря на поздний апрель, еще только-только взошла трава, и прилетели галки. Однажды, девочка вышла на улицу, Луиза сидела на земле, прикрыв толстые, мощные лапы пушистым хвостом.

- Кис- кис, - позвала девочка кошку. Ее негромкий голос не внушал страха. Кошка медленно встала и осторожно сделала несколько шагов навстречу голосу. Одной рукой девочка залезла в карман и протянула кошке что-то съедобное. Давно кошка не ела с рук человека, потерянное доверие  заставляло кошку держать дистанцию. На землю посыпались кусочки кошачьего корма. Так между ними зародилось доверие - первая ступень к дружбе.

Скоро дни стали теплее, побежали ручьи. На деревьях набухли почки, наступила теплая и ласковая весна.

Девочка стала чаще выходить из дома, их дружба с кошкой крепла с каждым днем. Однажды, девочка, как всегда, открыла окно, и позвала свою любимицу, которая прибежала, услышав зов. Луиза весело бежала кошачьей припрыжкой и, запрыгнув на крышу подвала, потопала к маленькому человеку. Кошачья еда ароматным дождиком посыпалась на кошку, а тем временем девочка, забыв закрыть окно, вернулась в комнату.

Любопытство овладело Луизой, и она протиснулась между прутьями оконной решетки в виде сердец, и оказалась на подоконнике. Давно забытые запахи и вещи окружали кошку. Большую часть своей жизни Луиза прожила в подвале и успела забыть детство, проведенное в доме, но позабытые чувства вновь ее переполнили.

Но вдруг появилась девочка, в руках у нее была еда. Увидев кошку, она взмахнула рукой от испуга. Родители девочки были дома, и они были не в восторге от такой гостьи. Кошка, испугавшись, резво выбежала на улицу и от испуга не появлялась весь следующий день.

- Женя, выйди на улицу, хоть раз в неделю, - раздался женский голос.

- Что там делать? Скукотища!- послышалось в ответ из комнаты.

Судя по голосам, эти двое были в разных концах квартиры. Кошка, привычно устроившись на крыше подвала, грелась в теплых лучах весеннего солнца. Все же Женя появилась на улице, в шортах и майке на лямках. Белокурые, слегка вьющиеся волосы были распущены.

Проворными прыжками кошка спустилась с крыши подвала и устремилась к девочке. Резко и порывисто она начала тереться о ноги девочки, да так, что чуть не уронила Женю. Протянув руку, чтобы погладить кошку, девочка остановилась, что-то привлекло ее внимание. Это были два дерущихся воробья. Маленькие птицы громко чирикали, и кувыркались по газонной траве. Устав ждать, когда ее погладят, кошка оттолкнулась всеми четырьмя лапами, подпрыгнула и сама потерлась о протянутую руку.

- Как же мне назвать тебя, - подлиза ты моя. Лизой, вот как! - Кошка опять потерлась о ногу Жени. – Нет, как-то скучно. Луизой будет лучше. Ты у меня такая забавная, что хоть что-то очаровательного в тебе обязательно должно быть! - Так кошка снова стала Луизой.

Шли дни, и настала скучная, но дивная пора - осень. Высокие клены приобрели сочный желто-золотистый цвет, и медленно, но торжественно, теряли свою великолепную листву. Все реже и реже неразлучные подружки - девочка и кошка играли. За лето они очень привязались друг к другу, но теперь Жене надо было ходить в школу.

- Луиза, кто самая лучшая кошка, угадай?

- Я самая, я!

- Кто самый толстенький?

- Ну, извини, это, наверно, ты.

- Ах ты, мымра моя!

Эта беседа была для них привычна. Часами сидели они на деревянной лавке у подъезда, и научились понимать друг друга без слов.

Кошка из озлобленного бездомного животного превратилась в красивую ласковую и довольно упитанную особу. Куда бы не шла девочка, за ней обязательно шел меховой бочонок с лапами-сардельками и хвостом-ершиком, вихляя при ходьбе бедрами, а прохожие и очевидцы смеялись, и шутили.

Луиза любила потереться о ноги девочки, выказывая свою признательность. На ночь кошка устраивалась спать на крыше, возле окна своей подружки. Она не любила ночь, потому что, опять наступало одиночество.

План проникновения в дом кошка вынашивала давно. И в одну темную, безветренную ночь, она решила сделать попытку.

Случайный прохожий, шедший по асфальтной дорожке, заметил кошку. Трехцветный меховой бочонок выскользнул мимолетным ведением из подвала, приведением запрыгнул на крышу подвала, и прокрался к окну с решеткой в виде сердец. Полная луна хорошо освещала улицу. Поняв, что человек не собирается на нее нападать, и уходит восвояси, Луиза, поднявшись на задние лапы, зацепилась передними за прутья, подтянулась и стала карабкаться по решетке.

Очутившись наверху, Луиза протиснулась сквозь решетку, и открыла окно сильным толчком бока о стекло. Форточка, лишь прикрытая, чтобы в комнату не залетели комары, легко поддалась, и бесшумно открылась.

- Вот это да!- подумала она. Просторная комната была обставлена красивой мебелью. Рядом с окном, на кровати, Луиза увидела девочку, закутанную в одеяло. Тихо спрыгнув с окна, кошка оказалась внизу, на шершавом коричневом паласе.

- «Сейчас запрыгну к ней на кровать и мяукну. Вот она обрадуется!» - так она и сделала.

Тем временем девочка ощутила тяжесть на груди. Открыв глаза, от испуга, Женя села в кровати. Сердце у нее бешено колотилось, перед носом девочки сияли два зеленых огромных глаза. Дрожащая рука девочки, нащупав выключатель, нажала кнопку.

- Луиза, ты что ли?- просипел сонный голос. Кошка с довольным видом сидела на одеяле, ожидая похвал и чего-нибудь вкусненького. Встав с постели, Женя сгребла кошку в охапку и быстро выставила за окно. Через минуту в окно протянулась рука и на кошку посыпались кусочки кошачьего корма.

Луизка крайне обрадовалась протянутой руке с кормом, но все же очень удивилась, что ее выставили на улицу.

         - Ну, теперь я знаю, как прийти к тебе, - урчала кошка, разгрызая сухой корм, - завтра еще увидимся.

            На следующее утро Женя была в смятении: как Луизка могла проникнуть в дом? Весь день она думала о том, как такая толстушка, как Луизка смогла  бесшумно просочиться в ее комнату.

            Вечером кошка таким же способом проникла в дом. В комнате никого не было, но из-за двери раздавались голоса. Любопытство взяло верх, и кошка решила посмотреть, что же находится за нею.

   Тем временем, семья смотрела телевизор и  не подозревала о проникновении в дом. Первым кошку заметил отец. Поднялся такой шум, что Луиза бросилась бежать обратно в комнату и забилась  под кровать. Следом забежала девочка и стала искать кошку.

Благополучно достав ее из-под кровати, Женя выпустила Луизу через дверь, но никакой еды ей в этот раз не перепало.

А девочка опять раздумывала над действиями кошки, так хитро проникающей в квартиру.

«Луиза, смотри, какой красавец - кот!» – Женя гуляла на улице, кошка, как всегда, рядом.

Черно-белый кот вылез из подвала и разгрызал брошенную девочкой куриную кость. Еще несколько кошек, когда-то домашних, а теперь брошенных на улицу, сидели неподалеку. Женя всегда выносила еду и делила между всеми поровну. Кошки ей доверяли, но в одно сентябрьское утро Женя вышла на улицу с разноцветными ленточками в руках и вдруг стала гоняться за ними.  Безуспешные попытки  поймать своих любимцев так ни к чему и не привели, а время шло. «Можно в школу опоздать», - подумала девочка. Достав из портфеля свой завтрак,  она стала звать кошек, приманивая их колбасой.

- Кис-кис! Ну, идите сюда, кошарики! – ее протянутая рука дрожала. Дело в том, что прошлым вечером Женя узнала об отстреле  бездомных животных и решила спасти своих любимцев, привязав им на шеи ленты вместо ошейников. Когда кошки доели Женин завтрак, они обнаружили, что девочка уже ушла, а на них надеты повязки. По возвращении из школы девочка с облегчением отметила, что все ее питомцы на месте и при галстуках. Страшная пора миновала.

            В одну холодную, сентябрьскую ночь, кошка, как всегда, стала забираться по решетке к чуть прикрытой форточке, которая никогда не закрывалась. Женя постоянно  кормила голодных животных. Странный звук разбудил спящую. Девочка медленно встала, перед лицом возник силуэт кошки, застывшей в испуге, от чего ее выпуклые глаза стали еще больше.

            - Ах ты, разбойница! Узнала я, как ты ко мне пробираешься, - ворчливо говорила девочка, забираясь на подоконник.

            За цветочным горшком, она нашла горсть кошачьего корма. – Все, больше не залезешь, сказала она.

            Кошка, съев весь корм, подождала добавки, затем, спрыгнув с крыши, растворилась в свинцово-сером хмуром утре.

            После того, как девочка  стала закрывать окно, Луиза ни разу не смогла, пробрался в дом. Ее темный возмущенный силуэт каждую ночь появлялся на окошке.

Но и Женя редко спокойно спала по ночам. Шумная, толстая кошка будила ее каждую ночь, но их дружба от этого не пострадала, а стала еще крепче. Разбуженная шумом, девочка вставала и подходила к окну.

 - Луиза, ну не ходи ты сюда каждую ночь, ты же знаешь, что никогда не будешь домашней, - грустно говорила она, а Луиза, завидев ее, оживлялась, и тоскливо мяукала.

Каждый день можно было увидеть кошку, сидящую на крыше в выжидающей позе. Ее огромные зеленые глаза были прикрыты в сладкой дреме.

            Наступил октябрь. Снег на улице долго не лежал. После снегопада он всегда таял. Белый пушистый снежок превращался в месиво грязи. Снег чередовался с дожем, на улице стало холодно и неуютно. Понятно, что выбираться из теплого дома и идти в школу, для учеников было мало приятно. В субботу Женя решила отоспаться после учебной недели, но кошка испортила ее планы.

            Была темная, дождливая ночь. Он лил отвесной стеной, из-за чего звук получался мягкий, шуршащий. Сверкали молнии, на короткий миг освещая пустую улицу. Девочка проснулась от хорошо знакомого звука. Она настолько привыкла к похождениям кошки, что встала, с закрытыми глазами побрела к окну, вытащила припрятанный кошачий корм и высыпала в открытую форточку.

            Звук грома и стук капель дождя заставил проснуться девочку. Спохватившись, Женя начала искать теплые и сухие тряпки, чтобы отогреть Луизу – та совсем промокла, по шерсти струйками сбегала вода.

            Наконец она нашла что-то шерстяное и принялась вытирать кошку.

          - Бедненькая, замерзла? – спросила кошку девочка, нежно вытирая теплой материей Луизу, затем наложила ей очередную порцию кошачьего корма.

         «Интересно, догадается она оставить меня в доме или нет» - думала продрогшая кошка.

         - Прости, кисуля, если тебя здесь увидят, нам с тобой не поздоровится. У меня уже есть домашний кот. Нам с тобой сильно не поздоровится, если мама увидит.

            Силуэт человека пропал в темноте, и Луизе пришлось спать между окном и решеткой, куда не попадал дождь, укутавшись в тряпку. Ее лохматая фигура темнела на фоне стены дождя и освещалась только от горящих фар проезжающих мимо машин и молний.

            - Эй, соня, проснись! – девочка стучала в окно, пытаясь разбудить кошку. Та все еще спала, закутавшись и спрятав от холода нос. Кошка сладко зевнула, обнажив желтые, острые клыки, и, потянувшись, встала. Ее шерсть высохла.

            Девочка открыла окно и, погладив Луизу, положила ей несколько вкусных куриных косточек с остатками мяса.

            Закрыв форточку, девочка, как всегда скрылась за занавеской. Землю покрывал рыхлый слой свежего снега. Он  падал весь день, большими пушистыми хлопьями и вызывал у детворы бурный восторг.

            Кошка, свернувшись клубочком, лежала на крышке канализационного люка. От него шло тепло, и Луиза грелась. Ей было холодно и одиноко. В такие дни бездомные животные стараются спрятаться в теплые, укромные места в подвалах, где сухо и тепло.

            Кошка явно ждала чего-то. Вдруг хлопнула форточка, и знакомый голос позвал ее, Луиза, сорвавшись с места, побежала.

            - Иди сюда, радость моя! – звала кошку девочку.

            Кошка прыгнула, но лапы соскользнули с обледеневшей крыши. Луиза рухнула спиной в мягкий, пушистый снег. Она лежала на спине, сложив лапки, и испуганными глазами пару секунд смотрела вверх, еще не понимая, что же произошло?

            Голос звал. Кошка встала и, тряхнув шкурой, отряхнулась от снега. Кошка прыгнула еще раз. Лапы заскользили, и кошка, как на коньках, проехала всю крышу, остановившись лишь у самой стены. Вскоре она уже жевала свою ежедневную порцию, пытаясь не думать о позорном падении. Старость дала первый признак. Скоро кошка уже не сможет так ловко прыгать.

            Незаметно пролетел октябрь. Снег лег на землю плотным слоем и уже не таял.

Девочка вышла из подъезда и быстрым шагом направилась куда-то. Кошка, увидев ее, быстро поспешила за своей кормилицей.

-Луизочка, извини, киса. Я тебе ничего не принесла, в изостудию опаздываю, - виноватым голосом проговорила Женя. Кошка, не останавливаясь, бежала за ней.

-Кисуля, давай назад, иди во двор, хотя…

Женя остановилась и принялась что-то искать в карманах.

- Нашла! Луиза, булочку будешь? – и сунула под нос кошке кусочек ванильной слойки. Кошка неуверенно взяла хлеб из рук девочки  и, положив его на снег, начала медленно и неуверенно есть.

Евгения оглянулась. Пейзаж был скучен и однообразен, девочка уже хотела отвернуться, но кое-кто привлек ее внимание.

Возле бака с отходами сидела небольшая, ухоженная на вид, сиамская кошечка. Девочка отломила кусочек булки и протянула его киске. Сиамка открыла свои огромные, поразительной голубизны глаза, и вопросительно мяукнула.

-Будешь хлеб, красавица? – присев на корточки девочка покормила новую кошку.

- Ну что, Луиза, кажется, у нас появился новый питомец. Смотри за ней в мое отсутствие, оставляю тебя за старшую! – девочка повернулась и торопливо зашагала по дороге. Луиза смотрела ей вслед, пока хрупкая фигурка не скрылась за голыми кустами. Затем толстая трехцветная кошка встала и вперевалочку пошла в свое жилище. За ней робко и неуверенно шла молодая и красивая  сиамка.

Луиза, проснувшись однажды поздним утром, вышла на улицу. Снежная пурга набирала силу и бушевала, завывала, закручивала сугробы снега в замысловатом танце. Кошке очень хотелось есть. Она побрела к подъезду, проваливаясь в глубокий снег по живот, и тут услышала чье-то мурлыканье. Это была ее новая сиамская подружка, которая никак не хотела отставать.

Несмотря на глубокий снег, Луиза легко запрыгнула на крышу и направилась к окну. За решеткой лежала еда. Следом за старой кошкой на крышу запрыгнула сиамка. Они быстро съели все, что приготовила им девочка, и сели рядышком, облизываясь и умываясь. Кошки ощущали приятную тяжесть в животах, их стало клонить ко сну.

- Как же мне тебя назвать? – наблюдая за своими питомцами, размышляла Женя и задержала свой взгляд на новенькой.  Очень красивая, почти котенок, сиамка вылизывала свою гладкую кремовую шерсть. И за что же ее могли выгнать хозяева! Женя вспомнила свою недавнюю встречу с этой кошкой. Та сидела замерзшая, с растерянным видом брошенного животного, которое не знает, что делать и куда идти. Взгляд испуганный, сонный, совсем не свойственный сиамской кошке.

- Соня! Ну конечно, Соня, Соник или Соната! Так я тебя и назову. – Еще немного понаблюдав за кошками, девочка скрылась за занавесками.

На следующее утро девочка вышла на улицу, держа в руках пакет, полной еды для кошек. На знакомый голос сбежались все дворовые «Мурки» и «Барсики». Среди кошачьей массы Женя увидела своих любимиц, Луизу и Соню.

Высыпав на снег еду для кошек, девочка отошла немного в сторону. Кошки подбирали еду с земли, те, кто посмелей, ловили еду на лету и сразу же убегали с добычей в укромный уголок. Наевшись, они разбредались по своим убежищам.

 Луиза, облизываясь, повернулась к сиамской подружке. Матерая старая кошка уже привыкла к новенькой и начала давать ей уроки выживания на улице. Через месяц из молодой неопытной кошки получилась первоклассная охотница на воробьев и синиц.

            Не все в жизни кошек было гладко, было время, когда они ссорились, дрались и избегали друг друга.

Соня заметно подросла, но до габаритов Луизы ей было еще далеко. А силы и возможности Луизы, наоборот, таяли. Она почти не запрыгивала на крышу, все чаще ждала девочку возле подъезда. Кошка старела. Ее шерсть потускнела, где-то пробились седые волоски, а клыки пожелтели и притупились.

Пожалуй, единственное, что не изменилось, так это аппетит, и прогулки. Стоило кошке услышать заветное «кис-кис», как она неслась, весело и все еще шустро перепрыгивая невысокую траву и ограды газонов. В каком месте она старая, когда дело касается еды?

Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade
 

Сообщение модератору

Отправьте сообщение модераторам, если считаете, что данная работа нарушает Правила Ярмарки Мастеров.

Шаг 1 из 3: Создание магазина

Откройте собственный онлайн-магазин в несколько простых шагов и зарабатывайте любимым творчеством
Как будет называться магазин?
Какой у него будет web-адрес?

Шаг 2 из 3: Регистрация

Укажите контактные данные для своего магазина. Уже есть аккаунт?
Введите email
Придумайте пароль
Укажите свой город
< Назад

Шаг 3 из 3: Проверка email

  • Магазин
  • Регистрация
  • Проверка email
Остался завершающий шаг! Мы отправили Вам письмо, перейдите по ссылке в нем, чтобы подтвердить свою почту и начать работу с магазином.
Если письмо не пришло — можем отправить еще раз